Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Культурные связи в периоды политического благополучия преимущественно играют роль вишенки в середине торта. А вот в годы кризисов и разного рода международных, межгосударственных и межэтнических конфликтов их роль многократно возрастает. И именно творческие контакты и сотрудничество между деятелями культуры, художниками, артистами и почитателями искусств формируют надежду человечества на благополучное разрешение самых опасных противостояний.

Так, несколько дней назад в разгар скандала с высылкой из разных стран российских дипломатов не где-нибудь, а в Лондоне, откуда всё и началось, состоялась плановая презентация Сочинского международного кинофестиваля (в принятой латинской аббревиатуре — SIFFA), который организуется совместными усилия представителей двух распавшихся империй — британской и советской при активном участии представителей кавказских народов. Поскольку инициатор и президент SIFFA — поэтесса и моя бывшая аспирантка Люба Балагова, ныне живущая в Лондоне, родом из Кабардино-Балкарии, где, как известно, недавно создал своеобразную киношколу Александр Сокуров.

Деловая часть презентации — дискуссии, мастер-классы и большинство кинопоказов — проходила в помещении Россотрудничества, а торжественный финал — в кинозале большого отеля в творческом квартале британской столицы Сохо. Разумеется, без проблем не обошлось. Выражая солидарность с правительством Терезы Мэй, выдающаяся актриса Джуди Денч отказалась приехать на вручение ей награды Сочинского фестиваля за исполнение роли королевы Виктории в фильме Стивена Фрирза «Виктория и Абдул». Об этом писала вся английская пресса. В результате Сочинский кинофестиваль неожиданно оказался в центре общественного внимания: как говорится, нет худа без добра.

А вот великий Стивен Фрирз приехал на церемонию, получил свой приз и извинился, что по болезни не смог в декабре доехать до Сочи, чтобы сделать это на месте. И если жаловался, то только на то, что ему в результате достался не один, а три букета цветов. Вручая ему приз, я напомнил, что Московский кинофестиваль некогда познакомил советских зрителей с его творчеством, показав его фильмы в программе «Шедевры европейского кино, неизвестные в СССР». А поскольку мы с ним знакомы много лет и встречались в самых разных странах, в том числе и в России, то вновь пригласил Стивена на Московский кинофестиваль.

Его реакция была неожиданной, особенно в контексте вечера российско-британского кинематографического сотрудничества. «Но вы же теперь всех нас ненавидите», — сказал он с иронией и возможным подтекстом, что ненавидите справедливо. Пришлось пояснить, что если отрицательные эмоции по поводу Запада безусловно есть, то они не распространяются на близких нам по духу деятелей культуры, в том числе и работающих не только в Европе, но и в Голливуде. Так что наша новая встреча в Москве или в Сочи вполне вероятна.

На финальной торжественной церемонии были вручены награды и письма благодарности представителям британской культуры, которые помогли состояться этому уникальному проекту, и показана лента Артема Михалкова «Ставка на любовь», парадоксально прошедшая по нашим экранам почти незамеченной, в том числе и мной.

Не скрою, что я был приятно удивлен энергией и драйвом этой эксцентрической авантюрной комедии — одним из самых сложных для полноценного художественного решения жанров. И тем более удивлен ее прокатной судьбой, учитывая и фамилию режиссера, и влиятельность фирмы «Централ партнершип», которая ее прокатывала.

Мы обсудили также, что надо сделать, чтобы SIFFA в Сочи и в Лондоне укрепила свои позиции и продолжала то самое культурное сотрудничество, которое в условиях возрождения призрака «холодной войны» становится всё более важным и насущным.

Автор — председатель гильдии киноведов и кинокритиков, программный директор Московского международного кинофестиваля

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир