Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Ложь на линии фронта: на чем построена система обвинений против Москвы
2018-08-07 16:00:59">
2018-08-07 16:00:59
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Создание fake news и их публикация в авторитетных изданиях являются частью действующей в международных судах системы по выдвижению официальных обвинений против конкретной страны. Об этом «Известиям» заявил адвокат британской коллегии адвокатов Brick Court Chambers Майкл Суэйнстон, представляющий интересы РФ в Европейском суде по правам человека в деле «Грузия против России (II)» и разбирательствах, инициированных Украиной. За время работы в ЕСПЧ адвокат подготовил специальный 160-страничный доклад, в котором собрал доказательства того, как сфабрикованные сюжеты, не подкрепленные ничем заявления и смонтированные фотографии позднее преподносятся как «факты», на основе которых в конечном итоге выстраиваются обвинения в адрес Москвы.

В своем докладе Майкл Суэйнстон приводит серию доказательств того, что создание fake news и их многократная публикация с привлечением международных организаций — это стратегия, направленная на выстраивание и поддержку антироссийского вектора. В эту схему сегодня вовлечены соцсети, крупные СМИ, авторитетные международные структуры и т.д.

Фото: Global Look Press/Bruno Amaral

Когда Майкл Суэйнстон начинал отстаивать интересы России в связи с жалобой Грузии, его заинтересовали неточности и очевидные противоречия, на которые грузинские власти периода войны августа 2008 года, которой сегодня исполняется 10 лет, закрывали глаза, делая громкие заявления. Работая по делу, британский адвокат нашел несоответствия и в описании некоторых инцидентов, произошедших во время внутриукраинского конфликта в Донбассе, — позднее они легли в основу различных обвинений в адрес России в Международном суде ООН и Европейском суде по правам человека в Страсбурге.

— Тенденция использования фейковых новостей и сфальсифицированных доказательств представляет собой серьезную угрозу международной системе права, миру и безопасности. Мы должны скептически относиться к содержанию сомнительных видео или картинок из интернета и не принимать их как данность. Одна картинка может заменить тысячу слов, но все слова в этом случае могут оказаться ложью, — пояснил «Известиям» Майкл Суэйнстон.

В качестве примера, наглядно демонстрирующего, как ничем не подкрепленные слова трансформируются в «факт», в докладе приводится сделанное в августе 2008 года заявление Тбилиси о том, что Россия якобы использовала кассетные боеприпасы, обстреливая грузинские села. Оно было основано на сообщении одного из источников грузинской стороны — некоммерческой организации Human Rights Watch (HRW). За несколько дней до этого именно HRW, ссылаясь на некие «доказательства», говорила о применении кассетных боеприпасов российской авиацией.

В итоге старший военный аналитик HRW Марк Гарласко (который, как оказалось, многие годы служил в военной разведке США) заявил: «Множество людей погибли из-за применения Россией кассетных боеприпасов в Грузии, несмотря на то что Москва отрицает применение этого варварского оружия». Таким образом голословное обвинение в адрес Москвы после многократной публикации и «легализации» его через HRW приобрело форму вполне конкретного обвинения. Учитывая, что все стороны, кроме России, были с ним согласны, каких-то дополнительных доказательств данное утверждение вроде как и не потребовало. Кроме того, в HRW ссылались и на слова жителей грузинских сел, с которыми они якобы беседовали.

К слову, громкие заявления о кассетной бомбардировке были «подкреплены» фотографией, в итоге удаленной с сайта HRW. Внимательно изучив этот снимок, представляющие РФ юристы совместно с российскими экспертами пришли к выводу, что на снимке изображена ракета, а не бомба, как «установила» HRW. Кроме того, если какая-то из сторон и применяла подобные боеприпасы, то стоит напомнить, что ранее Грузия закупала у Израиля кассетные боевые элементы М85, которые и были найдены в Броцлети, Дици, Квемо-Хвити, Мегврекиси, Пхвениси, Шиндиси, Тирдзниси, Земо-Хвити и Земо-Никози.

Фото: Global Look Press/Nicolas Maeterlinck

31 августа 2008 года в письме к HRW минобороны Грузии признало, что использовало кассетные боеприпасы против российской военной техники. А первый замминистра обороны страны Бату Кутелия в интервью даже заверил, что благодаря их применению удалось «задержать российское наступление на несколько дней». На деле выходит, что грузинские села были атакованы грузинскими же кассетными боеприпасами, а Тбилиси выдвинул ложные обвинения при помощи информации от HRW. Тем не менее даже после этого никто не удосужился хотя бы на словах выразить недовольство в адрес Тбилиси. Чего не скажешь о потоке обвинений в адрес Москвы.

Еще одним «доказательством» использования Россией кассетных боеприпасов стала фотография с фрагментом ракеты на диване в жилом доме в Гори. В документах голландской следственной миссии этот снимок фигурировал как полученный от организации HALO Trust. Однако позднее выяснилось, что он был сделан фотографом ВМС США Джимом Хофтом в ходе визита миссии Госдепа США в Грузию. Подпись к этому фото на сайте ВМС США гласит: «Практически целая российская ракета в спальне одного из домов Гори».

Однако в докладе британского адвоката поясняется: хвостовая часть ракеты весит несколько сотен килограммов и падает со скоростью, превышающей скорость пули.

«Она не могла упасть в комнату на верхнем этаже в одном месте и аккуратно приземлиться в другом углу комнаты. Двигаясь вертикально, она проломила бы целое здание», — утверждает Майкл Суэйнстон в своем исследовании.

Таким образом, и в этом случае явно прослеживается попытка «притянуть доказательства», причем с единственной целью — создать «нужный» образ России в конфликте августа 2008 года.

В «грузинской» части доклада приводятся и другие примеры несоответствия заявлений официальных властей и фактов, тиражирования их в СМИ и распространения фейков в интернете. При этом сомнительные утверждения, неоднократно опубликованные в различных, в том числе довольно авторитетных, медиа, в итоге были представлены суду как общеизвестные факты.

Фотография с фрагментом ракеты на диване в жилом доме в Гори

Фото: U.S. Navy/Lt. Jim Hoeft/navy.mil

Аналогичная тактика используется и в информационной войне, которую Украина развязала против России. Большинство обвинений в адрес Москвы Киев выстраивает на «фактах» из соцсетей, обработанных фотографиях и лжесвидетельствах. Например, при поддержке различных международных организаций украинские власти на протяжении уже нескольких лет пытаются доказать факт поставки Россией установки «Град» ополченцам Донбасса. При этом почему-то исключается, что в распоряжении ополчения могли оказаться украинские установки «Град», оставленные на базах украинских же вооруженных сил на востоке страны. Обвинение выстраивается на фотографии грузового автомобиля, промаркированного затертыми, но якобы российскими опознавательными знаками. Однако видно, что на двух фотографиях одна и та же машина окрашена по-разному, что ощутимо ослабляет «доказательную базу».

То же касается и попыток доказать так называемое участие российских военных без опознавательных знаков в конфликте в Донбассе. Причем некоторые из «подтверждений» основываются на данных из социальных сетей. Так, американский исследовательский центр The Atlantic Council опубликовал фотографию из «Одноклассников» с колонной российских военных и техники, где на одной из боевых машин красуется ее номер. Спустя год небезызвестный сайт Bellingcat разместил у себя этот же снимок, но номер на нем таинственным образом исчез. В первом случае налицо была попытка доказать участие российских войск во внутриукраинском конфликте в Донбассе, а во втором — их же присутствие, но без опознавательных знаков. В своем докладе Майкл Суэйнстон подчеркнул, что подобные изменения доказывают: фотографии из интернета являются ненадежными источниками.

В национальных законодательствах большинства государств существуют специальные нормы, предусматривающие ответственность за фальсификацию доказательств и попытки выдать ложную информацию за факты, напомнил в беседе с «Известиями» политолог, эксперт Российского института стратегических исследований Аждар Куртов. Однако в международных организациях, в частности в ЕСПЧ, нет механизма расследования подобных манипуляций. Поэтому даже в случае обнаружения фальсификации никаких последствий для провинившейся стороны не будет — кроме, вероятно, проигранного дела, пояснил политолог. По его мнению, подобные подмены фактов фейками угрожают эффективности системы международного правосудия.

Дорожный знак в поселке Луганское Донецкой области

Фото: РИА Новости/Сергей Аверин

В конце доклада британский юрист делает заключение, что «пропаганда и доказательства — это разные вещи». Кроме того, юристы и судьи не должны допускать использование пропаганды в качестве доказательств, считает он. Международное правосудие может эффективно разрешать споры лишь при соблюдении гарантий объективности и прозрачности в вопросах установления фактов, уверен британский адвокат. В противном случае теряется доверие к выводам судов, что создает угрозу для всей системы международного права. Ключ к решению этого вопроса — в руках самих судей.