Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Пожалуй, никто не ожидал, что очередное послание президента Федеральному собранию будет настолько сосредоточено на модернизации. Многие важные для бизнеса слова мы услышали из уст Владимира Путина если и не впервые, то четко и конкретно как никогда. Так, например, президент сформулировал четыре важнейших условия для экономического роста: увеличение производительности труда, технологическое перевооружение, развитие малого и среднего бизнеса, рост объемов несырьевого экспорта.

То, что эти составляющие прозвучали, уже само по себе важно. Хотя куда важнее то, что глава государства назвал инструменты для решения этих задач и связал их в единую цепочку. Так, для повышения производительности труда требуются внедрение новых управленческих технологий и модернизация производств, а для этого президент предложил перенаправить госсубсидии и иные формы прямой поддержки тем предприятиям, которые внедряют новые технологии. Модернизация производств увеличит не только производительность труда, но и качество продукции, снизит ее себестоимость, а следовательно, и повысит конкурентоспособность на внешних рынках. Но даже в этом случае препятствием для выхода на внешние рынки (и президент обратил на это внимание) могут стать административные барьеры.

Мы хорошо понимаем, о каких барьерах идет речь. Некоторые из них зависят от внешнеполитических факторов, например от санкционного режима, который затрудняет передачу технологий, оборудования и комплектующих, привлечение заемных средств за рубежом, прямые инвестиции. С этими барьерами нам следует научиться жить — пожалуй, все уже поняли, что они никуда не денутся ни завтра, ни послезавтра.

Но у нас хватает и тех административных барьеров, ликвидация которых зависит исключительно от нас самих. Это высокая стоимость и низкая скорость логистики, длительные сроки оформления таможенных документов, жесткое валютное законодательство, отсутствие механизмов благоприятствования несырьевому экспорту. Также стоит добавить бумажную волокиту при рассмотрении заявок на получение государственного субсидирования, неразвитую торгово-сбытовую сеть за рубежом и, разумеется, высокие ввозные пошлины на импорт сырья, оборудования и комплектующих.

Что касается ввозных пошлин, то, на мой взгляд, можно было бы внедрить практику индивидуальных заявок от наших предприятий на их обнуление. Например, если высокотехнологичному производству требуется какое-то оборудование в определенном количестве или какие-то комплектующие, то в отношении этого груза пошлины можно не взимать. Согласованием заявок предприятий и выдачей разрешений на беспошлинный ввоз, возможно, мог бы заняться Минпромторг.

Наверное, я скажу непопулярную вещь, но развитие высокотехнологичных предприятий невозможно без отказа от поддержки неэффективных, морально устаревших производств. Владимир Путин в своем выступлении обратил внимание на необходимость сосредоточить государственные меры поддержки там, где производится технологически сложная и конкурентоспособная продукция. Это крайне здравое и своевременное предложение, но для его реализации потребуется очень жесткая политическая воля. В России много предприятий, которые доживают свой век. Их господдержка осуществляется исключительно из социальных соображений. Закрытие таких предприятий приведет к потере рабочих мест, но их функционирование объективно потребляет гораздо больше ресурсов государства, чем в том случае, если всех сотрудников распустить, переобучить и выплачивать им пособие в размере оплаты труда в течение переобучения. Здесь, к сожалению, нужны меры, сравнимые по эмоциональному накалу с реформами Маргарет Тэтчер.

Президент подчеркнул, что модернизация и технологическое перевооружение должны вестись такими темпами, чтобы каждое второе предприятие хотя бы раз в год внедряло какие-либо технологические изменения. Эта задача упирается в три ключевые проблемы наших предпринимателей: затрудненный доступ к кредитному финансированию, скромный объем инвестиций и нехватка средств на проведение НИОКР. Причем чем меньше предприятие, тем труднее ему преодолевать эти барьеры.

Редко у кого есть собственные ресурсы на модернизацию, обычно вопрос стоит так: как на имеющиеся средства одновременно и сырье закупить, и зарплаты выплатить? Здесь у нас два направления, по которым надо работать параллельно: во-первых, развитие венчурного финансирования, которое способно связывать в цепочки изобретателей, поставщиков сырья, производителей и дистрибьюторов; во-вторых, субсидирование НИОКР по заявкам предприятий при наличии негосударственного софинансирования.

Поддержка проектов с высоким уровнем передела и высокой наукоемкостью не должна заканчиваться на этапе разработки и изготовления опытных образцов. Многие из нас посещают выставки и видят на них прорывные отечественные разработки. Но подавляющее большинство этих технологий не выходит в массовое производство по ряду причин. Дорогая, сложная и долгая сертификация на родине, а при попытке выхода на экспорт — еще и за рубежом. Пока производитель проходит все круги ада и собирает деньги на оформление разрешительных документов, технология появляется у конкурентов.

Сегодня у нас есть достаточно стабильная макроэкономическая база для реализации всего того, о чем говорил президент в своем послании: инфляция рекордно низкая, рубль относительно стабилен, доходы бюджетов пусть медленно, но растут. Самое время возвращаться от кризисной модели экономики к модели развития.

Автор — вице-президент «Деловой России»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир

Загрузка...