Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Йозеф Яндач: «Сергей Мозякин еще долго будет лучшим»

Новый главный тренер «Металлурга» — о своем назначении в топ-клуб КХЛ, способе продлить хоккейную жизнь лучшего бомбардира в истории лиги и работе в сборной Чехии на чемпионате мира
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Со следующего сезона Континентальной хоккейной лиги (КХЛ) в одном из самых титулованных клубов России — магнитогорском «Металлурге» — главным тренером будет работать известный чешский специалист Йозеф Яндач. Последние два года он возглавлял национальную сборную своей страны, с которой только что закончил выступление на чемпионате мира в Дании. Во время турнира в Копенгагене 49-летний наставник дал интервью «Известиям», в котором рассказал о будущем «Магнитки», перспективах своего помощника и преемника Виктора Козлова, а также о том, как едва не оказался на борту самолета ярославского «Локомотива», погибшего в авиакатастрофе в 2011 году.

— Вас устроило качество игры сборной Чехии на чемпионате мира?

— Да, несмотря на вылет в четвертьфинале после поражения от США (2:3), мне понравилось содержание игры нашей команды. Нам было тяжело перед турниром, потому что из-за травм мы потеряли много игроков. В апреле сыграли 10 подготовительных матчей, лишившись четырех защитников, которые могли сыграть на чемпионате мира. На их место набрали молодых хоккеистов и не знали, как будем играть в Дании. Мы очень тяжело начинали групповой турнир — в матчах со Словакией (3:2 ОТ), Швецией (2:3) и Швейцарией (4:3 Б) выступали без основных игроков. К тому же мы не знали, приедут ли в Копенгаген из НХЛ Давид Пастрняк и Давид Крейчи. Очень важно, что нам удалось спасти матч со Словакией, сравняв счет за семь секунд до конца основного времени и победив в овертайме. Из-за травм и неопределенности с Пастрняком и Крейчи против Швеции мы играли в 11 нападающих, показали в этом матче неплохой хоккей, но очков не набрали. Тяжелая встреча была и со Швейцарией, потому что половину матча мы играли в меньшинстве, но набрали два очка. А дальше приехали Крейчи и Пастрняк, мы немного поменяли звенья и победили команду России (4:3 ОТ). Знали, что во второй половине чемпионата у нас будут соперники попроще: Белоруссия, Франция и Австрия. Надо было набрать девять очков. Мы это сделали. И вообще выиграли шесть матчей из семи в группе, что очень неплохо с учетом проблем с составом, о которых я говорил.

— Что произошло в четвертьфинале?

— Думаю, сказалось то, что американцы собрали на редкость сильный состав на чемпионат мира и играли им с самого начала турнира. Тот же Патрик Кейн рано закончил сезон в НХЛ и присоединился к своей сборной до старта соревнований в Дании. Мы же перестраивали команду на ходу. Где-то не хватило сыгранности. Но я благодарен ребятам, что они смогли проявить характер и отыграться со счета 0:2. Думаю, никому из хоккеистов не должно быть стыдно ни за один из матчей этого чемпионата.

— Как вам игра сборной России в Дании?

— Мне понравился тот хоккей, который показала ваша сборная. При том, что ее тренерский штаб столкнулся с проблемами, похожими на наши, — много травмированных лидеров из НХЛ, немало новичков. Но я считаю, что Чехия и Россия в таких условиях показали в своем матче образцовый хоккей. А четвертьфинал России с Канадой и вовсе стал украшением турнира. Не в пользу русских были только нюансы в виде игры в большинстве звена Коннора Макдэвида. При этом я всё равно считаю, что именно Россия была нашим самым сложным соперником на этом чемпионате мира. За время работы главным тренером сборной Чехии я три раза играл против вашей команды на крупных турнирах — против Олега Знарка в прошлогоднем четвертьфинале в Париже (0:2) и недавнем полуфинале Олимпиады (0:3) и против Ильи Воробьева сейчас. В прошлые два раза это были самые тяжелые встречи. И сейчас было то же самое, несмотря на некоторые изменения в игре России после смены тренера.

— Когда «Бостон» закончил выступления в Кубке Стэнли, вы сразу поняли, что будете ставить Давида Пастрняка и Давида Крейчи именно в звено к Дмитрию Яшкину ?

— У нас было два варианта. Первым был Яшкин, вторым — Доминик Кубалик. Мы выбрали Яшкина, потому что он сильный, большой нападающий и может делать работу перед воротами, навязывая борьбу защитникам соперника и ловя отскоки и рикошеты.

— Вице-президент «Металлурга» Геннадий Величкин рассказывал, что вел переговоры с вами еще до назначения Пола Мориса в 2012 году. Тогда ваш переезд в Магнитогорск был реален?

— Мы с Геннадием действительно тогда вели разговор на эту тему. Он позвонил, сказал, что есть интерес ко мне. Но вряд ли тогда мы созрели для совместной работы. Для «Металлурга» приоритетным вариантом был Морис, а я не хотел покидать Прагу, поскольку у меня росли дети — хотел быть рядом с семьей. В марте этого года Величкин снова связался со мной и спросил о планах на следующий сезон, остаюсь ли я в сборной Чехии и собираюсь ли устраиваться в какой-нибудь из клубов. Я ответил, что из национальной команды точно ухожу, а после этого возможны переговоры с президентом одного из чешских клубов.

— Что было дальше?

— В первой половине апреля Геннадий вместе с Виктором Козловым (член тренерского штаба «Металлурга». — «Известия») приехал в Прагу, и мы подробно обсудили сотрудничество.

— Во второй половине сезона наставником «Магнитки» был Виктор Козлов, и Геннадий Величкин открыто сказал, что через два года он сменит вас во главе команды. Вы согласились готовить его в преемники?

— Мы как раз и обсуждали в Праге, почему они хотят поменять главного тренера. Потому что Виктор работал в «Магнитке» ассистентом, когда они брали Кубок Гагарина, а потом продолжил как главный тренер, когда ушел в отставку Илья Воробьев. Я хотел поговорить с Козловым и узнать, почему он не хочет работать как главный тренер, если у него есть всё, чтобы руководить командой. Был спокойный разговор, в котором Геннадий объяснил, зачем и почему я им нужен. Потому что у меня большой опыт — 25 лет я работаю как тренер, пять лет работал в сборной Чехии, из них два года — как главный тренер. И я могу помочь Виктору окончательно вырасти в тренера, который поведет «Магнитку» к новым вершинам. Я сам настаивал, чтобы Козлов остался при мне помощником, так как он знает КХЛ и русский хоккей. Опыт у меня есть, и я хочу его передать Виктору. Чтобы у «Металлурга» были победы и в те два года, когда я там буду работать, и после. Если Виктор будет потом успешно работать главным тренером «Металлурга», это будет для меня такой же личной победой, как собственные титулы. Так же как для Майка Кинэна является победой успех Ильи Воробьева в той же «Магнитке».

— Вам доводилось общаться с президентом и владельцем «Магнитки» Виктором Рашниковым?

— Еще нет. Когда я приеду в Россию, думаю, мы встретимся и поговорим.

— А в Магнитогорске вы раньше бывали? Со «Львом» не выезжали туда?

— Я был там еще в конце 2000-х годов, когда помогал в сборной Чехии Владимиру Ружечке и ездил просматривать игравших за клуб Томаша Ролинека и покойного Яна Марека. Так что Магнитогорск я видел. Нормальный промышленный город. Не такой красивый, как многие в России, но я еду туда не как турист, а как работник хоккейного клуба, являющегося лицом города. Знаю, как фанатично местные жители  относятся к команде. С интересом жду первого выхода своих подопечных на лед при заполненных трибунах.

— Вы упомянули Яна Марека, погибшего в авиакатастрофе с ярославским «Локомотивом». Правда, что вы могли возглавить ту команду?

— Да, перед тем сезоном мне позвонил Владимир Вуйтек (бывший главный тренер ярославского «Локомотива» и сборной Чехии. — «Известия») и сказал, что руководство клуба ищет тренера в Чехии и он рекомендовал мою кандидатуру. Пан Вуйтек со времен успешной работы в Ярославле сохранил хорошие отношения со многими российскими менеджерами, которые часто обращались к нему за советами. К моменту его звонка я уже провел переговоры с пражской «Спартой». Мы на словах обо всем договорились, но еще не подписали контракт. Я честно сказал руководству «Спарты», что мне интересна работа в КХЛ. Если бы они сказали, что не возражают, я мог бы оказаться в Ярославле. Но в Праге настаивали, что хотят работать только со мной. Формально я еще не был связан с ними контрактом, но уже дал слово и не хотел его нарушать. Поэтому и подписал соглашение. Получается, это спасло мне жизнь. Возглавь я тогда «Локомотив», точно оказался бы на борту того самолета. 

— Многие в России считают, что Сергей Мозякин уже не сможет показывать свой лучший хоккей. Вы собираетесь продлить его карьеру?

— Он очень опытный и умный игрок. Каждый сезон он набирал невероятное количество очков. Их звено с Зариповым и Коваржем выиграло для Магнитогорска два Кубка Гагарина. Думаю, сейчас всё зависит от самого Мозякина. Если у него будет мотивация и не возникнет проблем со здоровьем, всё пойдет отлично. Главное — подобрать ему хорошего центрального нападающего.

— Что нужно менять в игре «Магнитки»?

— Думаю, команде надо немного прибавить в скорости. Судя по играм прошедшего сезона, которые я смотрел, они несколько утратили ее по сравнению с временами, когда играли в финалах Кубка Гагарина при Воробьеве.

— Вы говорите про звено Сергея Мозякина или про всю команду?

— По всем звеньям не могу сказать, потому что еще не до конца ясно, какие новые игроки придут в «Металлург», а какие клуб покинут. Будем работать, дополнять команду, смотреть, что можно сделать с центральным звеном. Мозякин еще точно не близок к пенсии. Мы же видим Павла Дацюка. Он самый лучший игрок — уже не так хорош в плане скорости, но опыт и видение игры ставят его выше многих. Это хоккеист, который хорошо играл на Олимпийских играх и не хуже смотрелся на чемпионате мира в Дании. А ведь сколько ему лет? Он старше, чем Мозякин. Мозякин 1981 года рождения, а Дацюку скоро исполнится 40 лет. Но он всё равно лучший.

— У вас в Чехии есть 46-летний Яромир Ягр, который играет до сих пор…

— Это вообще уникальный пример. Я не удивлюсь, если Яромир вернется в НХЛ и поиграет там пару сезонов. А в чемпионате Чехии он может и в 50 лет выступать на высоком уровне (улыбается)

— Есть понимание, кем вы будете заменять Даниса Зарипова и Яна Коваржа?

— Думаю, Коварж не уйдет. А найти замену Зарипову действительно будет сложно. Он уникальный игрок, что было доказано его успешным сезоном в «Ак Барсе». Но надо строить новые звенья, подбирать новых игроков. Другого выхода у нас нет.

— Вы обсуждали с Геннадием Величкиным возможность возвращения Виктора Антипина?

— Мы говорили не только об Антипине и защитной линии. Есть вопросы по вратарям. Да, в команде играет Василий Кошечкин — отличный голкипер. Но, если в Вашингтон уедет Илья Самсонов, нам нужен будет хороший второй номер. А в обороне необходимо усиление.

— Вы работали в КХЛ, когда возглавляли пражский «Лев». Лига сильно изменилась с тех пор?

— Я смотрел много матчей КХЛ в последние сезоны, но наблюдать за этой лигой со стороны и работать в ней — разные вещи. Поэтому не могу ответить на ваш вопрос объективно. Когда мы играли со «Львом», это была новая команда, которая комплектовалась в последний момент. Я долго не знал, кто будет работать менеджером клуба. Было много организационных вопросов. Мы собрали команду в последний момент, но неожиданно удачно стартовали в КХЛ. Шли в лидерах после первых 8–9 игр. А потом начался локаут в НХЛ, к нам стали приходить оттуда игроки, и атмосфера в команде немного изменилась. И были моменты, о которых я не хочу разговаривать. После неудач на хоккеистов началось давление, которое не нравилось многим из них. Особенно ребятам, приехавшим из НХЛ.

— Вы будете перевозить семью в Магнитогорск?

— Детей взять не смогу — они уже взрослые. У меня двойняшки — мальчик и девочка. Им по 16 лет. Заканчивают школу, готовятся поступать в гимназию. И еще у меня есть дочь 11 лет. У нее тоже школа, поэтому она останется в Праге. Жена будет с ней. Постараемся сделать так, чтобы она иногда приезжала в Магнитогорск, а я в Прагу. Жена, кстати, была против моего отъезда в Россию, но в итоге с пониманием отнеслась к желанию попробовать себя на новом уровне.

— Когда я был на Олимпиаде, вы не пускали российских журналистов на свои тренировки перед полуфиналом против нашей сборной. Хотели таким образом мобилизовать свою команду?

— Изначально был договор с организаторами, что телевидение других стран снимает только тренировки своих сборных. И чешские СМИ тоже с этим согласились. Поэтому наш генеральный менеджер попросил пресс-службу их не пропускать. Я не видел этого момента — был на льду с командой. Но я знаю, что наше руководство всего лишь хотело соблюдения договоренностей. Никаких предубеждений против русских нет и не было.

— Почему вы не смогли победить Россию (0:3) в олимпийском полуфинале?

— Потому что они были лучшей командой турнира. И по составу, и по игре.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter

 

Прямой эфир