Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ушла из жизни Кира Муратова. Безусловно, это фундаментальная потеря для отечественного кинематографа. Когда уходят такие люди, то особенно отчетливо понимаешь проблемы авторского кино — как остро мы нуждаемся в нем, как его не хватает сегодня.

Сейчас у нас в стране (и не только у нас — это общая тенденция) взращивается продюсерское кино, когда автор-режиссер находится в подчиненном положении. А когда-то снималось кино режиссерское. И кинематограф Киры Муратовой был именно такой.

Я считаю настоящими шедеврами многие ее фильмы. «Короткие встречи» с Владимиром Высоцким — снят в 1967 году, но до широкого зрителя дошел только в 1987-м. «Долгие проводы» — до сих пор помню закрытый просмотр на Одесской киностудии в 1971 году, когда уже было известно, что начальство картину не приняло. Она также вышла на экраны в 1987-м. Тогда же в перестроечные времена большим событием стала ее замечательная работа «Астенический синдром» (1989).

Пользовалось (пользуется) ли это кино массовой популярностью? Нет. Есть традиционное деление фильмов на кино авторское и кино массовое, оно же кассовое. Кира Муратова не снимала кино для кассы. Однако нужно понимать, что авторские поиски в кино сродни теоретическим разработкам в фундаментальных науках. Открытия теоретиков, их идеи, находки впоследствии массово используются в прикладных науках или в производстве. В кинематографе происходит ровно то же самое.

Всегда есть впереди идущие, которые разрабатывают, видят и говорят о том, что потом другие режиссеры, работающие, так сказать, для публики, для кассовых сборов, будут только повторять. Это уже произошло с кинематографом Киры Муратовой. Я вижу в современном кино множество подделок под нее. Это даже не примеры влияния — просто использование. Берется и «пережевывается» открытое ею. Это характерно для кинематографа из Восточной Европы в целом, а для нашего и подавно.

Чтобы объяснить, в чем именно состоит феномен Киры Муратовой, необходим отдельный обстоятельный разговор. В двух словах это рассказать невозможно. Можно много говорить о ее абсолютно авангардной драматургии, о ее манере режиссуры, о том, как она удивительно работала с актерами — так, что в итоге они гениально существуют на экране. Это можно разбирать долго.

Если кратко — как настоящий художник Кира Муратова в своих фильмах говорила о вещах, которые все вроде бы видят и чувствуют. Но в отличие от остальных она делала это глубоко и точно, с ракурса, с которым к этим вещам до нее не подходил никто. И соответственно никто не сможет сделать что-то подобное после.

В минуты таких потерь, как эта, особенно остро понимаешь, что, если в нашем кинематографе не будет поддержан автор, не будет поддержано именно режиссерское кино с его поисками и открытиями, естественный процесс неизбежно прервется и кино как искусство просто перестанет существовать.

Светлая память выдающемуся художнику и нашему коллеге.

Автор — режиссер, народный артист России

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир