Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Признаки неравенства
2018-07-20 19:12:02">
2018-07-20 19:12:02
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Раннее утро, зал заседаний кнессета полон. Лица депутатов усталые: дебаты шли весь предыдущий вечер — до поздней ночи, стороны не стеснялись в выражениях. Обсуждались и ставились на голосование последние поправки (всего за время рассмотрения проекта их было внесено более 800), когда стало очевидно, что переломить ситуацию не удастся, оппозиция до последнего пыталась смягчить основные положения закона.

Само голосование проходит быстро. 62 голоса за, 55 против, двое воздержались. С этой минуты Израиль официально становится еврейским государством: в статье 1, пункте С нового закона записано, что «право осуществлять национальное самоопределение в государстве Израиль имеет исключительно еврейский народ».

«Это исторический момент в истории сионистского движения и государства Израиль, — объявляет премьер Биньямин Нетаньяху. — Израиль — национальное государство еврейского народа, которое уважает личные права всех своих граждан — единственное на всем Ближнем Востоке. Я повторяю: это наше государство. Еврейское государство. В последнее время появились люди, которые пытаются дестабилизировать эту ситуацию и тем самым дестабилизировать основы нашего существования и наших прав. Так что сегодня мы выбили этот закон в камне. Это наша страна. Это наш язык. Это наш гимн и наш флаг. Да здравствует государство Израиль!».

Во время речи Нетаньяху кто-то в зале размахивает черным флагом. Это Айман Уда — глава «Общего списка», в который входят арабские партии. После принятия законопроекта арабские депутаты кнессета демонстративно разрывают текст принятого закона, их выводят из зала. Арабы кричат Нетаньяху: «Вы приняли закон об апартеиде! Это расистский закон!» Ахмад Тиби, один из арабских депутатов, громко спрашивает премьера: «Почему вы так боитесь арабского языка?» Тот парирует: «Как вы смеете задавать вопросы в таком тоне, когда речь идет о единственной демократии на Ближнем Востоке?»

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху

Фото: Global Look Press/Ron Sachs

«Это закон, сеющий зло, — объявляет Одех в кулуарах. — Закон, над которым реет черный флаг. Сегодня мне придется сказать своим детям и детям, живущим в палестинских арабских городах, что государство объявило нам, что не хочет нас видеть и признавать. Оно приняло закон о еврейском превосходстве и объявило, что мы всегда будем гражданами второго класса».

Как бы то ни было, бой, который дала правящей партии оппозиция — израильские левые и арабы, — проигран. Ни демонстрации в Тель-Авиве, ни предупреждения президента Ривлина не помогли.

На двух стульях

«Это очень важный закон, который позволит гарантировать основы нашего существования — тот факт, что Израиль является государством еврейского народа», — так заявил несколько дней назад премьер-министр Биньямин Нетаньяху. Именно его партия «Ликуд» вместе с партнерами по коалиции — ультраправыми ортодоксами, — добилась наконец принятия нового акта, который правые безуспешно пытались протолкнуть в парламенте с 2011 года. Вполне понятный шаг, учитывая намерение укрепить свои позиции в преддверии выборов в кнессет, которые запланированы на 2019 год.

Сами правые не видят в законе ничего экстраординарного: по их мнению, он лишь закрепляет на законодательном уровне и без того существовавшие практики, к тому же следует примеру многих европейских конституций, в которых декларируется существование государствообразующей нации. Левые и арабы утверждают, что новый базовый закон (один из тех, что заменяют в Израиле конституцию) превращает страну в фашистское государство.

Иерусалим — евреи молятся у Стены Плача

Фото: Global Look Press/Gil Cohen Magen

Еще при создании Израиля было провозглашено два основных его принципа: он, по замыслу основателей, должен был быть еврейским и одновременно демократическим, где существует «полное гражданское и политическое равноправие всех граждан без различия религии, расы или пола, обеспечивается свобода вероисповедания, совести, выбора языка, образования и культуры». Если бы Израиль создавали среди безжизненной пустыни, проблемы бы не возникло; но он был сформирован на землях, заселенных арабами, друзами и бедуинами, и согласование двух этих принципов оказалось нелегким делом.

Изначально новый законопроект был направлен на то, чтобы решить эту проблему. Изначально, к примеру, в нем содержалось положение, обязывающее членов Верховного суда в случаях, когда сталкиваются два принципа, признавать приоритет еврейского характера государства над демократическим. В результате долгих дискуссий этот пункт был снят, но многие другие остались.

Языковой вопрос

До последних событий арабский язык — родной для примерно пятой части граждан Израиля — являлся вторым государственным: на него переводятся все распоряжения властей, дорожные знаки, надписи на этикетках, в еврейских школах существуют классы арабского, куда родители могут по желанию отдать детей.

В новом законе, согласно статье 4, пункту А, единственным государственным языком провозглашается иврит. В пункте В указано, что арабский получает «особый статус», и его дальнейшее использование будет регулироваться отдельным законом. И хотя пункт С утверждает, что никакого ущерба его нынешнему статусу нанесено не будет, многие арабы в это не верят.

           

Фото: Global Look Press/Winfried Rothermel

Отныне, как записано в п. 1С нового закона, «право П. 3 провозглашает столицей «единый и неделимый Иерусалим». П. 4А провозглашает единственным государственным языком иврит; согласно п.4В, арабский получает «специальный статус», и его использование в государственных институтах будет регулироваться отдельным законом, при этом в п. 4С утверждается, что никакого ущерба статусу арабского языка нанесено не будет. «Вопреки дезинформации и фейковым новостям, которые постоянно возникают, когда речь заходит об этом законе, он не наносит никакого вреда культуре меньшинств, живущих в Израиле, — утверждает один из разработчиков документа депутат Ави Дихтер. — Он также не запрещает им праздновать их праздники и отдыхать в выходные и, разумеется, никак не ущемляет использование арабского языка, который остается родным для полутора миллионов израильских граждан».

Этим красивым словам, однако, многие арабы не верят. Но проблема не только в языке.

Евреям можно

Седьмая статья нового закона гласит: «Государство рассматривает развитие еврейских поселений как национальную ценность и будет действовать, чтобы поощрять и способствовать их основанию и консолидации».

Еврейское поселение в Хевроне

Фото: Global Look Press/Winfried Rothermel

Вокруг этого пункта велись, пожалуй, самые яростные баталии. В изначальном варианте он звучал иначе, разрешая создание обособленных поселений общинам по этническому или религиозному признаку. То есть, попросту говоря, и арабам, и евреям разрешалось замыкаться в своих поселениях, отсеивая нежелательных чужаков. Критики проекта усмотрели в этом прямой путь к сегрегации и расколу государства на две общины.

Итоговый вариант, впрочем, получился, с точки зрения критиков, ничуть не лучше: по сути, теперь создавать такие общины можно только евреям, а арабам запрещено. Более того, государство Израиль отныне на законодательном уровне закрепило поддержку еврейских поселений на арабских территориях Западного берега реки Иордан — тех самых, которые являются одной из главных проблем для израильско-арабского урегулирования.

Ортодоксы, интифада, Трамп

Основной вопрос — что будет дальше.

Прежде всего принятие закона — серьезный шаг в сторону отхода от провозглашенных в декларации об образовании Израиля светских принципов, на которых планировалось создать гражданскую нацию. В процессе обсуждения проекта оппозиции удалось убрать из текста упоминание об иудейской религиозной традиции как об источнике права. Но и без того официальное введение иудейского религиозного календаря наравне с григорианским, обязательство поддерживать религиозное наследие среди еврейской диаспоры во всем мире, декларирование шаббата и иудейских праздников в качестве государственных в Израиле, по сути, ведут к тому, что между понятиями «еврей» и «иудей» всё чаще будет ставиться знак равенства — серьезный удар по позициям израильских левых, которые последовательно выступают за светский характер государства Израиль.

             

Фото: Global Look Press/Ronen Tivony

Кроме того, закон уже вызвал жесткую критику за рубежом. Американский еврейский комитет выразил «глубокое разочарование», так как новый закон противоречит идее основателей Израиля создать еврейское и демократическое государство. Еще одна произраильская американская организация, J Street, расценила закон как «сигнал арабской общине, местным ЛГБТ и остальным меньшинствам о том, что они никогда не станут равноправными гражданами», и заявила, что он «ослабляет израильские демократические принципы». Беспокойство выразил и Евросоюз: Федерика Могерини объявила, что положения закона противоречат идее арабо-израильского урегулирования на основе принципа двух государств.

И, наконец, новый закон неминуемо приведет к радикализации арабов, которые открыто именуют его расистским и колониальным и обвиняют израильское руководство в намерении начать этнические чистки. Можно быть уверенным: поддержка ХАМАС и других антиизраильских организаций, включая террористические, резко вырастет. С учетом и без того неспокойного положения в секторе Газа это может привести к очередному всплеску насилия на границе, а в худшем случае — к новой интифаде.

Израильское руководство уверено, что со всеми проблемами оно справится. Сейчас оно чувствует себя достаточно уверенно – прежде всего потому, что чувствует за собой поддержку Дональда Трампа. Проблема в том, что Трамп не вечен, и не факт, что его преемник будет столь же безоглядно ставить на Израиль в решении ближневосточных проблем.