Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Каждый регион хочет привлечь кинопроизводителей»

Глава Фонда кино Антон Малышев — о перспективах рибейтов в провинции и возрождении отечественной документалистики
0
Фото: РИА Новости/Екатерина Чеснокова
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Кинокомиссия Калининграда приняла решение вернуть часть расходов пяти съемочным группам. Речь идет о новых фильмах «Желтый глаз тигра», «Черные бушлаты», «Живой», «На Париж», «Золотая парочка». Таким образом, в стране продолжается реализация принятой в прошлом году Фондом кино программы рибейтов — возврата части расходов, понесенных кинематографистами при производстве фильмов на территории России. Среди регионов, где были созданы пилотные кинокомиссии, — Приморский край, Крым, Астраханская и Калининградская области. О перспективах проекта «Известиям» рассказал исполнительный директор Фонда кино Антон Малышев.

— В Калининграде было много обратившихся в кинокомиссию?

На сегодняшний день на комиссии у нас рассматривалось пять заявок — четыре сериала и один полнометражный фильм, которые снимались в Калининградской области в 2017 году.

Понятно, что всё это происходит пока в пилотном режиме. Компании должны привыкнуть к требованиям подготовки определенной документации. Они несложные, но любое новое дело нуждается в определенной наладке. Поэтому, с одной стороны, конечно, какие-то сложности были, но с другой стороны, я вижу, что коллеги из Калининградской области максимально открыты к диалогу, консультируют кинопроизводителей, абсолютно лояльны и заинтересованы, чтобы эта программа здесь заработала. И заинтересованность здесь чувствуется на всех уровнях, прежде всего — на уровне губернатора.

— В чем суть кинокомиссий?

— Они призваны стимулировать производителей фильмов снимать киноленты в субъектах РФ и возмещать часть затрат на производство фильмов. Фонд кино консультирует регионы и оказывает им поддержку. Первыми в этом году использовали возможности в Приморском крае. Но Калининград подошел к делу более основательно.

— О каких суммах идет речь?

— Суммы относительно небольшие, несколько миллионов рублей на картину, но для продюсеров, тем не менее, это ощутимо. А небольшие суммы не потому, что регионы не готовы возвращать, а потому, что пока инфраструктура в регионе не позволяет потратить очень много на производство фильма. Например, в бюджете Калининградской области 2017 года на эти цели было предусмотрено 20 млн руб.

— Каждая ли область придумывает свой список документов или есть какой-то стандартный набор?

— Единого общефедерального стандарта нет. В Фонде кино мы подготовили стандартный набор документов и стандартное описание процедуры, но, с учетом местной специфики, каждый волен адаптировать документы, учитывая свои условия и возможности региональных бюджетов. Мы же оказываем максимальное содействие в том, чтобы это было понятно для всех заинтересованных лиц.

Например, мы договорились, что на следующий год Калининградская область закладывает 40 млн рублей на компенсацию расходов по производству, то есть удваивает бюджет, предложенный на этот пилотный год. И с остальными регионами мы тоже находимся в активном диалоге. Каждый регион ищет свой инструментарий, позволяющий привлечь кинопризводителей, и это здорово.

— И постепенно вся страна станет съемочной площадкой?

— Я не думаю, что все 85 субъектов будут активно развивать кинопроизводство на своей территории. Это, может быть, даже невозможно, если хотите, по транспортным или климатическим условиям. Но могу предположить, что не менее 10 регионов в стране будут активно заниматься кинопроизводством. Это даст серьезный толчок развитию — как киноотрасли, так и самих территорий.

— Недавно продюсер Леонид Верещагин сказал, что хорошо бы, если возвратные деньги шли к успешным фильмам, а невозвратные — к рискованным проектам. Но ведь кино — это зона сплошного риска.

— Насколько я понял, Леонид Эмильевич имел в виду не то что успешные, а как бы гарантированно прибыльные коммерческие проекты. Мы знаем, что, например, в российском кинематографе есть несколько успешных франшиз, каждая новая часть которых показывает замечательный коммерческий результат.

Думаю, что для такого рода проектов поддержка на основе беспроцентного государственного кредита — вполне рабочий инструмент. Этими деньгами также можно оперировать при поддержке в прокате, тратя их на маркетинг уже готовой картины. И, может быть, можно давать небольшие деньги на возвратной основе на завершение проектов, когда уже есть понимание, что это за материал.

— Таким образом, невозвратное финансирование пойдет к рискованным проектам? Как тогда определить рискованный проект?

В Фонде кино нет сверхзадачи поддерживать рискованные проекты. Есть просто задачи поддерживать проекты, которые имеют потенциал стать фильмами-событиями. А мы понимаем, что по статистике фильмы-события, скажем так, крайне редко окупаются, и есть риск уйти в минус, причем в серьезный минус. Поэтому и нужна осознанная государственная поддержка, которая позволяла бы снижать риски продюсеров и стимулировать их к запуску именно потенциальных фильмов-событий, потенциальных блокбастеров.

Потому что в условиях чистого рынка такие проекты вызревают хуже всего. Тем более, мы с вами знаем очень хорошо, что поддержка составляет чаще всего не более 50%, а это значит, что вторую половину средств продюсеры вынуждены искать на свободном рынке. Это средства инвесторов, кредитные средства, и их в любом случае возвращать придется.

— Документалист Сергей Мирошниченко предлагал воспользоваться опытом Фонда кино и создать систему мейджоров для документального кино. Фонд кино готов открыть новый департамент или планируется создать отдельную структуру?

— Это интересное предложение. Если будет принято решение, что документалистика действительно требует перезагрузки, которой подвергся игровой кинематограф в 2010 году, и этим поручат заниматься Фонду кино, значит, мы будем этим заниматься, если нет — значит, нет. Но логика в словах Сергея Мирошниченко есть. В 2016 году у нас вышло в прокат 10 документальных картин, их кассовые сборы составили 9 млн рублей.

Пока это скромная сумма, если вспомнить, каким зрительским успехом пользовались документальные фильмы в советское время. А сегодня большинство документалистов вынуждено работать для телеканалов. Неигровое кино как материал для просмотра в кинотеатре находится в тяжелом состоянии. Поэтому да, наверное, это направление требует особого внимания. Но, прежде всего, надо дождаться, как мне кажется, принятия решения, чтобы затем с привлечением участников отрасли подобрать стратегию.

— И когда кинематографисты услышат о принятых решениях?

— Заседание Попечительского совета состоится ориентировочно 15 декабря. И на нем как раз планируется обсудить все инициативы и решить, куда двигаться дальше.

 

Прямой эфир