Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Гоголь — очень кинематографичный писатель»

Режиссер Егор Баранов — о том, зачем делать классика персонажем фильма, как привлечь публику на русский хоррор и чему не учат во ВГИКе
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В прокат вышла вторая часть трилогии «Гоголь» о мистических приключениях молодого писателя в окрестностях села Диканька: «Гоголь. Вий». Режиссер фильма Егор Баранов обсудил с «Известиями» судьбу проекта и проблемы отечественной киноиндустрии.

— Откуда появилась идея снять многосерийный фильм по произведениям Гоголя и вписать его биографию в сюжет?

— Идея взять за основу фильма произведения Гоголя появилась у продюсерского центра Александра Цекало, и изначально он обратился ко мне с предложением делать сериал. Сейчас это многосерийный фильм, который выходит в кино. Мы сняли первый пилот, сценарий был хороший, история мне понравилась. Сразу же предположили, что может происходить в ней дальше, и решили попробовать. К тому же мир Гоголя интересный, захватывает, его сложно не любить. Понятно, что в школьные годы какие-то его произведения можно воспринять недостаточно глубоко. Но когда читаешь, то всё легко представить, он очень кинематографичный писатель.

— И поэтому вы сделали из него хоррор?

— Я бы не сказал, что это хоррор. Скорее готико-мистическая сказка. Но с иронией. У нас не было задачи кого-то напугать. Хотя многих, кто уже посмотрел, некоторые сцены сильно пугают.

— Первая часть «Гоголя» получила международные премии, и одна из них — на фестивале нестандартного кино и фильмов новых форматов The Indie Gathering International Film Festival, который проходит в США с 2011 года. Как объясните, в чем же его нестандартность?

— Думаю, дело в самой форме. Часть действия происходит в неком вымышленном мире, он довольно условный. Даже с точки зрения грима: у всех выбеленные лица, как у мертвецов, и это никак не объясняется, просто такой мир. Плюс особая визуальная стилистика, которую мы придумали с оператором — статичное построение кадра, неожиданные кадры... 

— Выбеленные лица устрашают!

— Мне кажется, это дает какую-то остроту. Мы хотели в цветном кино добиться черно-белого эффекта и, учитывая мрачность истории, работали с темными, черными объектами, чтобы кадр выглядел богаче. На таком фоне актеры выглядят особенно контрастно, тем более с белыми лицами.

— Главные роли в фильме исполняют уже знакомый зрителям по фильму «Притяжение» дуэт — Олег Меньшиков и Александр Петров. Позвать их было вашей идеей или продюсера Цекало?

— Кастинг — это процесс, в котором принимают участие и продюсеры, и режиссер. Но могу сказать, что наш кастинг и съемки были до «Притяжения», мы ходили и радовались, что у нас такой дуэт будет сниматься, а потом, после съемок пилотной серии, узнали, что они же заняты в «Притяжении». Теперь многим кажется, что мы решили взять раскрученный дуэт, но это не так (смеется).

— Легко было с ними работать?

— С Сашей мы работаем уже года четыре, так получается. Когда друг друга знаешь — всегда приятнее и проще. С Олегом Евгеньевичем я впервые встретился на площадке, когда мы снимали «Гоголь. Начало», но это тоже было одно удовольствие. Во-первых, я уважаю и люблю его творчество. Когда на площадке оказываются актеры такой величины, дело движется быстрее. Режиссеру это помогает, не надо прикрикивать на съемочную группу. Хотя есть известные актеры, которые ведут себя так, как будто все им должны. Про Олега Евгеньевича такого не скажешь, он — профессионал, очень ответственный. Изучает досконально своего персонажа и делает правильные предложения.

— Что в первой, что во второй части поражает операторская работа. Где проходили съемки?

— Нам повезло, что удалось позвать оператора Сергея Трофимова. Он большой художник, и мне нравится, каким объемным он делает кадр. Мы с ним придумали стиль, который не совсем реалистичный, скорее условный, но эту условность создавали не в павильоне, а на натуре. Большая часть снята в Диканьке и ее окрестностях, а еще — в Псковской области в пушкинских местах. Для кино нам была нужна осень, мы ее дожидались, а она — чудесная в этих местах. Недаром наплыв туристов в Пушкинские горы как раз приходится на осенний период. Правда, наши маршруты с туристами не особо совпадали. Нам нужны были болота, леса и жуткие места, а туристов больше интересует поместье Тригорское и другие.

— В России и мире сериалы в кино раньше не показывали, да и две версии с ограничениями по возрасту были только у «Викинга»...

— Есть случаи, когда серии, допустим, «Игры престолов», выходят в 20 кинотеатрах, но это носит скорее светский характер, нежели коммерческий. Поэтому то, что сделали мы, в мировой практике правда первый случай. Ограничения по возрасту будут стоять не на всех фильмах. Мы себя ни в чем не ограничивали и хотели рассказать истории такими, какие они есть, поэтому некоторые серии содержат эротические сцены и попадают в категорию «18+». Хотя мне кажется, что они вполне безобидные, я в 12 лет смотрел кино похлеще и вырос нормальным человеком.

— Как вы думаете, наша аудитория готова ходить по несколько раз в кино на один проект, ждать выхода новой части?

— Создавая кино, я стараюсь об этом не думать. Но понял, что наш зритель непредсказуем. И есть огромная разница в восприятии зрителями иностранного кино и отечественного. Россияне любят сравнивать наши фильмы с западными, вешать ярлыки и говорить, что всё откуда-то украдено. При этом, если взять любой иностранный фильм, можно назвать множество кадров, заимствованных из других киноработ. На мой взгляд, сейчас у нас проблема в том, что зритель в России принимает наше кино, только если это прямолинейная комедия или душещипательная драма под пафосную музыку, с патриотическим надрывом. Микс жанров может не восприниматься. Будут ли ходить и ждать? Зависит от того, понравятся ли наши герои. Я бы, как зритель, получил удовольствие от того, что у меня есть возможность с ними пожить подольше и посмотреть на большом экране. Тем более когда задействованы такие хорошие актеры.

— Правда, что компания NetfLix купила сериалы, которые вы снимали, и вы обсуждали не только продажи, но и производство?

— Да, они купили сериалы «Фарца», «Саранча» и «Спарта», которые я сделал как режиссер вместе с Александром Цекало в качестве продюсера. К тому, чтобы наши сериалы не только покупали, но и производили, когда-то должно было прийти, потому что это вполне логично, это удобная бизнес-модель. Для творцов это тоже интересно с точки зрения новых возможностей — и в плане бюджетов, которые к тому же не зависят от господдержки, и с точки зрения самих историй. Внутри страны мы ограничены определенными жанрами, которые в меньшей зоне риска, а если работать с прицелом на международный рынок, это, конечно, другие перспективы.

— Вы любите экспериментировать с жанрами. Что бы вы хотели сделать в будущем, над чем работаете?

— Это секрет. Я в этом плане немного суеверен, и пока всё не будет точно — ничего не рассказываю. Мне нравится экспериментировать с жанрами и формами, но прежде всего должна быть интересная история, подходящая для того, чтобы ее максимально раскрыть. Мне бы не хотелось быть режиссером одной краски, хотелось бы иметь гибкость стиля, чтобы постоянно играть во что-то новое. Хотелось бы сделать и мюзикл, и фантастику про космос. К комедиям отношусь холоднее. Там не так много возможностей работать с визуальной стороной. Мне нравится создавать визуальную атмосферу, в этом смысле «Гоголь» — очень атмосферное кино. В комедии же, за счет того что работает юмор, кадр должен быть светлым, лица — хорошо видны. Поэтому комедию нельзя перегружать режиссурой, она будет отвлекать от юмора.

— Чем занимаетесь кроме кино? Знаю, что преподаете.

— Да, немного увлекся педагогической деятельностью. Преподаю во ВГИКе, помогаю моему мастеру Сергею Александровичу Соловьеву, у которого учился. Он пригласил позаниматься со студентами, стараюсь им помочь и объяснить реалии современной киноиндустрии. Основную задачу для себя вижу в том, чтобы ребята после пяти лет обучения были готовы к выходу в совершенно другой мир, про который им во ВГИКе никто не рассказал. По большому счету так и происходит, проблема такая есть. ВГИК дает хорошую школу с точки зрения понимания профессии, но не ее реализации, и люди выходят дезориентированными, часто пребывают в иллюзиях.

Справка «Известий»

Егор Баранов родился в Екатеринбурге. Окончил режиссерское отделение ВГИКа в мастерской Сергея Соловьева и Валерия Рубинчика. Уже на первом курсе начал снимать клипы для группы «Чайф» и Сергея Шнурова. В 2011 году вышла дебютная картина Баранова «Самоубийцы» с Евгением Стычкиным и Оксаной Акиньшиной в главных ролях. Среди основных работ режиссера — фильм «Старики-разбойники» и сериал «Фарца».

 

Читайте также
Прямой эфир