Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Кооперация» вышла на сцену

Театр Станиславского и Немировича-Данченко представил оперы молодых композиторов и драматургов
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Москве до 14 ноября проходит фестиваль «Видеть музыку». Музыкальный театр К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко (МАМТ) представил результаты работы оперной лаборатории «Кооперация». На малой сцене «Стасика» прозвучали восемь мини-опер молодых композиторов и драматургов. Произведения были созданы за лето-2017 под патронажем руководителя проекта Екатерины Василевой, она же выступила постановщиком всех опусов.

В оба премьерных дня зал был переполнен. Для события, ориентированного на весьма узкую аудиторию ценителей современной академической музыки, это большой успех. Публику привлекла, скорее всего, сама идея: открыть дорогу молодым в оперный театр и найти новый подход к жанру оперы.

В преддверии практической работы все участники лаборатории прослушали мастер-классы. Общая тема теоретической части — эволюция оперного жанра. Лекторы — композиторы и музыковеды — объясняли, в каком направлении он развивался в XX веке и может развиваться в XXI. Но одно дело — размышления, другое — реальное воплощение. Оказалось, что изобрести «оперу будущего» — задача не из легких.

Поиск новой эстетики и языка присутствовал только в одном произведении — «Элементах». Композитор Кирилл Широков и либреттист Наташа Боренко предприняли попытку деконструкции лексики, разбив слова на элементы (звуки, слоги). Остальные авторы так или иначе придерживались традиций недавнего прошлого. Большинство, впрочем, небезуспешно.

Эльмир Низамов продемонстрировал мелодический дар и умение работать с вокалом в опере «Коллонтай» — размышлении о судьбе выдающейся феминистки революционных лет. Игорь Холопов рассказал с помощью ярких звуковых образов сказку об игрушках, сбежавших из магазина в рождественскую ночь к бедному мальчику. Его «Путешествие голубой стрелы» не открывает новых горизонтов, но так и просится в репертуар детского театра.

Андрей Бесогонов поиграл в абсурдизм, положив на музыку бред писателей-графоманов. А Иван Абрамов перенес традиции американского минимализма на российскую почву: присущая этому стилю механистичность отлично подошла к сюжету-фантазии о геометрических отрезках Aftermath.

Несмотря на все эстетические и идейные отличия, восемь опер образовали органичный спектакль, со своей внутренней драматургией и логикой. И здесь несомненна заслуга кураторов проекта — Екатерины Василевой и Наталии Сурниной. Но главный результат их работы — даже не конкретная постановка, которую смогли увидеть зрители, но апробация нового механизма обновления оперного театра.

Во время «Кооперации» молодые авторы, поставленные в равные (и весьма жесткие) условия, демонстрируют свои навыки и потенциал. Учитывая, что раньше ведущие театры страны вообще игнорировали новое поколение композиторов, в лучшем случае ставя «живых классиков», такой эксперимент — настоящая революция.

Плюс ко всему это еще и новый образовательный формат. Научиться работать с драматургом и режиссером, сочиняя «в стол», — невозможно. Опыт, который дал композиторам МАМТ, вряд ли могут дать вуз и даже зарубежные стажировки. Если ежегодно лаборатория будет принимать хотя бы восемь композиторов (а «Кооперация-2018» уже запланирована), есть надежда, что через несколько лет оперная сцена России преобразится.

Читайте также
Прямой эфир