Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Сюжет:

«Мы постоянно находимся в состоянии боевой готовности»

Зампред ЦБ Василий Поздышев — о многомиллиардном выводе активов из проблемных кредитных организаций и заключительном этапе оздоровления банковской системы
0
Фото: ТАСС/Артур Лебедев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Временные администрации банков «Открытие», «Бин» и Промсвязьбанка направили в правоохранительные органы заявления о выводе активов на сумму в 258 млрд рублей. Об этом в интервью «Известиям» заявил зампред ЦБ Василий Поздышев. Он рассказал о механизме работы Фонда консолидации банковского сектора (ФКБС) и о создании Фонда непрофильных активов. Теперь в фокусе надзора ЦБ, по его словам, находятся средние кредитные организации. 

— Каковы итоги работы ФКБС на настоящий момент?

— Новый механизм финансового оздоровления с использованием ФКБС был создан для того, чтобы в кратчайшие сроки докапитализировать проблемные банки и восстановить их финансовую устойчивость. И сделать это таким образом, чтобы проблемы крупных финансовых институтов не осложнили ситуацию для их клиентов и кредиторов и не дестабилизировали банковскую систему.

В августе прошлого года ФКБС начал работать с группой «Открытие», в сентябре прошлого года — с группой «Бин» и в декабре прошлого года — с группой Промсвязьбанка. Всего 6–9 месяцев назад три крупные структуры, в которые входят не только банки, но и небанковские финансовые организации, испытывали серьезные проблемы. Напомню, что их совокупный баланс — около 7 трлн рублей. На фоне 85 трлн общего баланса нашей банковской системы — это очень существенная сумма активов (около 8%).

По результатам первых четырех месяцев новая финансовая группа, которая создается на базе банка «Открытие», путем объединения «ФК Открытие» , Росгосстраха, трех крупных пенсионных фондов, банка «Бин» и других финансовых компаний уже показала прибыль, порядка 50 млрд рублей.

Отмечу, что «ядро» этой новой финансовой структуры — банк «ФК Открытие» —  само тоже показало операционную прибыль, пока она небольшая — чуть более 3 млрд рублей за четыре месяца. Но это прибыль именно от операционной деятельности самого банка, а не результат разовых операций с активами группы.

Группа Промсвязьбанка после проведения реструктуризации ее проблемных активов и полного разделения банков ПСБ и АВБ также полностью докапитализирована. И «очищенный» от 250 млрд проблемных активов Промсвязьбанк в течение следующих двух недель будет передан во владение Российской Федерации.

Итого: на сегодня ФКБС практически завершил все мероприятия по реструктуризации и восстановлению финансовой устойчивости трех крупнейших финансовых групп. Работа этих банков полностью стабилизирована, непрерывность деятельности гарантирована и, что крайне важно, всё это время банки работают и обслуживают своих клиентов в обычном режиме.

— А сколько вообще сейчас банков в ФКБС?

— Сейчас под управлением ООО «Управляющая компания Фонда консолидации банковского сектора» находится восемь банков. Но важно понимать, что в процессе финансового оздоровления с использованием ФКБС задействованы не только банки.

Скажу так: общее количество финансовых организаций (среди них банки, страховые компании, брокерские компании, профессиональные участники финансового рынка, негосударственные пенсионные фонды), задействованных в этом процессе, — более 30. Число организаций в разных юрисдикциях (далеко не все находятся в Российской Федерации), которые вошли в операционный периметр ФКБС, превышает 200. Видите, какой масштаб работы с точки зрения объема контролируемых активов и числа организаций.

— Скажите, а новые проекты могут появиться?

— Мы не имеем никаких  «планов» по финансовому оздоровлению каких-либо организаций, но для сохранения финансовой стабильности ФКБС должен постоянно находиться в «состоянии боевой готовности». Поэтому если в рамках надзорной работы мы видим, что у какого-либо банка возникли серьезные проблемы и его собственники не могут или не хотят их решить (а мы все-таки считаем, что первым делом этим должны заниматься именно собственники), при этом сам банк — значимый для экономики отдельного региона или всей страны, тогда ЦБ приходится брать эту работу на себя. Она, конечно, требует предварительной подготовки, но обычно на это уходит не более месяца.

— Что такое банк плохих долгов?

— Фонд непрофильных активов — это наиболее сложный проект в рамках нового механизма санации, он создается уже сейчас. Можно выделить четыре структурных элемента в этом проекте. Первые три из них — это банки «Траст», «Рост» и АВБ, которые и раньше уже находились на санации. На балансах этих организаций в значительной степени сегодня консолидированы непрофильные и проблемные активы трех обозначенных выше банковских групп. Работая с проблемными кредитами, наши временные администрации смогли взять на балансы этих банков реальные активы бывших собственников. Таким образом, там есть и кредиты, и пакеты акций, и даже целые компании, работающие в разных секторах экономики, паевые инвестиционные фонды, недвижимость. Четвертая часть — это проблемные активы, связанные с бывшими собственниками Промсвязьбанка, в том числе с пропавшими кредитными досье.

В целом, если рассматривать непрофильные и проблемные активы по отраслям, можно выделить нефтяной и лесоперерабатывающий сектор, строительный сектор, включая жилую недвижимость, торговые центры и гостиницы, а также сельскохозяйственные активы — животноводство, производство и продажа зерна, крупный земельный фонд.

Создаваемый ЦБ Фонд непрофильных активов по сути является фондом прямых инвестиций. Его деятельность будет направлена на увеличение стоимости управляемых им активов и на их подготовку к продаже рынку, вместо того чтобы сразу все полученные активы по дешевке сбыть прямо сейчас.

Поскольку фонд получает самые разные активы, где-то можно провести вертикальную интеграцию, чтобы увеличить общую стоимость проекта, где-то объединить компании, работающие в одной индустрии, но в разных регионах. Такие решения в отличие от распродажи по кускам повышают стоимость бизнеса, развивают его, создают рабочие места, в целом способствуют экономическому росту.

— Какова реальная стоимость этих активов?

— Могут быть переданы фонду примерно 2 трлн рублей. Но это, конечно, текущая балансовая стоимость, которая, на наш взгляд, значительно завышена. И у нас до сих пор есть расхождения с прежними собственниками, которые были вынуждены передать эти активы в фонд. Мы рассчитываем, что возврат чистой стоимости от них (за вычетом всех созданных резервов) будет находиться в рамках 40–60%.

— А проблема вывода активов из банков существует?

—  Да, конечно, эта проблема очень актуальна. Мы этому всячески препятствуем, но мы не можем выходить за рамки полномочий, данных нам законом. Могу сказать, что временными администрациями банков, находящихся под управлением ФКБС, в правоохранительные органы уже поданы заявления о нанесении ущерба на общую сумму, на сегодня, 258 млрд рублей. Немного ранее в Государственной думе я называл сумму в 239 млрд рублей, но, как видите, за несколько дней было оформлено и подано еще несколько заявлений. Мы очень надеемся, что удастся взыскать и вернуть эти средства.

— Оздоровление банковской системы идет уже несколько лет. Как вы думаете, процесс прошел экватор?

— Мы прошли самое сложное. Первый этап по оздоровлению банковской системы — с 2014 по 2017 год. В этот период Банк России отзывал лицензии у организаций, которые, по существу, и банками-то не являлись, поскольку обслуживали теневые, «схемные» или коррупционные сделки, «серый» сектор экономики, выводили средства в офшоры, кредитовали исключительно своих же владельцев. Мы считаем, что основная часть таких организаций нами уже обнаружена и закрыта.

В 2017 году с введением в действие нового механизма санации и созданием ФКБС появилась возможность работать с проблемами наиболее крупных финансовых организаций. Поскольку отзывать лицензии у них без угрозы для финансовой стабильности и экономики страны невозможно. Как видите, и эта часть тяжелой работы по оздоровлению банковской системы в значительной степени уже сделана. Теперь в фокусе надзора — проблемы не самых крупных, но и не самых мелких банков. Можно сказать, что это третий и последний этап, который сейчас начинается. Но после первых двух, которые мы уже успешно прошли, каких-либо угроз для устойчивости финансового сектора я не вижу.

 

Прямой эфир