Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Зверский бизнес
2017-09-29 12:25:09">
2017-09-29 12:25:09
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Смерть видеоблогера-серпентолога Арслана Валеева от укуса черной мамбы в прямом эфире стала одним из самых обсуждаемых событий в интернете. Многих удивил сам факт наличия уникального питомца в квартире несчастного. Как выяснил портал iz.ru, сегодня в России можно купить практически любое экзотическое животное — вплоть до тигра, жирафа или слона, были бы деньги. О том, как устроен черный рынок экзотов и насколько законен оборот редких тварей, рассказала представитель международного благотворительного фонда помощи животным «Дарящие надежду» Светлана Сафонова.

 

Звери по ценам жилья

Дитеныш серебристого лангура, изъятый у торговцев дикими животными в Индонезии

Фото: Global Look Press/ZUMA/Ahmad Widi

 

«Увы, черный рынок по торговле экзотическими животными в России существует и пока ничего сделать с ним нельзя. К нам в фонд периодически обращаются за помощью, просят спасти верблюда, медведя или лебедя, который в Красную книгу занесен. Эти истории нас не удивляют — сегодня, имея деньги, можно без проблем купить кого угодно», — говорит Светлана Сафонова.

Автор цитаты

На просторах сети давно работают сайты, где можно за солидную сумму приобрети практически любого зверя: скажем, кенгуру обойдется в 100 тыс. рублей, бегемот — в 2 млн. Орангутанга могут за милую душу доставить любому, кто перечислит на счет продавцов 3–4 млн. Жираф обойдется в среднем в 4–5 млн. Завести можно даже африканского слона, если не жалко выложить за такой экземпляр от 7 до 12 млн рублей, или морского льва, правда, его пока нет в наличии.

При этом для продажи экзотического животного не нужно прилагать больших усилий, да и скрываться особо не приходится. Хозяева сайтов щекотливую тему легальности торговли аккуратно обходят и утверждают, что всё это стало возможным благодаря их сотрудничеству с российскими и зарубежными заводчиками зверей, а также с цирками и ловцами животных. В описании отдельных лотов продавцы уточняют, что покупателю предлагается не «краснокнижный» вид, так что всё законно. По крайней мере на словах.

Продавцами диких животных нередко становятся охотники: например, в июле этого года стало известно о подобной истории из Чувашии, деревни Верхняя Кумашка. 58-летний охотник нашел в лесу троих волчат и решил вырастить их у себя дома, планируя последующую продажу. Однако подросшие звери стали душераздирающе выть по ночам и беспокоить других жителей деревни. В итоге сельчане обратились в полицию. Прибывшие на место оперативники изъяли животных, а охотнику досталось обвинение в нарушении одной из статей закона «Об охоте».        


«Я тигренок, а не киска!»

Изъятый сотрудниками полиции во время рейда в кальянную в центре столицы четырехмесячный львенок

Фото: агентство городских новостей «Москва»

Способы доставки животных по месту назначения — отдельная четко налаженная система. Подложные документы, оформление диких зверей под видом домашних питомцев, тайники в багаже — таким подходом давно не удивишь бывалых полицейских. В 2015 году в Нижневартовске в тесном деревянном ящике стражи порядка обнаружили краснокнижного амурского тигренка — его, пойманного в дикой среде, готовили к отправке новому владельцу.

К слову, для черного рынка территориальных ограничений почти нет: практически в каждой стране есть продавцы, перекупщики и курьеры. Весь мир — один большой зоомагазин.

«Все границы открыты, и в любое место можно приехать без проблем. С любой визой, хоть в Африку, хоть в Австралию. И кругом живут россияне, понимаете? Либо их друзья и партнеры. Люди договариваются, выкупают животных и перевозят зверей, причем в плохих условиях. Была история, когда дикого зверя пытались за домашнего выдать — в поезде везли тигренка, а по документам он значился как обычная кошка. Кто-то перевозчиков «слил», пришли пограничники и прочие службы и с большим скандалом отняли малыша: хозяин тигренка, который, видимо, вез его кому-то по заказу, долго сопротивлялся. Были разборки и кидание «понтов» — мол, вы еще пожалеете, с кем связались! Но, слава Богу, тигренка тогда отвоевали», — вспоминает Сафонова.

 

Надоевшие игрушки

Медвежонка подбросили в благовещенский приют для бездомных кошек и собак «Остров спасения», откуда волонтер Ольга Щетинина забрала его к себе домой

Фото: РИА Новости/Игорь Агеенко

Бывает, что любители экзотики переоценивают свои возможности и начинают тяготиться присутствием в их жизни выросших из забавных тигрят и крокодильчиков взрослых особей. Тогда встает вопрос: что делать дальше? Как правило, владельцы животных не заморачиваются и попросту выгоняют питомцев на улицу.

За случаями из жизни ходить далеко не надо. В 2016 году зеленоградская полиция получила сообщение о том, что по городской лесопарковой зоне бродят два медвежонка. Звери явно были приручены — на них были надеты ошейники и они совсем не боялись людей. Патрульные забрали медвежат в отдел, и позже их направили в реабилитационный центр передержки диких животных. Другие, более добросовестные хозяева, пытаются по возможности обойти муки совести и начинают искать для зверей новый дом. Как правило, в обоих случаях дальнейшей судьбе экзотических «пленников» не позавидуешь.

«Куда только бедные звери потом не попадают. Кто-то сдает их в контактные зоопарки, а кто-то — в передвижные зверинцы, которые являются лютым злом для животных. Полуголодные бедолаги мотаются по всей стране в малюсеньких вагончиках с решетками, в ужасных условиях и сплошной антисанитарии, без особого ветеринарного ухода. Летом им жарко, зимой холодно. Но для людей это всего лишь бизнес, тот факт, что речь идет о живом создании, в учет не берется. Можно считать, что зверю повезло, если его забирает человек, имеющий загородную территорию. Например, есть достаточно состоятельные и жалостливые люди. Они и забирают брошенных животных и организуют для них домашний приют. Но он тоже имеет ограниченное место, это надо учитывать. Неподалеку от моего места жительства теперь обитает медведь в большом-большом доме, и его новый хозяин — бывший дрессировщик», — рассказывает собеседница портала iz.ru.

Еще меньше шансов у экзотического животного, если его постигла болезнь. Ветеринарные услуги и для домашнего животного недешевы — а потому несложно представить, во сколько обойдется лечение дикого зверя. В результате их здоровьем никто не занимается, и они живут столько, сколько протянут.

Чернобурая лисица в контактном зоопарке в Москве

Фото: РИА Новости/Евгений Биятов

«Однажды мы спасли оленя. Сначала у владельца было двое копытных — для развлечения, вроде собачек. Ухаживали за ними таджики. В итоге самец умер, а самочка оказалась в достаточно плохом состоянии, болела. Богатому хозяину всё это надоело. Возиться с ней неохота, что делать — непонятно. Как-то через десятые руки вышли на нас и сказали: «У вас сутки — либо оленя забираете, либо мы его на мясо, оленинки поедим». Когда наши ребята перевозили эту бедняжку на передержку, видели бы вы ее глаза, которые сами по себе безумно красивые и трогательные. А у оленихи они были еще и полные слез, потому что ей было страшно и судьба ее была непонятна. В дикую природу ее выпускать было нельзя. Она у нас на передержке посидела месяца полтора-два, мы к ней врача вызывали, ухаживали за ней. А потом нашли ей постоянное пристанище — в Тверской области при государственном санатории есть большая территория, где живут несколько спасенных животных. Они взяли нашу Алечку (мы ее так назвали). Она там сейчас обитает и здравствует, сотрудники присылают фотографии, на которых видно, как наша девочка с другими оленями общается», — говорит зоозащитник.

 

Законодательный шанс

Лори Маркер и Брюс Брюэр с подопечным гепардом, Фонд реабилитации диких животных, Намибия

«Мы участвовали и участвуем в разработке закона «О защите животных», были в экспертном совете, и вопрос с черным рынком, естественно, поднимался. Сейчас стараемся пройтись по всем статьям, чтобы ничего не учтенного не оставалось. В законе, который этой осенью уже будет, я надеюсь, принят, содержится список животных, которых нельзя будет держать в домах, ресторанах и в прочих подобных местах. Наказываться будут и продавцы, и покупатели по всей строгости закона. Конечно, пройдет какое-то время, прежде чем всё это заработает, всё это не в один день делается. Но запрет уже будет иметь юридическую силу. Пока же закона нет — и ситуация с экзотами фактически бесконтрольна», — объясняет Сафонова.

Резонно предположить, что с момента принятия закона начнется открытая борьба с торговцами и покупателями диких питомцев. И в этом случае в руках правоохранительных органов окажутся не только преступники, но и их жертвы — невинные звери.

«Очень важный момент: когда животные будут изъяты, куда их в таком количестве девать? Это тоже большая проблема, и о ней должно будет подумать государство. Нужно будет создавать центры для реабилитации зверей, приюты, зоосады, ведь понятно, что в природе они уже не выживут. А это большие деньги. Но есть же в Африке Центр реабилитации спасенных слонов, это питомник в Найроби, основанный Фондом дикой природы Дэвида Шелдрика. В это место со всей Кении свозят осиротевших животных, которым оказывают не только физическую, но и психологическую помощь. Он существует за счет финансирования от государства. Или в индийской Керале, неподалеку от Чиангмая, есть центр, куда попадают старые животные, слоны с травмами и патологиями. Думаю, и мы когда-нибудь сможем это всё отрегулировать», — заключает эксперт.

 

Закон им только снится

Полиция Индонезии изъяла панголинов у нелегальных торговцев животными в порту Медана

Фото: TASS/Barcroft Images/Jefta Images

Как рассказала порталу iz.ru руководитель ассоциации специалистов и юристов по правам и защите животных «Зооправо» Анастасия Федюнина, в России в случае провоза партии животных, стоимость которой не превышает 1 млн рублей, нарушителю грозит только штраф, а вот за контрабанду редких и особо ценных животных можно получить реальный срок в виде лишения свободы до семи лет по ст. 226.1 УК РФ («Контрабанда»).

Краснокнижных животных закон защищает особо: согласно ст. 258.1 УК РФ, перевозка, приобретение, хранение или содержание таких зверей наказывается штрафом до миллиона рублей и лишением свободы на срок до трех лет.

Автор цитаты



— Нелегальный провоз животных через границу — это не только нарушение закона. В такой ситуации есть риск распространения инфекции, потому что «живая контрабанда» не проходит никакого ветеринарного контроля, никакого обследования и в принципе не имеет никаких документов. Кстати, если на следствии выяснится, что животные были больны опасными для людей заболеваниями, это станет для контрабандистов отягчающим обстоятельством, — поясняет она.



По словам Федюниной, официальных расценок на экзотических животных — скажем, крокодилов или пауков, нет, поэтому существуют сложности с классификацией их как «товара». По официальным данным, на российской границе ежегодно задерживается от 50 тыс. экзотов, но это около 20% от реальных размеров живой контрабанды. Спрос на таких животных в России очень велик, и объем черного рынка растет на 30–40% каждый год. По подсчетам экспертов, годовой оборот мирового черного рынка экзотов составляет около $9 млрд.



— Выручка от контрабанды намного превышает штрафы — даже миллионные. Злоумышленникам проще отдать эти деньги, чем готовить все документы. Конечно, контрабандист может потерять весь товар — или товар может просто не дожить до продажи, но контрабандисту проще и выгоднее рискнуть и попытаться пересечь границу с животными. Прибыль на этом черном рынке очень велика. Все преступления в отношении животных совершаются лишь потому, что наказание слишком маленькое для таких деяний. А когда речь идет о бизнесе — а это бизнес, в первую очередь бизнес торговли дикими животными, — то та прибыль, которую они получают, легко покрывает все расходы теневых торговцев, — заключает Федюнина.

Загрузка...