Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Скорбный путь

Около 100 тыс. человек прошли крестным ходом в Екатеринбурге в память о трагических событиях 1918 года
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В крестном ходе, проведенном в день столетия убийства Николая II и его семьи, приняли участие более 100 тыс. человек. Это в полтора раза больше, чем в прошлом году. Они прошли 21 км — от Храма-Памятника на Крови, построенного на месте дома Ипатьева, где в ночь с 16 на 17 июля 1918 года были убиты последний российский император Николай II и его близкие, до Ганиной Ямы. В память об этих преступлениях в Свердловской области проходят «Царские дни». Ключевые мероприятия возглавил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Сто тысяч паломников через сто лет

К Божественной литургии у Храма-Памятника на Крови в центре Екатеринбурга собрались тысячи людей. Большинство из них готовились отстоять службу, а потом пройти 21 км до Ганиной Ямы — урочища, где в заброшенной шахте попытались уничтожить останки убитых. Решимость людей поддерживало желание увидеть патриарха, следовать за ним. Участники крестного хода пытались пристроиться в головную часть колонны, а многие екатеринбуржцы ждали Святейшего на тротуарах, пытались увидеть его из окон домов. 

Начавшийся в полтретьего ночи крестный ход завершился около семи утра в монастыре святых царственных страстотерпцев в Ганиной Яме.

— С радостным чувством прошел я этим скорбным путем вместе со всеми вами в день, когда мы вспоминаем и празднуем трагическое событие — празднуем, потому что через это событие царская семья и была причислена к лику святых. И верим, что сегодня она, семья царственных страстотерпцев, вместе с нами в этой молитве и в этом шествии, — обратился патриарх Кирилл к верующим. 

По свидетельству наместника монастыря святых царственных страстотерпцев, епископа Нижнетагильского и Невьянского Евгения, в крестном ходе приняли участие около 100 тыс. человек. Это на 40 тыс. больше, чем в прошлом году.

«Крестные ходы спасают Россию»

В «Царские дни» Екатеринбург стал центром туризма и паломничества. Люди ехали, летели, шли пешком в город из разных концов страны и из-за рубежа, чтобы принять участие в светских и религиозных мероприятиях, посвященных памяти Николая II и его семьи.

Для паломников неподалеку от Храма-Памятника на Крови был организован палаточный лагерь. Там они могли отдохнуть, поесть и оставить на хранение вещи. За несколько дней через него прошли как минимум 3 тыс. человек. 

Молодая женщина Ксения (большинство паломников предпочитали называть только имя) рассказала, что приехала с маленькими дочками на поезде из города Тараза (в Казахстане). В Екатеринбурге к ним присоединился отец семейства, Михаил. Он проделал путь из Тараза на велосипеде. Семья совершает паломничество впервые. 

— Это больше 3 тыс. км. Но если человек паломничает с молитвой, с верой в Бога, расстояние роли не играет, — объяснил Михаил. — В день я проезжал 250–300 км. Специально не тренировался. Просто подошел к иконам Иисуса Христа и Божией Матери, попросил благословения, прикрепил на велосипед иконку царственных мучеников и поехал. И чувствовал себя очень хорошо — ни ноги не болели, ни что-либо другое. Господь послал мне крепость.

Москвичка-пенсионерка Любовь рассказала, что царственные страстотерпцы для нее прежде всего — пример мужества и верности долгу.

— Царь знал, на что шел, но прошел этот путь до конца. Мы часто беспокоимся о сиюминутном, телесном. Он сделал выбор в пользу духовного начала, — считает женщина.

60-летняя Галина Быкова из города Сарапула (Удмуртия) отправляется в крестный ход в Екатеринбурге почти каждый год.

— В конце пути бывает тяжеловато. Но всё равно иду. Я очень почитаю царскую семью за ее великий подвиг. Когда молюсь на Ганиной Яме, вся душа плачет. Страстотерпец царь Николай — это мой святой. В тяжелые времена своей жизни даже ночью я к нему обращаюсь. И я чувствую помощь, — поделилась паломница.

— Крестные ходы спасают Россию, — вторит ей 65-летняя спутница Любовь Таркина. — Надо ходить. Хоть ползком, но дойти. Тогда на душе становится легче.

Большому крестному ходу предшествовал малый — по центру Екатерибурга. Маршрут повторил путь царской семьи от железнодорожной станции Шарташ до дома Ипатьева. В малый крестный ход отправились 3,5 тыс. человек — преимущественно местные жители. Несмотря на жаркий, безоблачный день многие пришли с маленькими детьми.

Жительница Екатеринбурга Юлия Буданцева привела на крестный ход еще и внука.

— Мы родились в Советском Союзе, советские православные. И нам трудно разобраться во всех доводах и аргументах. Но нельзя оставаться равнодушными к таким событиям. Нужно хотя бы выразить скорбь о них. Признать, что было совершено преступление. Почувствовать единение друг с другом, — уверена она.

«Россия во всем ее многообразии»

Сегодня в крестных ходах участвуют люди разных поколений и профессий, пояснил «Известиям» протоиерей Максим Миняйло, настоятель Храма-Памятника на Крови.

— Это вся Россия во всем ее многообразии — и в географическом, и в социальном смысле: ученые, музыканты, спортсмены, — рассказал он. — Много семей с детьми. Здесь и ревнители Церкви, и только стремящиеся к ней. И в этом тоже значение крестного хода — он увлекает за собой. Для многих он становится традицией, духовной необходимостью. Год складывается от крестного хода до крестного хода.

Программа пребывания патриарха в Екатеринбурге включала также проведение Священного синода, освящение храмов в Алапаевске. Святейший привез с собой из Москвы, из Марфо-Мариинской обители, ковчег с частицей мощей княгини Елизаветы Федоровны. Сестра императрицы и другие члены рода Романовых приняли мученическую смерть в Алапаевске, в ночь на 18 июля 1918 года, через сутки после расправы в доме Ипатьева. Они были живыми сброшены в одну из шахт. 

— Мы верим в дальнейшее возрождение народа нашего, Церкви нашей, — заявил патриарх Кирилл, обращаясь к верующим у шахты в Алапаевске. — В укрепление духовной жизни людей, без которых не может быть полноты человеческой жизни и не может быть настоящего человеческого счастья. Исполненные этой надежды, будем с удвоенными силами служить достижению той цели, которая сегодня стоит перед нашей Церковью, ибо мы наследники святых новомучеников и исповедников Церкви русской. Они со своих Голгоф вручили нам духовный мандат заботься о народе нашем, о его спасении, о его духовной жизни. 

Император Николай II, императрица Александра Федоровна, их дети царевич Алексей, великие княжны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия были канонизированы Русской православной церковью как святые царственные страстотерпцы, а сестра императрицы великая княгиня Елизавета Федоровна — как святая преподобномученица.

 

Прямой эфир