Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Говоря о 10-й встрече по Сирии в Сочи, стоит отметить, что она имеет особое значение. Потому что военные действия в республике близятся к окончанию. Сирийская армия с помощью российских специалистов заканчивает операцию на юге. Договоренности политического характера достигнуты с Иорданией и Израилем. И хотя остается анклав с террористами в Идлибе, в целом ситуация в САР продвигается в сторону прекращения военных действий.

Когда-то считалось, что в астанинском процессе должны принимать участие представители военных группировок, выступающих с оружием в руках против сирийской армии, и различных политических сил, оппозиционных сирийскому правительству, разбросанных по всему земному шару. Сегодня эта ситуация изменилась. Отсутствие военных группировок — уже разгромленных или тех, что влились в ряды сирийской армии и находятся под командованием сирийских вооруженных сил, — полностью трансформирует конфигурацию переговоров.

Коренным образом меняет ее и тот факт, что американцы официально отстранились от участия в астанинском процессе. Прежде Россия и США в Женеве выступали коспонсорами мирного урегулирования ситуации на территории Сирии. А сейчас после самоустранения американцев намечается перспектива, когда все процессы после окончания военных действий будут решаться в Астане. Думается, что в этой обстановке женевский трек уже становится второстепенным, а то и вовсе невостребованным.

Отныне очевидно, что проблемы Сирии обсуждаются на базе позиций трех государств. Это Иран, участвующий в событиях на стороне сирийского правительства, Турция, выступающая против официального Дамаска, и Россия, которая поддерживает в военном, политическом и дипломатическом плане Сирию как государство — член ООН.

Как видно, здесь не всё просто. Турция взяла на себя обязательства по прекращению военных действий на севере Сирии. Сегодня эта зона деэскалации остается единственным анклавом, где сосредоточены террористические группировки, перекочевавшие в Идлиб со всей республики. Как решать эту проблему — военным путем или за счет неких политических шагов — сложный вопрос. Пока у Турции есть заметное стремление не позволить сирийской армии военным путем освободить город Идлиб и его окрестности. Более того, она пригрозила прекратить участие в астанинском процессе, если сирийская армия начнет наступление.

На днях даже появилась информация, что более 10 тыс. боевиков заявили о готовности покинуть Идлиб и перейти на территорию Турции, сдав предварительно все позиции и оружие. На мой взгляд, это первый сигнал о том, как может и как должна решаться проблема северной территории Сирии.

В дальнейшем сочинский формат приобретет еще более важное значение, поскольку впереди много проблем, связанных с послевоенным обустройством республики.

Один из важнейших моментов в этом вопросе — проблема курдов, на которых США опирались в обширном районе на восточном берегу реки Евфрат с нефтяными месторождениями. Американцы их, по сути, сдали. Первым признаком этого стали переговоры части руководства курдского «Демократического союза» во главе с Салехом Муслимом с властями в Дамаске. Диалог был не просто начат — курдская сторона заявила о принципиальной готовности передать контролируемые ими районы восточного побережья Евфрата сирийским властям и вывести все свои вооруженные формирования.

При этом неизбежно возникнет вопрос о выработке взаимопонимания с Турцией, у которой есть жесткий настрой на то, чтобы не допустить никаких — ни федеративных, ни автономных — образований курдов на территории Сирии. Не исключено, что в Сочи велись предварительные обсуждения и будущего устройства страны с учетом роли курдского фактора.

Внимания в перспективе потребует также обеспечение прав и судьба вооруженных группировок, которые переходят на сторону сирийской армии, но главными, разумеется, будут вопросы гуманитарной помощи Сирии. Консолидированная позиция Запада — отказ от участия в гуманитарной помощи САР. Мотивируется это тем, что гуманитарную помощь можно будет оказать только в случае ухода со своего поста Башара Асада. Что, естественно, не представляется сегодня возможным.

И вот тут Москва может сыграть весьма значимую роль. Не так давно глава МИД Сергей Лавров и начальник Генштаба Валерий Герасимов объехали страны Ближнего Востока, а затем отправились в Западную Европу, Францию и Германию. И главным результатом этих поездок стало согласие Франции предоставить гуманитарную помощь жителям Восточной Гуты. Она направила огромный пакет медпомощи в Сирию самолетом, предоставленным Россией. Не исключено, что дальнейшая работа представителей Москвы с западными странами позволит и другие государства убедить в необходимости отделять их отношение к руководству республики от гуманитарной проблемы сирийского народа. 

Автор — востоковед, советник посольства СССР в США в 1990–1992 годах, руководитель группы по Ближнему и Среднему Востоку

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир