Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Миллиард на новые профессии

Руководитель направления Агентства стратегических инициатив Дмитрий Песков — о новом типе образования для специалистов несуществующих сегодня профессий
0
Фото: ТАСС/Антон Новодережкин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Руководитель направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив Дмитрий Песков рассказал «Известиям» о том, почему необходимо обучать технологических предпринимателей на бюджетные деньги, зачем на студентов университета Национальной технологической инициативы наденут электронные браслеты и почему его преподавателям будут давать миллионные гранты.

— С 10 по 21 июля на острове Русский пройдет первый образовательный интенсив цифрового университета НТИ «20.35». Расскажите, что особенного в этом университете?

— Пять лет назад не существовало более 90% современных профессий, необходимых цифровой экономике. Система образования с выдачей стандартных дипломов просто не успевает за требованиями рынка труда.

Кроме того, существует проблема достоверности данных, которые указаны в дипломе. Не зря никто не смотрит, какие оценки в нем проставлены. Когда в организацию приходит молодой специалист, работодатель на месте разбирается, что он на самом деле умеет.

Университет Национальной технологической инициативы «20.35» создан для того, чтобы в сжатые сроки готовить специалистов по профессиям, для которых еще нет формальных правил, профессиональных и образовательных стандартов. И, получается, нет оснований для выдачи диплома. Эти профессии в государственном нормативном поле не обозначены. Но и включать их туда смысла нет. Пока мы пройдем все бюрократические процедуры по разработке и утверждению стандартов, профессии уже устареют.

Это образовательный эксперимент, в итоге которого человек получит не диплом, а цифровое резюме с актуальным набором компетенций. Какие навыки он продемонстрировал на экзамене.

— Какие необходимые уже сейчас специальности отсутствуют в стандартах?

— В стране существует не меньше 100 тыс. вакансий по информационным технологиям. Если вам, например, нужен специалист по внедрению систем искусственного интеллекта, где вы его возьмете? Нет такого образовательного стандарта. И нет университета, который готовил бы людей, получающих диплом с записью: «Специалист по искусственному интеллекту».

Нет экспертов по распределенному реестру, который в народе называется «блокчейн», или по квантовым коммуникациям. По некоторым аспектам применения генетических технологий. По вопросам, связанным с выводом новых продуктов на рынок.

У нас промышленность переходит на проектирование продуктов в сложных, многомерных моделях. Но экспертов по цифровому проектированию нет. Такие специалисты в огромном дефиците.

Всех перечисленных выше и многих других профессий не существует. Рынок образования их не предлагает. А востребованность огромная.

— Для университета НТИ из бюджета выделено 1,1 млрд рублей. Каким образом эти деньги могут вернуться в бюджет?

— Новые компании не открываются и не растут, потому что не могут найти специалистов. Не растут — значит, они не платят налогов. И значит, у государства меньше денег на выполнение его пенсионных обязательств, на образование, медицину. Зависимость прямая: нет специалистов, которые нужны сегодняшней высокотехнологичной экономике, — значит, мы не можем заработать на этой экономике деньги. Мы остаемся зависимыми исключительно от продажи нефти.

— Способны ли будут новые специалисты совершить технологический прорыв?

— Конечно. Но есть ограничения. Прорывы не совершаются в одиночку. Время одиночек, время гениальных главных конструкторов прошло. Сегодня прорыв осуществляют команды, которые умеют эффективно работать, будучи разделенными географически. Один человек может работать во Владивостоке, второй — в Сингапуре, третий — в Москве или в Рязани. В разных часовых поясах, разговаривая на разных языках, будучи в разных культурных традициях, они должны уметь работать вместе, создавая те самые новые продукты. Этому тоже сегодня никто не учит.

— Сколько времени займет обучение? В классическом образовании университет — это пять-шесть лет.

— Гораздо быстрее. Для того чтобы учить лучше и быстрее, нам нужно самим научиться лучше делать три главные вещи. Первое — оценивать человека. Когда абитуриент поступает в университет, он сам выбирает факультет, отделение. Но подходит ли ему программа? Подходят ли люди, вместе с которыми он будет учиться? Никто не знает, этого никто не анализирует и не оценивает.

Мы проведем эксперимент на острове Русский, там будет обучаться первый поток в рамках интенсива «Остров 10-21». Наша задача — собрать максимальное количество данных о человеке для четкого профилирования: с кем ему будет комфортнее учиться в команде, какой тип материала он воспринимает лучше всего.

Дальше мы протестируем знания обучающегося и предложим не одинаковый набор курсов для всех, а индивидуальный для каждого. Может быть, какие-то курсы человеку и не нужны — многие студенты в современных технологиях разбираются лучше, чем их преподаватели.

— Как вы сможете во время сверхинтенсивного обучения оценить уровень приобретенных знаний?

— Мы сегодня обладаем методиками, которые позволяют не только давать знания, но и тренировать навыки управления вниманием. В том числе с использованием того, что на умном языке называется устройствами биологической обратной связи.

В частности, во время «Острова 10-21» мы предполагаем использовать специальные браслеты, мониторящие физические параметры каждого студента. Обучающийся получит персональное устройство, которое будет эти параметры считывать, а мы их будем анализировать. Студенты получат программу тренировки, например, управления концентрацией внимания. Чтобы человек смог 45 минут или больше (в разных ситуациях по-разному) эффективно участвовать в процессе обучения, сохраняя максимальную концентрацию.

Это то, что называется накоплением цифрового следа. Мы хотим знать, как человек учился в первый день и как он выполняет такие же задания на десятый. Хотим научиться замерять прогресс человека не в течение, например, полугода, «от сессии до сессии», а на коротких интервалах. Улучшаются ли параметры? Что студент знает уже лучше? Начал ли он эффективнее работать в команде, управлять своим вниманием? Сколько раз он отвлекся за время этих занятий? Собрал ли человек  профессиональную социальную сеть по своим интересам, чтобы совместно работать над прорывным проектом? Эти параметры будут учитываться в цифровом следе.

— Создание нового типа образования требует наличия квалифицированных преподавательских кадров. Откуда вы их возьмете?

— Мы позовем наших партнеров. И предложим любому преподавательскому коллективу, который считает, что он чему-то умеет учить на лучшем мировом уровне, войти в нашу грантовую программу. Будут предложены очень приличные гранты — до 1 млн рублей.

Преподаватель должен будет приехать в июле на остров Русский и развернуть там интенсивную программу подготовки по нашим требованиям для наших студентов.

— И сколько таких грантов может быть выдано?

— Мы думаем, что не менее 100.

 

Прямой эфир