Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Александр Минаев: «Мы сохраняем свою искренность»

Лидер группы «Тайм-Аут» — о пройденном пути, фольклоре, музыкальном стебе и дуэте с Таней Булановой
0
Фото из личного архива
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Несгибаемые адепты гротескного рока, создатели абсурдистских эпосов и собственного учения — участники группы «Тайм-Аут» отметят свое 30-летие большим сольным концертом в Москве 17 ноября. Юбилей совместили с празднованием очередного Мотологического Нового года. С предводителем мотологов Александром Минаевым (он же Акакий Назарыч Зирнбирнштейн) побеседовал обозреватель «Известий».  

— Прежде вы призывали публику являться на ваши особые мероприятия в оригинальных нарядах.

— Да. Но сейчас это уже необязательно. Народ в теме. Все приходят нарядные, детей приводят нарядных. Чем круче костюм — тем веселее праздник.

— За 30 лет сложилась стилистика Мотологического Нового года? Каковая есть, скажем, у хеллоуина, Дня святого Патрика.

— Мы наряжаем елку и лимонное дерево, устраиваем гульбище и, конечно, крутим фонарики.

— «Крутить фонарики» — это по-прежнему определенное вращение руками или фанаты теперь реально делают их из какого-нибудь материала? Может, лампочки с собой приносят?

— Главным образом это вращение руками, хотя теперь можно еще мобильники использовать. Когда сотни людей синхронно «крутят фонарики», мы воспринимаем это как подарок нам.

— «Тайм-Аут» достаточно давно покинул один из «системообразующих» участников коллектива — Павел Молчанов (он же Торвлобнор Петрович Пуздой). Не собираешься пригласить его на грядущий юбилей?

— Он теперь на Кипре живет. И желанием приезжать сюда не горит. Я пытался позвать его на наше 25-летие, когда он еще жил в Москве. Но Павел не пришел. А буквально пару недель назад наш барабанщик Андрей Родин (он же Архимандрей Кислородин) был на Кипре и разговаривал с Торвлобнором Петровичем на эту тему. Но его не тянет в холодные края. И вообще мы практически не контактируем, ибо я не особо продвинутый пользователь интернета. Меня нет в соцсетях. А на телефонные звонки Молчанов не отвечает. Но я в курсе, что он пишет там какую-то инструментальную музыку. Так что всё нормально, жизнь идет и дай бог.

— Один из главных твоих персонажей — Зопух...

— Да, это наместник квачиного бога на Земле.

— Вот-вот. А у вашего гитариста Сергея Степанова (он же Гагей Гагеич Сикорский-Конченый) тоже есть свой ключевой герой — Мотун.

— Не надо разделять. Все наши герои — общие. Их много, они приходят невесть откуда. Жуткое дело (улыбается).

— А у Iron Maiden одно страшноватое существо — Эдди. Но он везде: ключевая фигура их шоу и мерчандайза. Почему бы и вам не «воплотить» своих персонажей? Футболок-то с логотипом «Тайм-Аута» вы много выпускаете. А тут будет еще одна статья дохода и элемент сценографии.

— Да, Зопуха и Мотуна у нас в визуальном воплощении нет. Зато есть Квач, без которого никуда. Птица-рыба в валенках, с чешуей и выменем, ради нее мы, собственно говоря, и трудимся все эти годы.

— Так вывели бы на юбилее Квача на сцену.

— Идея хорошая, но мы упустили этот момент. Нужно было нам раньше с тобой поговорить. Впрочем, 30 лет — это только полпути. Думаю, к 60-летию нашего ансамбля мы такую штуку сделаем. Может, тогда из всех нас только Квач выйдет к публике (смеется).

— В 1987 году вас приняли в Дагестанскую филармонию. Если бы там знали, во что превратится «Тайм-Аут», трудоустроили вас в этой организации?

— Вряд ли. У нас, конечно, есть элементы фольклора, но они очень своеобразные. Если бы работники культуры знали, в кого мы превратимся, нас бы не только дагестанская, а вообще ни одна филармония к себе близко не подпустила (смеется).

— Превращаться вы начали на радио SNC, созданном Стасом Наминым. Какие у вас сейчас отношения? Он будет на вашем празднике?

— Да, я как раз был у Намина на дне рождения, поздравлял его от всей мотологической общественности и пригласил к нам. Если это впишется в его планы, он обещал обязательно прийти. А вообще Намин — отдельная песня в мотологическом движении. Он — его крестный отец. Если бы в 1991 году он не дал нам дорогу на радиостанцию SNC, не знаю, насколько бы мотология развилась.

— Поменялись ли со временем базовые мотологические постулаты?

— Нет. Кайф повсеместно, в любых жизненных ситуациях. Из любого «не в кайф» нужно сделать кайф. Даже если тебе плохо, надо сделать так, чтобы это плохо переходило в хорошо. Я не имею в виду алкогольно-наркотические варианты. Речь о душевном состоянии. Хотя, когда в 1991-м выходили первые выпуски нашей радиопрограммы «Квачи прилетели» на SNC, все были убеждены, что мы находились в эфире пьяными. Но это не так.

— В свое время ты был кандидатом в депутаты от Партии любителей пива...

— Ага, был. От Республики Тыва. У меня мандат сохранился. Могу козырнуть этим документом. Я им даже несколько раз воспользовался в транспорте. Один раз бесплатно добрался на поезде из Москвы в Казань, куда мы ездили на гастроли. Я сказал организаторам, что у меня есть документ кандидата в депутаты Госдумы, и они сэкономили на моем билете. И в Москве в автобусе иногда бесплатно катался, показав контролерам эту ксиву. Магическая вещь, скажу тебе.

— А сейчас президентские выборы грядут и число кандидатов растет. Уже Катя Гордон объявила о своем желании баллотироваться. Может, и тебе попробовать?

— Надо подумать, обратиться к мотологическому сообществу, пусть меня выдвинут. Речи толкать я могу (смеется).

— Вы стали еще одной группой, с которой Таня Буланова выплеснула свою давнюю потаенную страсть к рок-н-роллу. Спели с ней вместе вашу песню «Никто меня не любит». Это как получилось?

— Как-то почти случайно я предложил ей такой дуэт, а она сразу согласилась. Отступать было некуда. Но, по-моему, вышло оригинально.

— Ты не задумывался, куда исчез с российской сцены музыкальный стеб, не замешанный на ненормативной лексике или каких-то социально-политических моментах? Условно говоря, в 1990-е народ веселился под «Тайм-Аут», «Манго-Манго» или там Pep-See, а теперь — «Ленинград», Вася Обломов, Семен Слепаков.

— Затрудняюсь сказать, я не эксперт в этом вопросе. Но поскольку и на нас народ по-прежнему активно ходит, значит, мы стали «штучным товаром» — это радует. А меняться нам поздно. Группе — 30, мне — за 50. Всё уже негнущееся (улыбается).

— Почему после «Капусты» в 2010 году вы больше не выпускали альбомов?

— Тут никаких секретов. Новые песни появляются и выкладываются в интернет. А делать альбом нам по экономическим соображениям неинтересно. Это большие энергозатраты и минимальная отдача. Мне так кажется. Если, конечно, поступит конкретное предложение от какой-то компании, мы альбом соберем. Материала достаточно.

— Ваши песни попадали в саундтреки к нескольким фильмам, в частности к «ДМБ». Мне кажется, у «Тайм-Аута» довольно удобный репертуар для применения в кино. Сейчас есть обращения от режиссеров?

— После «ДМБ» мы сделали музыкальный материал к фильму «Азирис Нуна». А потом с Алексеем Рыбниковым сосредоточились на мюзикле «Буратино». По-моему, он удачно «выстрелил». Мы за год дали в столичном киноконцертном зале «Мир» порядка 120 спектаклей. Если сейчас появится какая-то интересная идея с кино или театром — подумаем.

— Из «Капусты» вышел ваш новый мем «Рок играть — не трусами махать!». На твой взгляд, он продолжил славное дело «Ёхан Палыча» и «Я люблю кататься»?

— Специально не отслеживал, но всегда рад, когда какие-то наши шуточки, фишки уходят в народ. К сожалению, мы не умеем на этом зарабатывать деньги. Природой не дано. А может, это и к счастью. Сохраняем свою искренность.

 

Прямой эфир