Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Я уважаю любую музыку»
2018-05-30 12:55:45">
2018-05-30 12:55:45
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Легенда мировой оперы, испанская певица Монсеррат Кабалье 6 июня выступит в Москве с юбилейной программой — в апреле 2018-го она отпраздновала 85-летие. В преддверии единственного концерта в Государственном Кремлевском дворце обладательница одного из самых известных голосов в мире рассказала в интервью порталу iz.ru о том, почему певец — совсем не главный человек на сцене, какими ей запомнились Фредди Меркьюри и Фрэнк Синатра и что связывает ее с Россией.

«Нам тут, на небе, ваше пение понравилось»

— Вы приезжаете в Москву с юбилейным туром — в апреле вам исполнилось 85 лет, и сам юбилей вы отмечали уже во время гастрольного турне…

— Да, но я ведь еще и не закончила отмечать! Я буду праздновать в каждом городе, куда мне доведется приехать. Например, Москва для меня точно станет продолжением праздника.

Фото: TASS/Imago

— До этого вы бывали в России уже много раз. И, насколько я знаю, когда вы приехали сюда впервые, почти 30 лет назад, вы встретили здесь родственников, связь с которыми была давно потеряна.  

— Да, это были члены семьи моей мамы. В 1930-е годы, во время Гражданской войны в Испании, они эмигрировали в Советский Союз. Они прожили здесь хорошую жизнь: я могу сказать, что один из мужчин в этой семье был профессором в университете. А я впервые приехала в СССР уже в 1970-е — это были гастроли Ла Скала, который привез в Большой театр оперу «Норма». Для меня эта встреча тогда стала очень большим сюрпризом. Но и они, и я были просто счастливы — это очень важный эпизод нашей семейной истории.

— С кем-то из них вы продолжаете общаться?  

— К сожалению, сейчас все эти люди уже умерли.

— Как вам кажется, с момента вашего первого приезда российская публика сильно изменилась?

— Люди в зале практически не изменились — в хорошем смысле. Они очень тепло принимают артиста. Мне кажется, русские вообще очень теплые люди: они действительно любят тебя и не стесняются показывать это. А такое никогда не забывается. Мне перед российской аудиторией всегда очень комфортно выступать.

— Ваша дочь, Монсеррат Марти, тоже известная певица. Она ведь приедет с вами в Москву в этот раз?

— Да, но это будет далеко не первое наше совместное выступление в России. Однажды мы с Монсеррат даже пели в Большом зале консерватории. Это было незабываемо: мы выступили, а затем организаторы подвели нас к экрану, на который в режиме реального времени вывели космонавтов со станции «Мир». И мы исполнили еще одно произведение, а потом космонавты нам сказали: «Вы знаете, мы вас сейчас слушали, и нам тут, на небе, всё очень понравилось». Вот это, конечно, незабываемые эмоции.

Испанская оперная певица Монсеррат Кабалье и ее дочь Монсеррат Марти

Фото: РИА Новости/Тигран Меграбян

— Говорят, что у вас есть маленькая племянница, которая тоже хочет выступать, — ее вы не планируете взять с собой на сцену?

— Нет, что вы, ей всего шесть лет. Ей еще рано. Но она серьезно занимается балетом и иногда выходит с нами на поклоны или принимает цветы. Я ей уже рассказала, что мы едем выступать в один из лучших концертных залов мира, в Кремлевский дворец. Малышка была под большим впечатлением.  

«Ко мне подвели женщину в пачке и сказали, что это прима. Это была Плисецкая»

— Вы выступали на самых известных мировых площадках. У вас есть любимые театры, места, в которые вам хотелось бы возвращаться снова и снова?

— Я побывала в большинстве театров мира, и о каждом из них я сохранила самые теплые воспоминания. Сколько бы площадок я ни посетила, поверьте мне, я помню каждую из них. Могу рассказать о своем первом выходе на сцену в Неаполе, Пекине, Москве, Берлине, Париже, Буэнос-Айресе, Нью-Йорке. Видите, я могу продолжать бесконечно. О каждом из этих залов я всегда думаю с благодарностью.

— Тогда, наверное, вы отлично помните и свой самый первый выход на большую сцену?

— Да, это было в швейцарском Базеле, в 1956 году.

— Вы помните свои ощущения? Они сильно изменились?

— Нет, эмоции у артиста всегда одинаковые. Они ведь прежде всего зависят от композитора и от музыки, поэтому неважно, сколько раз вы исполняли то или иное произведение, вы всегда будете переживать всю заложенную в него гамму чувств. И, кстати, еще неизвестно, какое из исполнений — первое или какое-то из последующих, — в итоге станет самым запоминающимся.

— Вам какие выступления больше всего запомнились?

Испанская певица Монсеррат Кабалье на сцене Большого театра

Фото: ТАСС/Александра Конькова

— Как раз свое первое выступление в Большом театре я помню очень хорошо. Я пела в «Норме» и всё время думала, что я стою на сцене одного из лучших театров мира. Я была просто потрясена. А в конце спектакля ко мне подвели женщину в пачке и сказали, что это прима-балерина. Это была госпожа Плисецкая. Тогда она преподнесла мне потрясающий букет цветов, а я заплакала — я не понимала, почему она решила подарить их мне, ведь я просто певица, я никто. А она — величайшая балерина.

«Я уважаю любую музыку»

— В этом году исполняется 30 лет знаменитому альбому, который вы записали вместе с Фредди Меркьюри, «Барселона». Расскажите, как вообще родилась эта идея?

— Это была идея Фредди: он очень хотел поработать над этой пластинкой. Ведь это он написал тогда все песни и слова к ним. В общем, это было его желание, ну а я была счастлива принять участие в записи. В конце концов, Фредди был очень, очень хорошим музыкантом.

Фредди Меркьюри и Монсеррат Кабалье. Барселона, 1987 год

Фото: youtube.com

— Я знаю, что вы также выступали с Фрэнком Синатрой?

— Да. Но это было очень много лет назад, сами понимаете. Мы пели с ним в Нью-Йорке. Он тоже был прекрасным человеком — очень милым и очень мягким. Возможно, я никогда не встречала никого человечнее, чем Фрэнк.  

— Есть такое распространенное мнение, что оперные певцы, тем более великие оперные певцы, всегда немного снобы в музыкальном плане. Вы сами как относитесь к другой музыке — например, к року или поп-музыке?

— Я уважаю любую музыку. Каждый старается делать максимально хорошо то, что он может сделать, и вы должны относиться к этому соответственно. Знаете, музыка в любом случае музыка, неважно, какой у нее ритм. И это прекрасно, что люди ею занимаются. Я восхищаюсь всеми музыкантами.

— Вы ведь сейчас даете уроки вокала. Есть какой-то особый секрет, какая-то самая важная вещь, которую вы говорите своим ученикам?

— Я просто учу их правильно дышать — животом, а не горлом, чтобы не напрягать связки. Это очень важно, это базовая вещь для оперного певца, и это, в общем-то, и есть главный секрет. Других у меня нет.

«Важно то, как вы умеете преподнести себя»

— Талант, особенно талант певца, по вашему мнению, приходит только от Бога, или это что-то, что можно развить упорным трудом?

— Нет, могу сказать абсолютно точно, что талант либо есть, либо его нет. За свою жизнь я видела множество людей с блестящими голосами, у которых не было таланта. И достаточно тех, у кого были не слишком сильные голоса, зато был настоящий талант — должна сказать, что последним нередко удавалось достичь большего. Честно говоря, что действительно важно в итоге, так это то, как вы умеете преподнести себя.

— Я знаю, что вы родились в довольно небогатой семье, не имевшей отношения к миру музыки. Как вообще вы поняли, что хотите заниматься пением профессионально, что хотите серьезно этому учиться? Не страшно было брать на себя такую ответственность?

— Моя мать прекрасно играла на пианино. Когда я была совсем маленькая, именно она помогала мне учиться музыке. Как-то она сказала: «У тебя прекрасный голос, ты должна петь, и, может быть, у тебя получится сделать карьеру. Кто знает, может, когда-нибудь ты даже выступишь соло». Так что я просто начала делать то, что хотела от меня мама. И знаете, оказалось, что она была права (смеется).

Испанская оперная певица Монсеррат Кабалье и ее дочь Монсеррат Марти во время сольного концерта

Фото: РИА Новости/Тигран Меграбян

— О да, в высшей степени права. Вы помните день, когда вы проснулись и поняли, что теперь вы знамениты, вы звезда? Или слава приходила постепенно?  

— Я никогда не думала и сейчас не думаю, что я звезда. Всё, что я делаю, — это стараюсь следовать за музыкой, которую написал композитор. Мы, певцы, просто служим его вдохновению и стараемся сделать это так хорошо, как можем. На мой взгляд, это главная задача. А певицы, которые думают, что они дивы, вообще ничего не понимают. Потому что единственная дива в любой опере и на любом концерте — это композитор. Певец — это исключительно тот, кто служит созданной им музыке. И больше ничего.

— Да, но именно певцы несут музыку композиторов миру.

— Мы несем миру их музыку, не нашу. Об этом надо помнить всегда.