Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Спорт
Мэр Парижа предложила россиянам выступить на ОИ-2024 в команде беженцев
Мир
Самолет МЧС РФ со спасателями и медиками прибыл в Турцию
Мир
Небензя рассказал в ООН о применении Киевом химоружия
Спорт
Дзюба подписал контракт с московским «Локомотивом»
Мир
В ООН заявили о вреде санкций для гуманитарной работы в Сирии после землетрясения
Политика
Путин продлил срок госслужбы заместителям главы МИД России Богданову и Грушко
Мир
Путин заявил об отсутствии улучшений в Афганистане после бегства американцев
Мир
WSJ узнала об обсуждении в Лондоне возможности передачи Киеву истребителей
Общество
Умер актер из фильма «Завтра была война» Сергей Столяров
Мир
Посол России покинул Эстонию
Мир
Россия закрыла въезд в страну для 77 американцев
Общество
Поисково-спасательные работы на месте взрыва в Тульской области завершены

Мозгов: «Играть — единственное, что мне нужно»

Центровой «Бруклина» — о своем будущем в NBA, правильном образе жизни, феноменальном сезоне Алексея Шведа и смене поколений в сборной России
0
Фото: ТАСС/Julie Jacobson
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Единственный представитель России в NBA Тимофей Мозгов отлично провел  Евробаскет-2017, а затем и предсезонку в составе «Бруклина». 31-летний баскетболист был одним из лучших игроков в составе своей новой команды и начал сезон в качестве основного центрового «Нетс». В 13 первых играх россиянин выходил в стартовой пятерке, а команда показывала достаточно хорошие результаты (семь побед). Но буквально за несколько недель ситуация резко изменилась: Тимофей Мозгов практически перестал получать игровое время, а его конкуренты выглядели откровенно слабо на фоне лучших пятых номеров Лиги. В итоге «Бруклин» занял лишь 12-е место в Восточной конференции, потеряв все шансы на место в плей-офф задолго до окончания регулярки.

В своем первом интервью после окончания сезона самый высокооплачиваемый российский спортсмен (официальная зарплата Тимофея Мозгова составляет $16 млн в год) рассказал «Известиям» о причинах слабого выступления «Бруклина», шансах Алексея Шведа вернуться в NBA, своей любимой музыке и перспективах сборной России после ухода нынешнего поколения игроков.

— Что сломалось в ваших отношениях с тренером «Бруклина» Кенни Эткинсоном?  

— У меня ничего не сломалось. Что повлияло на его решение — для меня остается загадкой. Не вижу ни одной причины, по которой я потерял место в стартовой пятерке, а затем и практически перестал играть. Но это решение главного тренера. Именно он в первую очередь несет ответственность за результат. 

— Вы пытались обсудить с ним эту ситуацию, выяснить причины?

— Попытался с ним поговорить, но вытянуть что-то вразумительное у меня не получилось. Увы.

— Для вас это стало ударом? 

— У меня в этом плане не самая идеальная карьера. Я уже оказывался в подобной ситуации, поэтому знаю, что делать и как себя вести. К тому же, не стоит никогда забывать, что ты профессиональный спортсмен. Неважно, играю я 48 минут или не играю вовсе — надо всегда быть в оптимальной форме, чтобы в любой момент быть готовым помочь команде.  

— Что-то позитивное было в этом сезоне? Может быть, какой-то отдельно взятый матч? 

— Нет. Но даже не самый неприятный опыт в любом случае полезен. 

— Пост ассистента генерального менеджера «Бруклина» занимает экс-игрок ЦСКА Траджан Лэнгдон. Общались с ним в ходе сезона?

— Траджан работал в «Кливленде», поэтому мы были знакомы. В «Бруклине» мы немного общались, когда он приходил после тренировок. Пару раз сходили поужинать. Но не могу сказать, что мы близкие друзья. 

— Пытались узнать у него причины, по которым вы не выходите на паркет?

— Он не обладает такой информацией. 

— А пробовали поговорить с генеральным менеджером команды Шоном Марксом, или он недоступен для игроков?

— Шон вполне доступен. Но ситуация сложилась таким образом, что разговорами уже сложно было что-то исправить. У главного тренера и руководства должна быть общая позиция по таким вещам. Поэтому мои жалобы только бы усугубили ситуацию.

— Получается, вы сейчас в подвешенном состоянии?

— Нет, я спокоен. Правда. Решение остается за «Бруклином». Как они решат, так и будет. Было бы хорошо, если бы обстоятельства сложились таким образом, чтобы я мог играть. В «Бруклине» или в другой команде NBA. Это единственное, что мне нужно. 

— У вас не было мыслей вернуться в Европу, получить статус основного центрового команды уровня Евролиги и вновь наслаждаться баскетболом?

— Нет, таких мыслей не было. 

— Как вы думаете, с чем связаны неудачи «Бруклина» последних лет?

— Ничего не стану говорить про предыдущие сезоны. Меня не было в команде, поэтому рассуждать на такие темы как минимум некорректно. Что касается этого года, то говорить о том, что у нас была молодая команда — в корне неверно. Многим ребятам по 30, 27, 25 лет... На мой взгляд, с 23 лет игрока уже можно считать зрелым, он должен показывать результат, и с него должны спрашивать по полной. Поэтому дело не в возрасте игроков, а в отсутствии опыта игры на таком уровне. Примерно 60–70% наших поражений мы потерпели с разницей меньше, чем в четыре очка. Мы много ошибались в концовках — как в защите, так и нападении. Кроме того, у команды молодой тренер, которому надо еще многому научиться: делать правильные замены в концовке, грамотно распоряжаться тайм-аутами. Думаю, совокупность двух этих факторов привела к такому результату. 

— В NBA наступила развязка сезона. У «Кливленда» есть шанс еще побороться «Голден Стэйт» в финальной серии?  

— Уверен, что да. Помню, что в сезоне-2015/16, когда мы проигрывали 1:3 «Голден Стэйт», все тоже говорили, что мы обречены. Но тогда «Кливленду» удалось изменить ход серии, выиграть три матча подряд и стать чемпионами. Баскетбол — это такой вид спорта, где нельзя быть в чем-то уверенным до тех пор,  пока не прозвучала финальная сирена заключительного матча. Тем более когда мы говорим про «Кливленд», где собрано очень много баскетболистов высокого класса и «король баскетбола» Леброн Джеймс. 

— Как считаете, он проводит лучший сезон в своей карьере?

— Я уже говорил, что для меня Леброн — самый великий баскетболист за всё время существования NBA. А проводит он лучший сезон или такой у него только впереди — загадка. Он один из немногих игроков, кто стал великим еще в ходе карьеры. Обычно баскетболисты получают такой статус примерно через пять лет после ухода из большого спорта. Представьте, что будет, когда Леброн закончит с баскетболом и все начнут анализировать его феноменальную статистику.

— В эти дни в Москве проходит «Финал четырех» Единой лиги ВТБ. Верите в успех своей бывшей команды — подмосковных «Химок»? 

— Прогнозировать ничего не буду, но если у ребят будет шанс, то они им воспользуются. Алексей Швед находится в феноменальной форме и остановить его будет нелегко. 

— Его показатели вас впечатляют?

— Бесспорно. После такого сезона Леху обязательно должны вновь пригласить в NBA. Уверен, он воспользуется новой возможностью и проявит себя очень ярко. За три последних года он серьезно прибавил во многих компонентах игры.

— Вас и Алексея Шведа вызвали в сборную для подготовки к матчам с Бельгией и Францией в квалификации чемпионата мира. В какой форме вы подойдете к этим играм?  

— Я в хорошей форме, несмотря на то что уже давно не играл. В последние годы я много времени уделяю своему телу: веду правильный образ жизни, очень много тренируюсь, правильно готовлюсь к матчам, ответственно подхожу к питанию.

— Забыли про существование фастфуда? 

— Уже давно. Более того, я забыл о существовании газировки, хлеба и сладостей. Последний раз съел пирожное примерно месяц назад. 

— Не обидно, что не получается приехать в сборную в ходе сезона?

— Нет, ведь у меня просто нет такой возможности. Вообще система, когда сборная играет отборочные игры в ноябре и феврале, не кажется мне оптимальной. Тренеры не могут привлечь в национальную команду всех сильнейших. Не только баскетболистов, выступающих в NBA, но и игроков из клубов Евролиги. В итоге многим сборным приходится выставлять полурезервные составы. 

— Это происходит из-за конфликта ФИБА и Евролиги.

— Не знаю, в чем суть этого конфликта. Ясно лишь, что ребята не могут договориться между собой, пойти на какие-то компромиссы. А от этого страдает баскетбол, ведь качество игры оставляет желать лучшего. Но другого выхода у нас нет — будем играть так, как составлен календарь ФИБА.

— В продолжении темы сборной. Президент «Автодора» Владимир Родионов заявил, что российский баскетбол находится на пороге катастрофы. По его мнению, у нас большие проблемы с подготовкой резерва и через 3–4 года в национальной команде произойдет болезненная смена поколений, которая приведет к очень печальным результатам. Согласны с ним?

— Я не хочу быть так критичен, но я на его стороне. В последние годы я не вижу молодых талантов в сборной. Пожалуй, только Миша Кулагин. Но при всей любви к нему у него чувствуется нехватка опыта. Кого еще можно выделить из молодых? Честно, я даже больше не могу никого вспомнить. 

— В последние годы к команде присоединились Андрей Зубков, Станислав Ильницкий, Владислав Трушкин...

— Это хорошие, системные игроки. Но нам не хватает таких ребят, как Леха Швед. Людей, способных делать игру, вести за собой партнеров. В команду приходили новые ребята, играли один год и исчезали. И это показатель. Понятно, что кто-то придет нам на смену. Это естественный процесс. Но какого уровня будут эти игроки, на какой результат они могут рассчитывать? Честно, у меня есть сомнения насчет будущего национальной команды.

Возможно, я слишком пессимистичен. У меня есть товарищ, мнение которого я уважаю. Он говорит, что всё не так плохо и скоро в сборной появятся молодые ребята, которые смогут повторить наши достижения. Буду только рад, если он окажется прав. 

— Вы довольны своей карьерой в сборной? 

— Начнем с того, что я еще не закончил. Пока у меня есть силы и здоровье, буду приезжать в сборную. Если говорить про мое выступление, то я всегда играл от сердца. Надеюсь, за мою игру никому не было не стыдно. Мы выигрывали, проигрывали, но всегда боролись до конца.

— Какие мероприятия вы намерены посетить за время пребывания в России?  

— С 9 по 11 июня в Перми и с 11 по 13 в Тюмени мы проведем мой традиционный турнир ТМ20 CUP. Также второй год подряд я буду наставником чемпионата по стритболу. В нем примут участие более 12 тыс. команд со всей России. Конечно, из-за такого большого масштаба поддерживать участников удается в основном на расстоянии, но все-таки у меня получится лично пообщаться с ребятами 7 июля в Краснодаре и 22 июля в Москве, где пройдет Суперфинал. Радует, что стритбол получил серьезную поддержку и стал активно развиваться в России.

— Вы уже восьмой год организовываете в России мини-турниры для детей. Не было желания открыть собственную академию баскетбола?

— Мне это интересно. Но пока я не готов к этому. Если открывать академию, то надо жить этим делом. Сделать всё красиво и качественно. Этому проекту надо уделять очень много времени, принимать непосредственное участие во всех процессах. А дать академии свое имя и участвовать в ее жизни только номинально — не мой путь. К тому же это большая финансовая нагрузка. Не знаю, смог бы я даже при своем контракте это потянуть. Ведь надо не просто снять зал в школе, а сделать современную базу. А для этого нужно искать инвестора, а это, сами понимаете, дело не нескольких дней и даже не месяцев. Поэтому пока я сосредоточен на своей профессиональной карьере и не хочу распыляться.

— Вы допускаете, что после завершения карьеры останетесь в США?

— Тяжело сказать. Моему ребенку шесть лет, он говорит по-английски, совсем скоро пойдет в американскую школу. Поэтому решение будет приниматься на семейном совете. И в первую очередь мы будем учитывать мнение ребенка. К тому времени он уже сможет сделать сознательный выбор. Но в любом случае, на какой бы стране мы ни остановились, я буду много времени проводить в России. Я очень люблю свою страну и не готов просто взять и отказаться от нее.

— Прошлым летом вы говорили, что вам не очень комфортно в Нью-Йорке. За год ситуация изменилась?

— Скажем так: мне не очень комфортно в большим городах, а Нью-Йорк — один из главных мегаполисов мира. Хотя Лос-Анджелес тоже большой город, но там я чувствовал себя прекрасно. 

— За время жизни в США вы не пристрастились к американскому рэпу, который  наверняка слушают все ваши партнеры по команде?

— Мои партнеры и правда почти поголовно слушают американский рэп, но это не моя музыка. Конечно, могу послушать какие-то композиции Dr Dre или 2pac, но от «новой школы» мне становится плохо. В буквальном смысле. Drake? Я не отношу его к «новой школе», у него довольно интересные тексты.

— А какую музыку слушает Тимофей Мозгов?

— Я предпочитаю разную музыку. Например, сейчас в моем плейлисте Алла Пугачева, R-Kelly, Feduk, L'One, «Трава», «Кинопробы», Eurythmics, ДДТ, Лев Лещенко...  

— Лев Валерьянович в вашем плей-листе, потому что он большой любитель баскетбола?

— Нет, конечно. Он потрясающий исполнитель, его альбомы никогда не потеряют актуальность. 

— Также хотелось спросить вас про индивидуальные награды сезона в NBA. Кому бы вы отдали титул MVP?

— Если говорить только про регулярный сезон, выберу Джеймса Хардена. 

— Кто лучший новичок сезона?

— Не буду оригинальным — Донован Митчел из «Юты».

— Самый прогрессирующий игрок?

— Спенсер Динуидди (разыгрывающий «Бруклина». — «Известия»). Он здорово прибавил.

— Лучший тренер? 

— Затрудняюсь ответить. Для меня лучший тренер всех времен и народов — наставник «Сан-Антонио» Грегг Попович. 

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter

 

Читайте также
Реклама
Прямой эфир