Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Самое интересное в искусстве происходит на стыке жанров»

Голливудский кинокомпозитор Евгений Гальперин — о работе над блокбастерами, искусстве продавать свое творчество и будущем киномузыки
0
Фото: Global Look Press/ZUMA/Clemens Niehaus
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На стриминговых сервисах вышел новый фильм HBO «Патерно», в котором знаменитый Аль Пачино сыграл лучшего тренера в истории популярного в Америке университетского футбола — Джо Патерно. Музыку к фильму написали композиторы российского происхождения Евгений и Саша Гальперины, на счету которых саундтреки ко многим популярным европейским и американским фильмам. В преддверии релиза корреспондент «Известий» встретилась с Евгением Гальпериным в Американской киноакадемии.

— Какую задачу режиссер «Патерно» Барри Левинсон поставил перед вами?

— Мы уже второй раз работаем с Барри, а это значит, что у него к нам больше доверия, а у нас — больше творческой свободы. Мы немного обсуждали именно музыкальную часть, a в основном говорили о фильме, о главном герое, о том что музыка должна в нем раскрыть для зрителя. В предыдущем проекте, который мы делали с Барри, фильме «Лжец, Великий и Ужасный» с Робертом Де Ниро, музыка была создана из необычных электронных тембров и имела холодный и минималистичной характер. В «Патерно» Аль Пачино главный герой намного более эмоционален, а это значит, что музыка может позволить себе больше мелодических элементов и быть более доступной для зрителя.

— Какой стиль у Барри Левинсона в работе с композиторами?

— Я не могу сказать, что у Барри Левинсона какой-то особенный стиль работы с композитором. Он опытный режиссер и поэтому правильно подбирает членов своей команды, что позволяет ему предоставлять им больше свободы и не загружать большим количеством информации. Но он очень четко знает, что сработает, а что нет, поэтому сотрудничать с ним очень легко.

— Вы также писали музыку к фильму «Нелюбовь» Андрея Звягинцева. Он стал первым, кто получил французскую премию «Сезар». Вам, как человеку из России, но живущему во Франции, наверное, особенно приятна эта награда?

— Да, вы правы. Я действительно живу во Франции и пишу музыку как к российскому и французскому, так и к голливудскому кино. Мне давно хотелось поработать с Андреем Звягинцевым потому, что он один из самых интересных современных режиссеров, и он близок мне по духу. Мне повезло — Андрей предложил написать музыку к «Нелюбви», но с одним условием — я должен был делать это как бы «вслепую». Я не видел ни кадра из его фильма и даже не читал сценарий. Он просто пересказал мне краткое содержание. Дело в том, что Звягинцеву нравится, когда музыка дополняет изображение, а не иллюстрирует его.

И случилось чудо: музыка не просто понравилась Андрею, но еще и практически идеально легла на монтаж. Мне каким-то образом удалось попасть в «волну» фильма, в его генокод и, конечно, этому помогло то, что я прекрасно знал его предыдущие фильмы.

— Вы, наверное, получили огромное творческое удовлетворение от этой работы?

— Это так, и это опыт, который хочется повторить. Очень часто случается, что музыка в кино довольно-таки слабая и не несет в себе энергетического заряда потому, что слишком зависит от картинки. А бывает, что музыка, как лупа, преувеличивает эмоции персонажей. И очень редко музыка оказывается достаточно автономной и самобытной. Именно такие саундтреки писал один из самых интересных композиторов в кино Йохан Йоханнссон, который, к сожалению, недавно умер. Его мелодии действительно многое привнесли в фильмы, а не были для них обоями. Помните, чудесные фильмы «Прибытие» Дени Вильнева, «Вселенная Стивена Хокинга». На днях вышел фильм «Мария Магдалина» с его музыкой, но, к сожалению, он до премьеры не дожил...

— Вы пишите музыку в основном для кино?

— Да, хотя у меня классическое музыкальное образование и я сочинял классическую музыку. Я продолжаю этим заниматься для себя, но большую часть времени я пишу для кино. Впрочем, Звягинцев предоставил мне полную свободу творчества, так что получилось, что я писал для него, но чувствовал, что пишу для себя.

— Есть ли у вас ученики?

— Я иногда провожу мастер-классы и выступаю на тематических конференциях. Однако, у меня нет времени заниматься этим постоянно, так как у меня практически всегда имеется какой-то текущий проект, над которым я работаю.

— А подмастерья у вас есть?

— У нас с моим братом-композитором Сашей Гальпериным творческий дуэт. Он мой друг и соратник, которого я уважаю и которым горжусь. Мы часто работаем вместе — в том числе и для фильма «Патерно». У нас с ним нет так называемых гострайтеров (дополнительных сотрудников-композиторов. — «Известия»). Мы сочиняем потому, что нам хочется этим заниматься, а не потому, что мы стремимся быть частью индустрии. Поэтому если появляется проект, за который мы взялись, нам хочется писать музыку самим.

— Что вы можете пожелать начинающим композиторам?

— Говорят, что талант всегда найдет себе дорогу. Но очевидно, что надо много работать, если хочешь достичь успеха, а результаты твоей работы должны говорить сами за себя. Работать и над тем, как донести результаты своего творчества до тех, кто в состоянии помочь вам утвердиться в профессии. Надо учиться общаться с людьми, не бояться показывать свою музыку.

Когда я, будучи начинающим композитором, поднимал трубку телефона, чтобы позвонить кому-то и предложить свои услуги, то у меня перехватывало дыхание. Я много раз клал трубку на место, а потом снимал ее снова. Продавать свою музыку оказалось для меня очень сложно. Поначалу часто даже приходилось выпивать успокоительное, так как я просто не мог говорить. Но после того, как я сделал сто или двести подобных звонков, мне стало гораздо легче, хотя я не могу сказать, что получаю от этого удовольствие.

— В чем всё-таки главная особенность написания музыки для кино?

— Когда ты пишешь музыку для фильма, а не для себя, то невольно становишься членом команды. Это значит, что вам приходится сотрудничать с другими людьми, и это должно вам нравится. Мне кажется, сегодня самое интересное в искусстве происходит на стыке нескольких жанров — литературы, изобразительного ряда, танца, музыки. В наше время сложно найти оригинальные ходы в каждом отдельно взятом искусстве. Живопись, как мне кажется, в тупике. И я давно не читал что-либо такое, что перебило бы впечатление от прочитанного в прошлом. Поэтому на первый план выходят такие синтетические жанры, как балет, театр, кино, разного рода инсталляции. 

И, конечно, для успешной работы в кинематографе нужно очень хорошо разбираться в кино, любить его. Если ты равнодушен к этому виду искусства, не понимаешь его язык, значит не сможешь на нем говорить.

Справка «Известий»

Евгений Гальперин родился в 1974 году на Урале. 

Учился в Российской академии музыки имени Гнесиных, в 16 лет переехал во Францию, где продолжил обучение в Булонской консерватории. В 2000 году был принят в Национальную музыкальную консерваторию в Париже. В кино дебютировал музыкой к короткометражке «Самый маленький принц» (2003). Композитор кинокартин «Цветок дьявола» (2010), «Захватчик» (2011), «Белый квадрат» (2011), «Ева» (2011) и других. Работает в дуэте со своим братом-композитором Сашей Гальпериным.

 

 

Прямой эфир