Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Порт сомнений
2017-12-15 00:49:42">
2017-12-15 00:49:42
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На днях Китай обзавелся еще одним заграничным портом. Шри-Ланка официально передала на 99 лет в пользование КНР порт Хамбантота на юге страны. Китайцам достался убыточный, но стратегически важный объект. В Нью-Дели подозревают, что Пекин тихой сапой пытается создать военную базу в мягком подбрюшье Индии. Сам Китай уверяет, что порт на главном торговом пути через Индийский океан нужен ему исключительно в мирных целях. В геополитических хитросплетениях разбирался iz.ru.

$292 097 400 — эта сумма навсегда войдет в политическую историю Шри-Ланки. Именно столько заплатил Китай за глубоководный порт Хамбантота на южном побережье острова. Фотографии улыбающегося премьера Ранила Викрамасингхе, держащего огромный пластиковый чек, облетели все СМИ Южной Азии.

Автор цитаты

«Подписание этого соглашения с Китаем означает, что мы наконец-то начали выплачивать наши долги. Хамбантота превратится в крупный порт в Индийском океане, там появится экономическая зона, местность вокруг будет индустриализована, и это в конце концов даст толчок экономическому развитию и туризму», — заявил Викрамасингхе депутатам шри-ланкийского парламента.

Разумеется, $292 млн — лишь первый транш, за которым последуют и другие — общей суммой в $1,12 млрд. Для маленькой Шри-Ланки — настоящий золотой дождь, для богатого Китая — относительно небольшие расходы. За эти деньги он получил в аренду на 99 лет — как в свое время Великобритания Гонконг, — глубоководный порт на самом перекрестье мировых торговых путей через Индийский океан.

Щедро и без обязательств 

Город Хамбантота находится на южном берегу Шри-Ланки в 240 км от экономической столицы страны — Коломбо. В древние времена его удобная гавань служила одним из центров азиатской торговли — туда заходили суда ближневосточных, китайских, малаккских купцов. Однако после того, как Шри-Ланка, тогда именовавшаяся Цейлоном, была колонизирована сперва голландцами, а потом англичанами, Хамбантота пришел в упадок, не выдержав конкуренции с главным портом острова — Коломбо. К началу XX века древний порт превратился в маленький прибрежный поселок городского типа.

Всё изменилось в начале XXI века. Избранный в 2005 году президентом Махендра Раджапакса, уроженец деревушки Виракетия в провинции Хамбантота, решил сделать малую родину снова великой. Для этого необходимо было превратить Хамбантоту в современный порт, а чтобы это сделать, нужны были деньги.

Экс-президент Шри-Ланки Махендра Раджапакса

Фото: commons.wikimedia.org/Alexander Nikiforov

С финансами у Раджапаксы было плохо. Президент, триумфально разгромивший боевиков организации «Тигры Тамил-Илама» и завершивший наконец многолетнюю войну, на последней стадии в средствах не стеснялся. У западных стран к нему возникли многочисленные вопросы по поводу соблюдения прав человека. Недовольство высказывал и большой сосед — Индия, которая, с одной стороны, тайком помогала шри-ланкийским властям в войне, а с другой — вынуждена была считаться с чувствами крупной тамильской общины, населяющей юг страны.

На помощь отчаянно нуждающемуся в средствах Раджапаксе пришел Китай. Пекин не увязывал денежные транши с демократическими преобразованиями, не задавал лишних вопросов и даже не интересовался, из каких средств Шри-Ланка собирается отдавать проценты по щедрым займам. Правда, ставка была непривычно высокой для региона  — 6,3% (для сравнения, Индия раздает соседям займы под символический 1%, а то и полпроцента). 

В общей сложности Шри-Ланка получила от Китая $8 млрд — солидная сумма для небольшого государства. Эти средства Раджапакса вкладывал в инфраструктурные проекты по всей стране, строил шоссе и железные дороги и линии электропередач.

Но любимым детищем премьера стал его родной Хамбантота, которому суждено было сыграть роковую роль в истории Шри-Ланки.

Место проклятое

С реализацией задумки Раджапаксы сразу же начались проблемы. За то время, что порт пребывал в упадке, размеры кораблей серьезно изменились, и по новым меркам бухта Хамбантоты оказалась мелководной. Ее начали углублять, но вскоре наткнулись на огромный выход скальной породы, мешавшей проложить фарватер для крупных судов. Скалу в конце концов убрали, но это потребовало дополнительных вложений.

Возникли проблемы и с местными жителями. Чтобы построить современный порт, требовалось выселить тысячи людей, которые, не будь дураками, требовали за потерянные земли и дома солидных компенсаций. Кое-как их удалось успокоить, пообещав обеспечить дополнительными рабочими местами, но вскоре оказалось, что китайские инженеры не хотят нанимать местных, предпочитая везти рабочую силу с далекой родины. Вообще обнаружилось, что немалая часть китайских денег в итоге перекочевала в карманы китайских же фирм, ведущих работы, хотя на строительстве порта заработали и компании из ОАЭ, Индии и России.

Строительство современного порта в Хамбантоте

Фото: commons.wikimedia.org/aska fathima

Тем не менее титаническими усилиями порт за два года достроили до рабочего состояния и открыли в день рождения президента Раджапаксы. Рядом с ним возвели индустриальный парк и современный аэропорт. Шри-ланкийские власти облегченно вздохнули, объявили порт свободной экономической зоной и приготовились получать прибыль.

Но денежные реки из Хамбантоты в казну не потекли. Обнаружилось, что торговые суда по-прежнему предпочитают заходить в Коломбо — экономический центр страны, а не в пусть и сверхсовременный, но находящийся на отшибе порт. Туристы на местные пляжи тоже не рвались. Огромная аэрогавань Маттала заслужила славу «самого пустого аэропорта мира»: в грузовых терминалах хранился собранный на окрестных полях рис, а охрана была занята в основном тем, что гоняла с зарастающих взлетно-посадочных полос диких слонов. Положение кое-как спасали индийские, корейские и японские автомобилестроители, превратившие Хамбантоту в основной азиатский автомобильный хаб: туда свозили с заводов машины, которые потом отправляли потребителям на Ближний Восток, в Африку и Юго-Восточную Азию. Но полностью покрыть грандиозные убытки они не могли, а тут еще китайские товарищи мягко напомнили, что пора платить по счетам.

Аэропорт Маттала в Хамбантоте 

Фото: youtube.com

К тому моменту как китайцы пришли за своими деньгами, амбициозный Раджапакса уже покинул пост президента. Убирали его из кабинета с большим трудом: совместными усилиями оппозиции, военных и функционеров его собственной «Партии свободы», недовольных диктаторскими замашками президента и тем, что он не знал удержу в кумовстве. По некоторым данным, организующую роль сыграла индийская разведка, недовольная тем, что Раджапакса оказался по уши в долгах у китайцев.

Новый президент Майтрипала Сирисена вместе с премьером Ранилом Викрамасингхе придумали, как им казалось, отличный ход: передать 80% акций убыточного Хамбантота Китаю — то есть, по сути, продать. Но тут уже взбунтовались тысячи местных крестьян, перед которыми замаячила перспектива лишиться домов безо всякой компенсации во время очередного расширения застройки, портовые рабочие, опасавшиеся замены китайцами, и оппозиционеры, пытавшиеся набрать политический капитал. Возглавлял недовольных отставной президент Раджапакса, из сторонника дружбы с Пекином внезапно превратившийся в ярого борца с китайской экспансией и громогласно обвинявший новое правительство в стремлении продать страну дельцам из КНР. А самое главное — план Сирисены и Викрамасингхе осудила Индия.

Разорвать жемчужное ожерелье

Автор цитаты

«Для других стран Индийский океан — лишь одна из частей Мирового океана. Для Индии же он жизненно важен и поэтому должен по праву стать индийским морем, — писал индийский политик и стратег Кавалам Паниккар еще в 1945-м — за два года до того, как его родина обрела независимость. — Будущее Индии неразрывно связано с океаном. Мы должны создать стальное кольцо вокруг наших берегов и внутри этого кольца иметь флот достаточно сильный, чтобы защитить наши берега и акватории, важные для индийской безопасности и экономического преуспеяния. Это кольцо должно пройти по островам Бенгальского залива, Сингапуру, Маврикию и Сокотре. Флот должен базироваться на Цейлоне. Пока этого не произойдет, Индия не будет знать ни безопасности, ни покоя».

Экспедиционное быстроходное транспортное судно USNS Fall River прибыло в Хамбантоту для участия в миссии Pacific Partnership 2017 в Шри-Ланке

Фото: commons.wikimedia.org/Joshua Fulton

С тех пор индийский флот медленно, но последовательно шел к этой цели. К началу XXI века индийские ВМС наконец стали доминирующей силой на просторах Индийского океана, и именно в тот момент у них появился грозный соперник. Всё больше китайских торговых судов и боевых кораблей появлялось в Индийском океане. В странах, которые Нью-Дели привык числить в своей зоне влияния, китайцы разворачивали грандиозные инфраструктурные проекты, соревноваться с которыми индийцы просто не могли.

Как считают индийские алармисты в политических и военных кругах, Китай всё туже затягивает на шее Индии «жемчужное ожерелье» — сеть баз, уже существующих или только запланированных, которые охватят индийское побережье и поставят Индию в невыгодное геополитическое положение. Китайцы, в свою очередь, утверждают, что все их проекты носят исключительно мирный характер и призваны лишь обеспечить беспрепятственное прохождение потока грузов из КНР в Европу и нефти из стран Персидского залива в Китай. В последние годы к этому прибавились работы в рамках проекта «Пояса и пути».

Шри-Ланка в этой ситуации оказалась в уникальном положении. С одной стороны, она расположена на главной морской торговой магистрали Восточная Азия – Персидский залив. С другой — находится в непосредственной близости от берегов Индии, для которой вопрос о том, кто именно будет контролировать шри-ланкийские порты, имеет важнейшее значение.

Бойся китайцев, дары приносящих

Новые шри-ланкийские власти оказались большими реалистами, чем бывший президент Раджапакса, для которого привычка дергать индийского тигра за усы окончилась внезапной отставкой. Для начала Сирисена и Викрамасингхе демонстративно отказали китайской подводной лодке в заходе в порт Коломбо, а затем объявили, что изменят условия контракта о передаче Хамбантоты. Переговоры длились несколько месяцев и завершились в июле.

Согласно им, порт передавался КНР в аренду на 99 лет. Китайцы получают 70% акций. Управлять портом будут не одна, а две китайские компании — Hambantota International Port Group (HIPG) и Hambantota International Port Services (HIPS), каждая из которых формально не имеет контрольного пакета. Шри-Ланка сохраняет безусловный суверенитет над территорией порта и обеспечивает его безопасность, а китайцы обязуются не создавать там военную базу.

Спуск на воду китайского эсминца нового поколения

Фото: Global Look Press/Xinhua

На эти условия Нью-Дели скрепя сердце согласился. По некоторым данным, правда, выторговав в обмен аэропорт Маттала — тот самый, с дикими слонами, в расчете на то, что если китайцы действительно превратят Хамбантоту в город-сад, то и аэропорт оживет, а если нет — то база под боком у китайцев не помешает. Попутно индийцы назидательно указывают соседним пакистанцам: смотрите, чем заканчивается привычка брать щедрые китайские займы. Пекин долги не списывает — он просто рано или поздно заберет себе ту инфраструктуру, под которую давал деньги.

Главный вопрос сейчас: сумеет ли КНР сотворить чудо и превратить убыточный порт в прибыльный? Как показывает реализация китайских инфраструктурных проектов в Африке, Восточной и Юго-Восточной Азии, они вполне способны это сделать — если, конечно, Хамбантота им и впрямь нужен для экономических, а не военных целей. Индийские политики опасаются, что данное китайцами обещание не создавать военную базу Пекин при необходимости может забрать назад — к примеру, посулив шри-ланкийским властям списание пары миллиардов долга. Ну или просто использовать Хамбантоту как пункт снабжения ВМФ НОАК, не нарушая никаких обязательств.

И основания для этих опасений, как кажется из Нью-Дели, есть. За последние годы Китай резко усилил свою активность в Индийском океане: китайские фирмы возводят порты в Пакистане, на Мальдивах (в конце ноября КНР подписала с Мальдивской Республикой договор о зоне свободной торговли), в Мьянме и Бангладеш, взяли в аренду на 99 лет порт австралийского города Дарвин. В августе 2017 года КНР развернула военную базу в Джибути. Так что у индийцев есть все поводы для беспокойства. Не зря же в 2015 году старший офицер и доцент Университета национальной обороны НОАК Чжао И заявил группе индийских журналистов:

Автор цитаты

«Пора бы Индии перестать воспринимать Индийский океан как свой задний двор. Она, конечно, играет особую роль в обеспечении стабильности в регионе, но ей следует помнить, что Индийский океан — это акватория, в соответствии с международными законами открытая для всех стран».

 

Загрузка...