Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Постоянные переменные
2018-04-20 11:15:01">
2018-04-20 11:15:01
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Проведенный в апреле 2017 года опрос ВЦИОМ о предпочтениях отечественных кинозрителей показал интересные результаты. Почти три четверти россиян смотрели новые версии популярных советских фильмов — но вот остались ими довольны чуть больше половины зрителей. Сами по себе ремейки — явление по большей части характерное для Голливуда; но интересно, что американские зрители относятся, судя по кассовым сборам на родине, к таким переделкам с некоторой прохладцей. Зато за рубежом — особенно в России и в Китае — их принимают на ура, как и сиквелы фильмов, когда-то доступных зрителям этих стран лишь на пиратских видеокассетах. Портал iz.ru изучал вкусы киноманов.

Как у них

Для начала — немного цифр. Итак, ремейк исторического боевика «Бен-Гур», одного из самых значимых фильмов в истории Голливуда, с треском провалился в американском прокате, не окупив и четверти бюджета — зато вне США собрал почти втрое больше. Новые «Охотники за привидениями» тоже были встречены прохладно — но 40% сборов получили именно за пределами США (в случае с вышедшим в 1984 году оригиналом доля зарубежной кассы составляла лишь 20%). Тем не менее, Голливуд продолжает снимать переделки старых фильмов и их продолжения.

Причин тому несколько. Самая банальная — экономическая. Использование уже придуманной (и проверенной) сюжетной линии позволяет значительно сократить затраты на сценаристов. Как не без сарказма отмечает колумнист The Washington Post Джейкоб Богидж, «вам не надо оплачивать команду сценаристов, если вы взялись за очередную версию «Человека-паука». К тому же, напомним, взять в производство просто понравившийся сценарий, написанный неизвестным, хотя бы и абсолютным гением, в Голливуде практически невозможно — не позволит всемогущая Гильдия сценаристов. Гипотетический гений, разумеется, может вступить в ее ряды, но чаще пришедший «самоходом» сценарий просто отправляют в корзину; в исключительном случае — включают в число соавторов членов профсоюза. 

Кадр из фильма «Бен-Гур»

Фото: НД Плэй

Кроме того, успех на внутреннем рынке больше не является определяющим фактором для американской киноиндустрии — практически все фильмы собирают 2/3 сборов за пределами США, прежде всего в Китае. Процент сборов в России относительно невелик, но и эти 5–10 миллионов долларов тоже играют свою роль в формировании планов голливудских студий на будущее. Характерно, кстати, что самые удачливые по кассе иностранные фильмы в российском прокате — это именно ремейки и сиквелы.

К примеру, «Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки», пятая часть франшизы с Джонни Деппом, заработала у нас $40,5 млн (общие сборы вне США — $622 млн, в США — $172 млн при 172-миллионном бюджете), а «Форсаж 8» — более $29 млн (общие сборы вне США — $1,02 млрд, в США — $226 млн при 250-миллионном бюджете). Всего в Топ-20 прошлогоднего отечественного проката (фильмы, собравшие более $15 млн) — 13 картин, являющихся ремейками или сиквелами (все данные здесь и ниже даны согласно сайту Кинопоиск.ру).

Кадр из фильма «Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки»

Фото: WDSSPR

 

Как видим, успех на внутреннем рынке больше не является главенствующим фактором — и если зарубежные (по отношению к Голливуду) зрители жаждут продолжений и пересказов — и готовы за это платить — то так тому и быть.

Как у нас

Но хотят ли этого зрители в действительности? Респонденты опроса ВЦИОМ отвечали на вопросы только об отечественных фильмах — и, хотя большинству ремейки старых советских картин не нравятся, россияне их всё же смотрят (в кино, по ТВ, в интернете — легально или не очень). Аналогичного опроса американских зрителей обнаружить не удалось, но отзывы к трейлерам ремейков культовых картин бывают достаточно красноречивы.

К примеру, о вышедшей в 2015 году новой версии «На гребне волны» отзывались (еще до выхода фильма на экраны) так: «они собираются уничтожить классику», «Патрик Суэйзи (исполнитель главной роли в оригинале 1991 года) переворачивается в гробу!» и т.п. Кассовые результаты в США полностью отразили настроения публики: фильм собрал лишь $28 млн, менее трети потраченного на него бюджета. Но в остальном мире фильм собрал более $100 млн (пять из них — в России) — несмотря на разгромные рецензии и уже известные провальные результаты в Америке.

Кадр из фильма «Ирония судьбы. Продолжение»

Фото: «Флагман-Трейд»

Ремейки и сиквелы отечественной киноклассики разнятся по прокатным результатам: вышедшая в 2007 году «Ирония судьбы. Продолжение» Бекмамбетова собрала свыше $50 млн при 8,82 млн зрителей (для сравнения: рекордсмен проката-2017, «Движение вверх» — $53,8 млн и 12,4 млн посмотревших в кино). Но, например, обновленная версия не менее культовой «Кавказской пленницы» в 2014 году стала едва ли не крупнейшим провалом в истории постсоветского кино: фильм Максима Воронкова не получил, кажется, ни одной положительной рецензии, и полностью провалился в прокате — чуть более 50 тыс. зрителей и касса в $180 тыс. (при бюджете в $3,5 млн).

Можно предположить, что условно-советский культурный миф не столь хорошо выдерживает испытание временем, как ставший практически универсальным голливудский. Особенно это касается «чистых» комедий: мелодрамы с налетом юмора, будь то «Ирония судьбы» или «Служебный роман», явно лучше переносят адаптацию к новому социокультурному ландшафту. Да и вообще, историю внезапной любви подвыпившего интеллигента или расчетливых амуров бюрократа с начальницей, в принципе, можно перенести хоть в Голливуд, хоть в Болливуд. Сюжет с похищением невесты будет сейчас органичен, пожалуй, только для совсем уж третьего мира — и то вряд ли в качестве комедийного.

К тому же, нельзя не отметить, что большинство успешно эксплуатируемых Голливудом сюжетов относятся к жанру фантастики — даже триллеры не очень выдерживают перенос из прошлого в настоящего, примером чему полный провал и у публики, и у критиков) снятого одним из самых талантливых режиссеров США Гасом Ван Сентом ремейка хичкоковского «Психоза». В советской же кинотрадиции, вообще не очень щедрой на фантастику, культовым статусом обладали разве что «Человек-амфибия» Чеботарева и Казанского и «Кин-дза-дза» Данелии. Удивительно, кстати, что ни один из этих фильмов пока не нашел на родине желающих заняться ремейком или сиквелом.

Кадр из фильма «Человек-амфибия» 

Фото: «Парадиз»

В формировании культурных мифов нередко участвуют и самые неожиданные факторы, особенно, когда речь идет о таком массовом искусстве, как кино. К примеру, российские зрители после снятия цензурных запретов оказались знакомы с такими символами западного кинематографа как «Звездные войны» и Джеймс Бонд — во многом благодаря широкому использованию этих образов советской пропагандой. Появление фильмов обеих франшиз сперва на легальном видео, а в конце 1990-х и в кинопрокате было воспринято с интересом (характерно, что, например, «Стар Трек», практически игнорировавшийся «разоблачительным» киноведением времен СССР, так и не стал особенно популярен в постсоветской России).

А вот в Китае, после допуска иностранных фильмов в национальный прокат, картина совершенно иная: там «Звездные войны» никак не вошли в коллективное подсознательное (известная речь Рейгана, где название фильма использовалось как эвфемизм для космического оружия, имела своей целевой аудиторией, в первую очередь, советское, а не китайское руководство), и продолжение эпоса не вызвало большого зрительского интереса. Именно поэтому в предпоследнем фильме саги «Изгой-Один. Звездные войны: истории» появились сугубо положительные персонажи в исполнении популярных китайских актеров Донни Йена и Цзяна Вэня.

 

Читайте также