Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Россияне смогут обжаловать проведение обысков

Минюст готовит поправки, позволяющие оспорить оперативно-разыскные мероприятия
0
Фото: Global Look Press/Dirk Waem
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Россияне смогут обжаловать решение суда об обыске, прослушке, слежке и чтении личной переписки. К разработке необходимых поправок в законодательство приступил Минюст. Сегодня россияне, пострадавшие от неоправданных обысков, не могут оспорить их и получить компенсацию. На это обратил внимание Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). 

У россиян появится возможность обжаловать решения суда, дающие силовым структурам право на оперативно-разыскные мероприятия — обыск, слежку, прослушку, чтение личной переписки. В Минюсте уточнили, что поправки потребуется внести в Кодекс административного судопроизводства и в ст. 9 закона «Об оперативно-разыскной деятельности». Законопроект планируется направить в правительство в октябре 2018 года, отметили в ведомстве. 

Ранее о необходимости разработки поправок было сказано в правительственном докладе о мониторинге правоприменения. В нем уточнялось, что речь о возможности обжаловать разрешение на оперативно-разыскные мероприятия, которые проводятся до возбуждения уголовного дела. Заранее предупреждать «взятого в разработку» человека о том, что суд позволил обыскать его дом или прослушать его телефонные разговоры, никто не будет. Речь идет о тех случаях, когда лицу самому «стало известно о существовании такого разрешения», уточняется в докладе. Что практически невозможно до проведения обыска, отметил партнер юридической компании «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов. Поэтому реально обжаловать решение суда можно лишь после того, как мероприятие уже состоялось. 

Помимо Минюста, в разработке документа должны участвовать МВД, ФСБ во взаимодействии с Верховным судом и Генпрокуратурой. В Минюсте отметили, что уже направили запросы о предложениях по законопроекту в эти ведомства, а также во ФСИН и Институт законодательства и сравнительного правоведения при правительстве. Ответы от них пока не поступили, сообщили в Министерстве юстиции.  

Российское законодательство и сейчас позволяет обжаловать незаконные действия силовых структур, но если есть разрешение суда — оперативно-разыскные мероприятия легальны. И нет возможности оспорить это судебное разрешение и впоследствии получить компенсацию. ЕСПЧ признал это нарушением Конвенции о защите прав человека. При этом Европейский суд не требует уведомлять подозреваемого об обыске заранее. Кроме того, решение ЕСПЧ подразумевает, что суд должен выдавать разрешение на обыск и другие мероприятия при наличии реальных доказательств их необходимости. 

Российское законодательство и сегодня требует мотивированного постановления от силовых структур, идущих в суд за разрешением на обыск. Как следует из ответа Минюста «Известиям», в Кодекс административного судопроизводства могут быть внесены уточнения по этому поводу.

Опрошенные «Известиями» эксперты затруднились оценить размер возможных компенсаций, в случае если выдачу ордера удастся обжаловать. Но если будет возбуждено уголовное дело, к ним можно будет приобщить эти материалы, что сыграет в пользу обвиняемого, отметил ответственный секретарь столичной Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Иван Мельников.

С другой стороны, по его словам, есть риск, что информацией о предстоящих обысках, прослушках и других оперативно-разыскных действиях начнут торговать. Это может затянуть или заблокировать расследование уголовных дел.  

По словам Ивана Мельникова, судьям необходимо также отслеживать обоснованность ночных обысков, особенно если речи не идет о тяжких преступлениях. 

— Сейчас правоохранители могут нагрянуть ночью, когда вся семья спит, в том числе дети, — это может впоследствии негативно сказаться на их психике, — отметил эксперт.

Сегодня законодательство также позволяет провести оперативно-разыскные мероприятия, не дожидаясь разрешения суда. Но правоохранители обязаны получить его постфактум — в течение 48 часов. 

В пресс-службах МВД, ФСБ, Генпрокуратуры, Верховного суда, Следственного комитета и Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве не предоставили оперативных комментариев. Во ФСИН отметили, что разработка проекта — в компетенции Минюста.

 

Прямой эфир