Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Терешкова трех океанов
2018-03-07 15:45:00">
2018-03-07 15:45:00
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Канарский порт Лас-Пальмас 10 марта 1976 года заполонили журналисты. Из гавани уходила в море небольшая красно-белая яхта, борт которой украшали несколько нот. Они обозначали первые такты мазурки Домбровского — польского национального гимна. Название у судна было под стать — «Мазурка». В течение следующих двух лет этой миниатюрной яхте предстояло обогнуть земной шар, пройдя больше 30 тыс. миль. За ее штурвалом стояла первая женщина-яхтсмен, решившая не просто совершить кругосветное путешествие под парусом, но и пройти его в одиночку. Подробности — в материале портала iz.ru.

Моряк из Варшавы

Невысокая, крепкая, с широким открытым лицом и растрепанными темными волосами. Одного взгляда на фотографию достаточно, чтобы понять: Кристина Хойновская-Лискевич — воплощенные спокойствие, свобода и уверенность. В общем, настоящий морской волк. С двумя небольшими исключениями: она была женщиной и родилась в Варшаве — совсем не морском городе.

Впрочем, ни то, ни то другое Кристину не останавливало. С детства она знала, что хочет связать жизнь с морем. Сразу после войны ее семья перебралась из разрушенной столицы в маленький город на севере страны. Кристине тогда едва исполнилось пять лет. А в начале 1950-х годов она уехала оттуда в портовый Гданьск, где поступила на судостроительный факультет местного политехнического университета.

Фото: Depositphotos

Инженер-судостроитель — не самая женская специальность. Возможно, еще менее женская, чем яхтсмен. Всё-таки яхты — это соленый воздух, ветер, солнце. А судостроительный завод — это гигантские цеха и мрачные верфи, на которых готовят к плаванию тяжелые морские суда. Однако именно на такой завод пришла Кристина после окончания института. На строящихся больших судах она отвечала за конструкторский надзор. Работа, требующая не только дотошности и уверенности в собственных знаниях, но и определенной жесткости характера.

Впрочем, именно там, на судостроительном заводе, Кристина встретила человека, который помог ей осуществить главную мечту — известного яхтсмена и яхтенного конструктора Вацлава Лискевича, за которого вышла замуж.  

Выйти из камбуза

К этому моменту сама Кристина уже числилась в местном обществе яхтсменов. Она вступила туда сразу после переезда в Гданьск и постепенно, шаг за шагом, осваивала этот спорт. Начала она обычным матросом, хотя цель ее была, конечно, более амбициозной. Хойновская мечтала стать капитаном. Но капитану, помимо знаний, требовался опыт, получить который женщине было нелегко.  

Яхтсмены неохотно допускали девушек к серьезным рейсам. Тем более в качестве равного члена команды. Право провести всё плавание на камбузе — лучшее, на что могли рассчитывать большинство женщин-яхтсменов.

Вацлав Лискевич предрассудками пренебрег. Опытный яхтсмен и капитан, он брал Кристину в плавания, где со всей строгостью подходил к подготовке будущей спортсменки. Не всё давалось ей легко, однако постепенно Хойновская-Лискевич стала ходить в самостоятельные рейсы, несколько раз возглавляла женские экипажи и в конце концов добилась признания в польском сообществе яхтсменов.

Это было как раз кстати. На волне движения за права прекрасного пола, 1975-й объявили в мире Международным годом женщин — в разных странах раздавали памятные медали, проводили митинги и тематические конференции. А в Польше решили дать возможность женщине отправиться в одиночное кругосветное плавание под парусом. В стране рассчитывали не только уважить амбиции яхтсменок, но и застолбить место в мировой истории мореходства. Такого до сих пор еще никто не делал.

Польская «Мазурка»

Уже весной 1975 года Польский союз парусного спорта провел конкурс среди потенциальных претенденток — всего их было шесть, победа осталась за Кристиной. К этому моменту ей было 39 лет, почти 20 из них она провела, совершенствуя свое умение управлять яхтой.

Тогда же Кристина приступила к тренировкам. Дело было не только в навыках и опыте. Организаторы хотели быть уверены, что потенциальный рекордсмен физически может справиться с задачей. Пока Кристина занималась бегом, ходила на лыжах и наматывала километры в бассейне, на верфях гданьского судостроительного завода начали готовить одноместную яхту, способную выдержать такой серьезный рейс. Одним из конструкторов стал муж и наставник будущего рекордсмена, Вацлав Лискевич.

Фото: zeglarski.info

В итоге получилась небольшая, длиной чуть больше девяти и шириной чуть меньше трех метров, яхта водоизмещением в шесть тонн. Осенью того же года польское радио в экстренном порядке объявило всенародный конкурс на лучшее название для судна. Изучив все предложенные слушателями варианты, Кристина выбрала «Мазурку». Во-первых, оно перекликалось с «Полонезом» — так называлась яхта, на которой поляк Кшиштоф Барановский в начале 1970-х годов дважды обогнул земной шар. Такая «родственная связь» судну перед ответственным плаванием была очень кстати — как говорится, как корабль назовешь, так он и поплывет. Ну а во-вторых, «Мазурка» напоминала о польском гимне, как и двухцветная раскраска яхты — белый верх, красный низ — о национальном флаге страны.

Дорога в море

В плавание Хойновская-Лискевич взяла 450 л питьевой воды, почти 500 кг продуктов, десятки килограмм географических карт — и двух мохнатых плюшевых медведей. Это были талисманы, подаренные перед плаванием матерью и мужем.

Со всем этим багажом «Мазурка» в конце декабря 1975-го отправилась в Шецин, а затем (правда, не самостоятельно, а на борту большого торгового судна) — к канарскому Лас-Пальмас. Именно оттуда весной 1976 года должен был начаться маршрут официальной кругосветки.  

Правда, порт Лас-Пальмас Хойновская-Лискевич покидала дважды. Первый раз яхта вышла из него 10 марта 1976-го, однако почти сразу после этого «капитану Кристине» пришлось вернуться из-за неполадок на борту. Впрочем, если ее не остановило старое морское убеждение, что женщина на судне — к неминуемой беде, технический сбой женщину не напугал тем более. После небольшого ремонта яхта повторно отправилась в плавание уже 28 марта — и на этот раз обошлось без накладок.

Примерная схема кругосветного рейса на яхте «Мазурка»

Фото: Общественное достояние

«Если бы я не верила, что могу совершить такой рейс, я не оказалась бы на борту «Мазурки», — объясняла она позднее многочисленным журналистам.

К концу года «Мазурка» успешно миновала половину пути, пройдя, в том числе, Панамский канал, Таити и Фиджи. В Сиднее была сделана длительная остановка перед второй частью маршрута. Туда же с двойной задачей прилетел Вацлав Лискевич: он должен был проверить состояние жены и судна собственной конструкции. И сама Кристина, и «Мазурка» оказались в полном порядке. И в мае 1977-го яхта вновь отправилась в путь.

«Весь свет следовал за мной»

В отличие от большинства путешественников-одиночек, Кристина никогда не рассматривала море как способ сбежать от людей. Напротив, она одинаково любила и большую воду, и человеческое общество. И в кругосветном плавании они оказались для нее неразрывно связаны.

«Весь свет поплыл за мной, окружал меня. Я не была одинока, я была просто одна, а это мне не мешало. У меня не было лишнего времени для размышлений, нужно было заботиться о стопроцентной готовности яхты. Собственно, я плыла в знакомом мне мире. Многие люди знали меня — заграничная пресса много обо мне писала, кроме того, я не встречала яхтсменов, которые не были бы ко мне расположены! Я всегда могла рассчитывать на них», — позднее писала Хойновская-Лискевич в своей автобиографии «Первая вокруг света».  

Фото: Общественное достояние

На всем протяжении пути Кристина не раз сталкивалась и с оживленным судоходством, и со штормовой погодой, и с сильными ливнями. Однако причиной самой длительной нештатной остановки стали вовсе не погодные условия, а состояние здоровья яхтсменки. Недалеко от австралийского Квинсленда у нее начались сильные почечные колики. Кристина обратилась за помощью к жителям ближайшего поселка. Те немедленно вызвали для спортсменки медицинский вертолет, вызвавшись присмотреть за яхтой.

Но когда после лечения в соседнем городе Кристина вернулась к этому поселку, «Мазурки» там уже не было. Ее искали несколько часов — и нашли недалеко от прибрежных скал: сильный ветер сорвал судно с якоря и гнал на камни. Хватись они «Мазурки» немного позже, и она бы неминуемо разбилась.

Дама трех океанов

Самыми трудными за два года плавания для капитана и ее «Мазурки» стал январь 1978 года, когда до завершения кругосветного маршрута оставались считанные дни. Едва миновав Кейптаун, яхта попала в полосу сплошных штормов — после того как на судне отказала часть автоматики, Кристина 15 суток управляла им вручную. На сон ей при этом оставалось не больше полутора часов в сутки.

К началу февраля яхта из плена непогоды вырвалась, но почти сразу отказала связь. Родственники, друзья и просто сочувствующие, уже готовившие торжественную встречу в Лас-Пальмас, почти месяц не знали, где находится Кристина. А сама она в этом время, борясь с простудой, пыталась преодолеть последние 1800 миль Атлантики по оживленной судоходной трассе, требовавшей неусыпного внимания.

20 апреля 1978 года в сопровождении почетного эскорта из многочисленных моторок с журналистами, «Мазурка» всё-таки вошла в Лас-Пальмас. Все стоявшие в гавани суда встретили смелую женщину и ее выносливую яхту мощными водяными фонтанами.  

Фото: Общественное достояние

Кристина Хойновская-Лискевич в одиночестве прошла 31 тыс. 166 миль, посетив 20 портов в 10 странах мира. Она провела в море больше 400 дней. После небольшой остановки, сделанной в Лас-Пальмас для того, чтобы поговорить с многочисленными журналистами, она снова вышла в море, взяв курс на Польшу — теперь уже вместе с мужем на борту.

На родине семью Лискевичей встречали 18 июня, как раз когда в стране праздновали национальные Дни моря. Поприветствовать женщину-капитана вышли тысячи людей. Кристина Хойновская-Лискевич стала не только национальным героем Польши, но и одним из самых уважаемых людей в морском сообществе — она приняла участие в многочисленных встречах и конференциях, где убедительно доказывала, что женщины в море заслуживают того же доверия, что и мужчины.

«Убеждена, что женщина способна проявить на море такое же профессиональное мастерство, такую же силу воли и выносливость, как и мужчина. Вообще, если хочешь чего-либо достичь, нужно много работать. Другого способа нет», — написала она в своей книге.

В родной стране яхтсменку, которой исполнился уже 81 год, обожают до сих пор. Ее зовут первой дамой трех океанов, пани «Мазурка» или Терешковой океанов.

 

Загрузка...