Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Наши клиенты любят требовать большего»
2018-06-01 15:59:38">
2018-06-01 15:59:38
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Москве состоялась российская премьера Cullinan, первой полноприводной модели легендарной британской марки Rolls-Royce. После мероприятия с корреспондентом портала iz.ru встретился Джулиан Дженкинс, региональный директор Rolls-Royce Motor Cars, ответственный за рынки Западной и Южной Европы, Великобритании, России и Центральной Азии.

— Как, по вашему впечатлению, восприняла Cullinan московская публика?

— Россия всегда была важным рынком для Rolls-Royce, и с премьерой своего первого полноприводного автомобиля мы связываем большие ожидания. На вашем рынке очень успешен Phantom, как и другие модели — Wraith и Dawn. Версии Black Badge также очень заинтересовали российских клиентов, особенно более молодых. Так что я думаю, что Cullinan еще больше расширит наши возможности на российском рынке, особенно в Москве и в Санкт-Петербурге. Хотя тот факт, что теперь мы предлагаем практичный полноприводный Rolls-Royce привлечет внимание и в тех регионах, где до того мы не особенно присутствовали.

— Чем еще выделяется Cullinan, кроме привода на все колеса? Ведь вы вышли на рынок люксовых внедорожников последними — после Bentley, Lamborghini и других...

— Первое — и самое очевидное — это Rolls-Royce! Уже это делает его особенным. Мы наблюдали за рынком SUV несколько лет — и вы совершенно правы, тем же занимались и другие автопроизводители. Но мы не спешили бросаться в этот рынок сломя голову. Мы хотели сделать это солидно и представить продукт, который будет безупречен. Совсем недавно мы выпустили новый Phantom VIII, который, безусловно, стал высшим достижением бренда. В основу модели положена «архитектура роскоши» (Architecture Of Luxury), новое шасси, позволяющее нам создавать еще более совершенные новые модели. На этой архитектуре основан и Cullinan — и это важный для нас момент. И, разумеется, наш знаменитый двигатель V12 6,75 литра — теперь обновленный и битурбированный — идеально подходит для полноприводного автомобиля. Собственно, получив в свое распоряжение все эти инновации, мы могли уверенно сказать: «пришло время для Cullinan».

Джулиан Дженкинс

Фото: Rolls-Royce Motor Cars

— Вскоре после мировой премьеры Cullinan в начале мая в Сети можно было увидеть любительские рисунки пока несуществующих версий Cullinan с открытым верхом, в иных вариантах кузова — насколько вероятно появление подобных модификаций?

— Не в ближайшем будущем. Конечно, такие художники-энтузиасты в известном смысле стараются вдохновить на новые, более смелые шаги, но мы и так развиваемся очень быстро. Новый Phantom, версии Black Badge и Cullinan как логичное завершение. Так что пока он останется таким, как есть. Но, разумеется, как и все остальные Rolls-Royce, он будет собираться под конкретные запросы конкретных клиентов — а количество опций bespoke у нас практически неограниченно. Мы видим уникальные опции, которые заказывают для Phantom, для других моделей, и нет никаких оснований полагать, что их не будут заказывать для Cullinan. На самом деле уже первые же клиенты высказали интересные пожелания — некоторые из них будут доступны уже сейчас, некоторые пока изучаются инженерами и появятся в будущем.

— Есть ли какие-нибудь шокирующие, выходящие за рамки пожелания?

— Не могу сказать, что что-то шокирует, но, да — наши клиенты любят требовать большего. В том, что касается отделки, дополнительных функций. Хотя мы иногда сами опережаем желания. Возьмем, к примеру, съемные развлекательные модули в багажнике Cullinan. Это может быть, например, выдвигающаяся из багажника платформа с раскладными сиденьями. Тут уж очередь клиентов думать, зачем это: для стрельбы? Для наблюдения за скаковыми лошадями? За спортивными соревнованиями? Но мы, в свою очередь, в рамках программы bespoke можем идеально подогнать эту уникальную опцию под конкретные запросы, конкретный стиль жизни. Как раз сейчас, когда мы начали демонстрировать Cullinan, клиенты прикидывают, как они могут оптимально встроить его в свою жизнь. 

Фото: Rolls-Royce Motor Cars

— В каком регионе Cullinan сейчас лидирует по количеству заказов, по интересу клиентов?

— Большой интерес к машине среди российских клиентов — это очевидно и ожидаемо. Также можно назвать Китай, Ближний Восток и США. Собственно, это рынки, где традиционно популярны автомобили повышенной проходимости. И я очень рад, что и в Европе машина вызвала интерес — к примеру, в Швейцарии, где уже достаточно давно существовал запрос на роскошный внедорожник. Вообще, мы довольны реакцией клиентов — и существующих, и потенциальных. 

— Вы упомянули более молодую по возрасту клиентуру — в частности, в связи с Black Badge. Клиенты Rolls-Royce становятся моложе?

— Да, эта тенденция наблюдается уже несколько лет. Если раньше наши машины покупали в основном клиенты за 50, то сейчас это часто люди, которым 40 или около того. Конечно, не существует такого понятия, как «среднестатистический покупатель Rolls-Royce», но наши новые модели — и Cullinan в том числе — определенно привлекают более молодую аудиторию. Изменилось и само понимание бренда: теперь это не только автомобиль для особых случаев, но и машина для повседневной жизни, доставляющая истинное удовольствие от вождения. А если говорить конкретно о Cullinan, то машина стала и более практичной — к примеру, трехместное заднее сиденье удобно для молодых семей с детьми.

— Со времен Фреда Астера и Марлен Дитрих Rolls-Royce был любимым автомобилем шоу-бизнеса. Но сегодня звезды не так часто попадают в объектив в своих «роллсах» — они перестали их покупать или просто редко выгоняют из гаража?

— Вы удивитесь, но многие звезды индустрии развлечений по-прежнему любят Rolls-Royce. Дело, может быть, в том, что их место как «звезд» во многом заняли новые энергичные предприниматели, те, кто добился всего сам, — и они как раз охотно демонстрируют свой успех и свои достижения, в том числе и с помощью Rolls-Royce. И свою индивидуальность тоже — ведь они обычно заказывают абсолютно уникальные автомобили, которые останутся их эстетическим наследием в этом мире. Не будем забывать, что до сих пор в рабочем состоянии остаются 75–80% всех когда-либо выпущенных Rolls-Royce. Это уникальный способ оставить о себе память — настоящим произведением искусства.

Фото: Rolls-Royce Motor Cars

— Но большинство людей, которых вы описали, не меньше озабочены экологией и современными технологиями. Сейчас в моде электромобили и системы автономного управления — будет ли Rolls-Royce двигаться в этих направлениях?

— Мы всегда следим за желаниями наших клиентов. И, конечно, инженеры Rolls-Royce ведут серьезную работу по всем названным вами направлениям. Пока наши автомобили остаются бензиновыми, но достаточно посмотреть на прототипы — такие как Rolls-Royce 102EX — чтобы понять, что марка чутко следит за трендами. Это наше видение будущего, которое наступит не слишком скоро, но обязательно наступит.

— Rolls-Royce был когда-то автомобилем, в котором владельца возили. Но сегодня, судя по всему, всё больше владельцев предпочитают сами садиться за руль...

— Именно так. Времена меняются, и многие владельцы Rolls-Royce хотят сами насладиться удовольствием от вождения. Но, конечно, бывают парадные ситуации, когда вас должны привезти — на премьеру в театр, к красной дорожке важного мероприятия. Конечно, на заднем сиденье нового Phantom EWB. Так что сегодня Rolls-Royce существует в гармоничном сочетании — и как автомобиль для самостоятельного вождения, и как машина с шофером. 

— Кроме того, Rolls-Royce всё чаще покупают женщины — станет ли Cullinan для этой категории клиентов дополнительной «приманкой»?

— Думаю, да. Бренд нравится и мужчинам, и женщинам, а Cullinan с его практичностью и адаптируемостью наверняка привлечет внимание потенциальных покупательниц.

— Марка долгие годы существовала практически без конкурентов. Но сегодня вам приходится конкурировать с — скажем это вслух — Bentley. Помогает ли конкуренция бизнесу?

— Конкуренция — это необходимое условие здорового бизнеса. И мы довольны тем, что находимся на пике конкурентоспособности. Мы видим, что к нам приходят клиенты, до того сохранявшие лояльность другим брендам. Кроме того, есть определенная диверсификация: клиенты, желающие строго спортивную машину, смотрят в сторону Ferrari или Aston Martin; те же, кто ищет роскошь, идут в Rolls-Royce. Конечно, мы ожидаем, что некоторая доля потенциальных покупателей Cullinan придут к нам из рядов клиентов люксовых внедорожников. Но не таких эксклюзивных, как наш SUV.

— Вы несколько раз употребили термин SUV. Но представители Rolls-Royce неоднократно подчеркивали, что «Cullinan — не SUV».

— Мы первоначально придумали свой термин, high sided vehicle («Высокое транспортное средство»). Но реальный рынок прекрасно понимает, что такое SUV, и оперирует именно этим термином. Думаю, нам пора смириться с этим. (Улыбается.)

 

Читайте также