Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Держим планку
2018-02-13 18:04:08">
2018-02-13 18:04:08
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) обязал Россию выплатить журналисту из Краснодара €7,4 тыс. за прочитанную таможенниками личную переписку. В Минюсте утверждают, что россияне всё меньше жалуются в международную инстанцию на нарушение своих прав. Однако страна продолжает оставаться в лидерах по числу рассмотренных дел, а объем средств для выплаты компенсаций увеличился почти вдвое. В подробностях разбирался портал iz.ru.

Разберемся на месте

Россияне в прошлом году меньше жаловались в ЕСПЧ, заявили в Министерстве юстиции. В 2016 году от жителей РФ в Страсбургский суд поступило 7820 жалоб, а в 2017-м — 7740. Если пересчитать число жалоб с учетом населения, то Россия окажется в третьем десятке среди государств Совета Европы, подчеркнули в Минюсте. 

В годовом отчете ЕСПЧ приводились иные показатели. По информации международной инстанции, в минувшем году возросло число жалоб против России, притом что в 2014–2016 годах наблюдалась обратная тенденция. Виной тому технические причины, утверждал главный редактор научно-аналитического журнала «Бюллетень ЕСПЧ» Юрий Берестнев. По его словам, несколько лет назад российский Минюст направил в помощь Страсбургскому суду 20 юристов, которые помогли разобраться с завалами нерассмотренных дел. «В значительной степени их усилиями было подготовлено несколько десятков тысяч решений о признании явно необоснованных жалоб неприемлемыми для рассмотрения по существу», — отмечал юрист. После этого у ЕСПЧ появились свободные руки для рассмотрения других дел, потому так и изменилась статистика. По данным юриста Натальи Воробьевой, работающей в Страсбургском суде, за счет работы командированных специалистов число жалоб в отношении России сократилось на 30 тыс.

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова в прошлом году обратила внимание на то, что число обращений в ЕСПЧ от россиян снизилось. Омбудсмен подчеркивала, что этого удалось добиться за счет реформирования судебной системы в стране, в том числе создания новых апелляционных инстанций. Тем не менее Россия занимает второе место среди стран – членов Совета Европы по количеству рассматривает в ЕСПЧ дел, заявлял в января 2018-го председатель суда Гвидо Раймонди. Опережает ее Румыния, против которой заведено около 10 тыс. дел, на третьей строчке Турция — 7,5 тыс. дел. В 2016-м Россия оказалась в лидерах: каждое пятое решение суда касалось нее. Однако бывали показатели и похуже. Например, в 2011 году около трети всех рассмотренных в Страсбургском суде дел касались РФ. 

Если за 2016-й Россия выплатила гражданам по решению международной инстанции 500 млн рублей, то в прошлом году этот показатель значительно вырос — более чем до 900 млн. Власти страны приготовились к резкому росту выплат по решениям суда еще на стадии формирования бюджета, увеличив резерв почти вдвое.

Председатель Европейского суда по правам человека Гвидо Раймонди

Фото: commons.wikimedia.org

На самом деле выделяемых денег не хватало и до этого, подчеркивал тогда глава международной правозащитной организации «Агора» Павел Чиков: «600 млн в год (такая сумма изначально была заложена на выплату компенсаций в 2017-м. — iz.ru) никогда не хватало, они заканчивались примерно к сентябрю, потом ежегодно возникали неизбежные задержки с выплатами. Дополнительные ассигнования каждый год выделялись, и все компенсации в итоге выплачиваются более-менее в срок».

Не полное согласие

Москва выполняет практически все предписания Европейского суда по правам человека, что признают и в самой организации. В октябре прошлого года глава департамента исполнения постановления ЕСПЧ и верховенства права СЕ Женевьев Майер отмечала, что «в подавляющем большинстве достаточно быстро решается вопрос с компенсациями» по делам в отношении России. 

Российская сторона оставила за собой право не исполнять решения Страсбургского суда в 2015 году. Тогда президент страны подписал закон, который дал Конституционному суду (КС) России право решать, должна ли РФ исполнять требования межгосударственных органов по защите прав и свобод человека. В КС признали верховенство конституции страны над предписаниями Страсбурга.

Главный зал судебных заседаний Конституционного суда РФ

Фото: пресс-служба КС РФ

Впервые этот механизм был исполнен при рассмотрении решения ЕСПЧ по делу «Анчугов и Гладков против России». Двое мужчин, приговоренных в России к смертной казни (впоследствии им смягчили наказание, приговорив их к лишению свободы на 15 лет. — iz.ru), оспорили запрет на голосование для осужденных. В Страсбурге истцов поддержали, однако Конституционный суд постановил, что вердикт не может быть исполнен. Такое же решение было принято по делу ЮКОСа. Четыре года назад ЕСПЧ присудил бывшим акционерам нефтяной компании компенсацию в размере свыше €1,866 млрд. Там сочли, что с ЮКОСа неправомерно взыскали штрафы за налоговые правонарушения. 

Комитет министров Совета Европы ждет от российских властей плана по исполнению соответствующего вердикта Страсбургского суда до 1 октября 2018-го, при этом Москва неоднократно давала понять: предписание по этому делу она выполнять не намерена. В Конституционном суде подчеркивали, что российские власти при взыскании штрафов с нефтяников действовали законно и эффективно. 

Пока работаем

Юрисдикцию межгосударственного органа страна признала, подписав в 1996 году Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод. С точки зрения международного права Россия имеет полное право как выйти из институтов Совета Европы, так и, например, приостановить свое членство в Страсбургском суде. Такую возможность, как рассказывали «Известиям» высокопоставленные источники, российские власти рассматривали осенью прошлого года. Это позволило бы бюджету сэкономить $7–10 млн, предназначенных для взноса в инстанцию. Тогда собеседники отмечали, что у Москвы нет никакой возможности влиять на работу ЕСПЧ — например, она не может участвовать в процедуре отбора судей. Среди причин возможного отказа от работы в Страсбурге называлась также предвзятость и политизированность вердиктов, на которую в очередной раз обратили внимание после решение по «закону Димы Яковлева». В итоге от идеи заморозить членство в ЕСПЧ, однако, отказались. 

С начала 2018-го Страсбургский суд уже вынес вердикты по нескольким делам против России. Во вторник, 13 февраля, стало известно, что он обязал страну выплатить в общей сложности €13,7 тыс. компенсации двум журналистам — корреспонденту украинской телекомпании «Студия 1+1» Максиму Буткевичу и журналисту из Краснодара Юрию Иващенко. Первый жаловался на арест в ходе акции протеста антиглобалистов, прошедшей во время саммита G8 в Санкт-Петербурге. А второй — на превышение полномочий со стороны таможенников, досматривавших его при выезде из Абхазии в 2009 году. 

Здание Европейского суда по правам человека в Страсбурге

Фото: commons.wikimedia.org/Ralf Roletschek

В годовом отчете ЕСПЧ отмечалось, что много дел против России, принятых на рассмотрение, касаются прав ЛГБТ. Уже в этом году Страсбургский суд коммуницировал жалобу российского гей-активиста Николая Алексеева. Мужчина требует компенсации за обыски, которые прошли в его квартире в рамках дела о клевете на депутатов Госдумы шестого созыва Елену Мизулину и Ольгу Баталину. Следствие искало человека, оскорбившего парламентариев из-за их работы с законом о запрете гей-пропаганды. 

Получит ли Алексеев компенсацию, и если да, то в каком размере, станет известно не скоро. В делах против России ЕСПЧ отнюдь не всегда берет высшую планку. Например, 9 февраля он присудил помилованному в РФ украинцу Геннадию Афанасьеву, жаловавшемуся на условия перевозки во время процесса, €2 тыс. компенсации вместо €12 тыс., которые рассчитывала получить защита. Традиционно крупные компенсации инстанция присуждает по политическим делам, связанным, например, с «болотным делом». К примеру, 6 февраля ЕСПЧ потребовал взыскать €10 тыс.в пользу фигуранта дела Владимира Акименкова. Согласно статистике самого Страсбургского суда, подавляющее число заявлений против России вообще не доходит до рассмотрения: в 2017-м 6886 из 8042 признали неприемлемыми. 

После выхода России из-под юрисдикции Международного уголовного суда перспектива ухода из Страсбурга казалось не такой уж туманной. Однако с тех пор прошло больше года, а Москва продолжает работать с Европейским судом по правам человека. Еще в 2014 году на фоне первых разговоров об отказе от сотрудничества с органом президент Владимир Путин подчеркивал: пока дискуссию вести удается.