Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Экономическая комедия
2018-07-06 18:24:23">
2018-07-06 18:24:23
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В экономике нынче разбираются все: достаточно зайти в любую социальную сеть, чтобы в этом убедиться. Но для чтения серьезных и скучных трудов необходимо иметь хотя бы базовые знания. Которые, как ни странно, можно почерпнуть в арабских сказках и романах Золя. Литературный критик Константин Мильчин представляет книгу недели — специально для портала iz.ru.

Елена Чиркова

От золотого тельца до «Золотого теленка». Что мы знаем о литературе из экономики и об экономике из литературы

М.: CORPUS, 2018

«Тысяча и одна ночь» — это настоящий экономический трактат о хозяйственной жизни арабского мира в эпоху раннего средневековья. Да нет, даже больше — статистический справочник. Откуда и куда плавали арабские купцы, чем торговали и с кем торговали, сколько что стоило, какова была прибыльность торговли. Не будем голословны, разберем пример самого успешного арабского предприятия тех лет. Итак, стартовый капитал Синдбада-морехода составлял 3 тыс. дирхемов, или 300 динаров. Благодаря «Тысяче и одной ночи» мы хорошо знаем, что на это можно купить «трех плохоньких рабынь».

Но рентабельность торговли такова, что, вернувшись в Багдад из первой «ходки», Синдбад покупает себе «слуг, прислужников, невольников, рабынь и рабов», накупает «домов, земель и поместий», сорит деньгами направо и налево — «развлекается наслаждениями и радостями, и прекрасной едой, и дорогими напитками». Арабский мир процветает, арабские купцы торгуют на пространстве от Атлантики до Тихого океана.

Но внимательный наблюдатель обнаружит и другое. «Чем заняты герои «Тысячи и одной ночи», кто они по должности или профессии? Полно эмиров, халифов, царей и визирей, их слуг, еврейских менял, арабских и персидских купцов — каждый немного купец. Тучи невольников и невольниц. Есть врачи, портные, цирюльники и один уборщик на скотобойне — эти, выражаясь современным языком, заняты в секторе услуг, а услуги не являются предметом экспорта-импорта. Если встречается ювелир, то это хозяин ювелирной лавки». И почти никто не занимается производством.

В мире «Тысячи и одной ночи» всё производство сосредоточено в Византии, Индии и Китае, арабы лишь торгуют, они монополизировали торговлю в Евразии. А как только ее перехватили европейцы, арабский мир стал беднеть. «Тысяча и одна ночь» предсказывают грядущий кризис, а что случилось потом, дает нам понять цитата из «Путешествия в Арзрум» нашего Александра Сергеевича Пушкина, который рассуждает о том, что нет выражения бессмысленнее, чем «азиатская роскошь». «Эта поговорка, вероятно, родилась во время крестовых походов, когда бедные рыцари, оставив голые стены и дубовые стулья своих замков, увидели в первый раз красные диваны, пестрые ковры и кинжалы с цветными камушками на рукояти. Ныне можно сказать: «азиатская бедность», «азиатское свинство» и проч., но роскошь есть, конечно, принадлежность Европы».

                   

Фото: Игроки в шахматы/Фредерик Артур Бриджмен

Так, стоп. Это всё серьезно? Можно ли из литературы, из вымысла или даже из субъективных путевых заметок сделать серьезные выводы о состоянии экономики или хозяйственной деятельности? И да, и нет. С одной стороны, перед нами книга, написанная доцентом Высшей школы экономики, то есть всё вполне серьезно. С другой, это, конечно, некоторая игра.

Автор знает, чем кончилась та или иная эпоха для экономики, и может найти в литературе цитаты, которые можно считать объяснением или даже предсказанием. Что нам говорит великая русская литература о масштабах коррупции русского чиновничества в XIX веке и что говорит английская о долге, кредите, деньгах в рост, как Золя предостерегает нас против биржевых пузырей и как Ремарк объясняет нам феномен гиперинфляции.

По сути, это книга о том, как правильно читать литературу, если вы хотите извлечь из нее информацию об экономике. Вот, скажем, в «Дон Кихоте» есть строчки: «Крестьяне забросили плуги, оделись в шелка, их прежде мозолистые руки стали мягкими». Чиркова объясняет — это ресурсное проклятие. Испанцы захватили территории в Америке, стали ввозить оттуда золото и серебро. И перестали производить что-либо сами: «пять шестых всего объема грузов, отправлявшихся из Испании, — это товары иностранного происхождения. Почти весь золотой запас тратился на покупку во Франции предметов роскоши. Франция как их производитель поднимается именно за счет испанского спроса». Испания в итоге стала европейским экономическим аутсайдером.

Ну что ж, можно нас поздравить. В России научились писать свои книги в жанре «Фрикономики». Про серьезную экономику весело и на понятных примерах. Сервантес и Ремарк объяснят всё.

 

Загрузка...