Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Спой, Шиллер
2017-12-19 17:10:25">
2017-12-19 17:10:25
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Иране случилось небывалое: впервые с 1979 года, когда в стране произошла Исламская революция, аятоллы разрешили западной группе, играющей современную музыку, дать концерт в Тегеране. Ее выступление прошло считанные дни спустя после того, как в Саудовской Аравии — главном геополитическом сопернике Ирана — состоялся концерт классической музыки, сыгранный только для женщин. Ничего подобного в истории королевства прежде не случалось. Почему Тегеран и Эр-Рияд решили пойти на смягчение жестких правил именно сейчас — разбирался iz.ru.

Автор цитаты

— Я поверить не мог, когда услышал, что Schiller приедет в Иран. Сперва я подумал, что мой друг шутит, потому что никто не позволит Schiller тут выступить, но они позволили. Это было потрясающе!

SCHILLER выступает в Тегеране

Фото: youtube.com

Эта реплика 22-летнего Араша, студента из Тегерана, сказанная в интервью американскому каналу NBC, как нельзя лучше характеризует шок от происходящего, испытанный иранской молодежью. Впервые с 1979 года, когда шаха свергли и установился режим аятолл, власти разрешили концерт западной группы. Выбор, правда, оказался на первый взгляд странным: проект Schiller.

Группа была создана немецким музыкантом Кристофером фон Дайленом в 1999 году. В интернете стиль Schiller определяют как «комбинацию трансового трека, через который проходит чтение немецкой поэзии и мистичный вокал». Дайлен — единственный постоянный участник Schiller. Он же — автор текстов и музыки. На концертах ему помогают сессионные музыканты.

Schiller относительно известен в Европе, куда менее знаменит в Америке и в Азии, но зато в Иране имеет практически культовый статус.

Никаких танцев

Автор цитаты

— Реакция аудитории была такой непосредственной, чистой и открытой! — признавался Дайлен после первого концерта. — Из нее буквально брызгала энергия. Даже до того, как прозвучала первая нота, я чувствовал эту энергию — ее было в 10 раз больше, чем во время концерта в любом другом месте.

Кристофер фон Дайлен

Фото: Global Look Press/dpa/Jens Kalaene

Столь теплого приема музыкант явно не ожидал.

— Я получил массу сообщений, в которых мне советовали быть поосторожней, в том числе «Я надеюсь, что вы будете в безопасности – и, пожалуйста, возвращайтесь домой целиком и не позволяйте себя повесить», что бы это ни значило, — поделился Дайлен. Изначально планировалось, что Schiller сыграет в Тегеране только два концерта. Но билеты по немаленькой для Ирана цене в $40 были раскуплены за несколько часов, и тур решили продлить еще на три ночи.

Правда, в полной мере насладиться творчеством Schiller у иранских поклонников не получилось. Зал в здании МВД был забит охранниками, которые следили, чтобы головы у женщин были покрыты, а юноши и девушки не смешивались в зале — для них были разграничены отдельные сектора. Но главное, были полностью запрещены любые танцы. Максимум, что позволялось — в такт ритмам, под которые отрывается молодежь на танцполах Европы, подпрыгивать на креслах и подбадривать артистов криками: «Отлично!», «Мы тебя любим!», «Не уезжай, Schiller!» На прощание зал встал и устроил Дайлену бешеную овацию.

Возможно, если бы речь шла о местной группе, всё было бы иначе. Многие иранские коллективы, играя в клубах, давно уже втихую игнорируют жесткий запрет на танцы. Но в случае с Schiller посетители проявили повышенную сознательность, опасаясь, что если они нарушат правила, то в следующий раз западную группу могут и не пустить — тем более, что прецеденты были.

Роухани разрешил

В 2008 году ирландский певец Крис де Бург — еще один безумно популярный в Иране исполнитель — попытался прорваться на тегеранскую сцену. Концерт организовывала местная музыкальная компания TS, министерство культуры дало добро, подобрали даже музыкантов — иранскую группу «Ариан». В итоге концерт сорвался буквально в последнюю минуту: местные консервативные круги продавили запрет на выступление.

 Концерт любимого иранцами Криса де Бурга отменили в последний момент

Фото: Global Look Press/dpa/Andreas Lander

Но с тех пор ситуация заметно изменилось. Де Бургу отказали в выступлении еще во времена президентства Махмуда Ахмадинежада, а с 2013 года у власти находится Хасан Роухани, считающийся либералом и олицетворяющий сложившийся в обществе запрос на изменения. При нем жесткие нормы поведения, действующие в стране со времен Исламской революции, существенно смягчились. В апреле 2015 года, к примеру, женщинам разрешили посещать стадионы во время крупных спортивных соревнований. Президент неоднократно заявлял о необходимости уменьшить цензуру, призывал иранцев активнее пользоваться интернетом и высказывался в пользу расширения прав женщин.

И иранское общество, похоже, его поддерживает: на выборах в мае этого года Роухани переизбрался на второй срок, набрав 57% голосов. Курс на либерализацию явно продолжится, тем более, что этого требует международная обстановка. Главный соперник Ирана, Саудовская Аравия, которую иранские власти любят приводить в пример в качестве главного регионального мракобеса, решительно взялась за реформы.

Саудовский ход

По иронии судьбы, в Саудовской Аравии борьба за чистоту ислама началась в том же году, что и в Иране. Исламская революция, в результате которой сменился режим в Тегеране, привела к возрождению религиозного чувства как среди шиитов, так и в рядах суннитов. Многие из них решили бороться за очищение веры с оружием в руках.

Утром 20 ноября 1979, когда десятки тысяч верующих собрались на первую новогоднюю молитву в мечети Мекки, 500 с лишним боевиков из группировки «Аль-Масджид аль-Харам» расстреляли охрану, закрыли ворота здания и взяли молящихся в заложники. Мятежники требовали прекратить продажу нефти безбожной Америке и выслать всех иностранцев из Саудовской Аравии, запретить женщинам вести телепрограммы и покончить с западным влиянием в стране.Все закончилось двухнедельным штурмом с сотнями жертв. Уцелевших террористов публично обезглавили. 

Эр-Рияд оказался меж двух жерновов: с одной стороны, власти королевства боялись роста влияния Ирана, открыто заявлявшего о необходимости экспорта исламской революции. С другой — доморощенных борцов за чистоту веры. Напугал их и ввод советских войск в Афганистан: саудовские власти всерьез полагали, что за этим может последовать бросок шурави к нефтепромыслам Персидского залива. Чтобы сплотить правоверных, саудовский режим решил стать святее самого Пророка и принялся закручивать гайки. Женщинам запретили выступать на телевидении во время Рамадана, были запрещены женские музыкальные группы, закрыты кинотеатры, отменены концерты. Саудовская Аравия на долгие десятилетия стала символом регресса. Было запрещено петь, танцевать и слушать музыку.

Зрители во время концерта Yanni в Эр-Рияде

Фото: REUTERS/Faisal Al Nasser

Однако нынешний фактический правитель королевства, принц Мухаммед ибн Салман, делает всё, чтобы сломать старые порядки и превратить Саудовскую Аравию в страну будущего в рамках стратегии «Видение-2030». На 2018 год запланировано открытие кинотеатров. Возобновятся концерты классической и поп-музыки, заработают парки развлечений. Женщинам разрешат водить машину и, как и в Иране, посещать спортивные мероприятия.

Автор цитаты

 — Развивая сектор культуры, мы создаем новые рабочие места и возможности для торговли, а также увеличиваем варианты для развлечения в королевстве, — разъяснил глава минкульта Аввад ибн Салех.

Еще десятилетие назад такие слова из уст министра невозможно было себе представить.

Соревнование между Ираном и Саудовской Аравией «кто быстрее, эффективнее и безболезненнее либерализует общественную жизнь», стартовавшее в этом году, — серьезный вызов политологам, все последние годы рассказывавшим про грядущий подъем исламизма на Ближнем Востоке. Два крупнейших игрока региона, избежавшие потрясений «арабской весны», секуляризируются быстрыми темпами. Теперь главная задача для Эр-Рияда и Тегерана — не ослабить вожжи слишком быстро: неконтролируемая либерализация для ближневосточных режимов может оказаться не менее опасной, чем исламистские мятежи.

 

Загрузка...