Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Реконструкция войны
2017-09-24 21:32:33">
2017-09-24 21:32:33
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Череда ракетных и ядерных испытаний КНДР в сочетании со всё более агрессивной риторикой в диалоге США и Пхеньяна вновь заставляет рассмотреть вероятность столкновения на Корейском полуострове и его возможные очертания. Портал iz.ru исследовал детали потенциального конфликта.

 

Основные предпосылки

Наличие ядерного оружия у КНДР само по себе представляет для США casus belli, учитывая, что в исповедуемой Вашингтоном внешнеполитической доктрине для Пхеньяна нет места в принципе, а для Пхеньяна как режима, способного нанести США неприемлемый ущерб — тем более. Относиться у этой доктрине можно как угодно, но тем не менее она определяет мотивацию американского военного и политического руководства.

Оценки северокорейского ядерного потенциала разнятся, в основном сходясь на цифре в «несколько десятков» боеприпасов, готовых к боевому применению, в том числе, возможно, несколько единиц на носителях, способных достичь континентальной территории США (ракета «Хвасон-14», успешные испытания которой состоялись в 2017 году). Сентябрьские испытания очередного спецбоеприпаса, кроме того, показали, что КНДР располагает технологиями изготовления термоядерных зарядов мощностью порядка 100 килотонн в тротиловом эквиваленте.

Наличие этого арсенала, с одной стороны, показывает бесплодность многолетних усилий США по предотвращению создания оружия массового поражения в странах третьего мира. Более того, в сегодняшней обстановке очевидно, что «мирных» способов заставить северокорейский режим отказаться от ракетно-ядерного щита просто нет: судьба Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи, а также многолетняя во многом инспирированная Западом война в Сирии доказывают, что самым надежным способом защиты является собственное ядерное оружие или наличие надежного союзника с таким оружием.

В этих условиях США сталкиваются с двумя основными рисками: первый — вероятность кровопролитной войны и возможного ядерного удара по территории США и их союзников в случае попытки решить проблему военным путем. Второй — вероятность (если не неизбежность) «ядерной эпидемии» — массового создания ядерного оружия во многих странах в случае, если создание этого арсенала сойдет с рук дому Кимов.

Военное решение осложняется тем, что вероятность масштабного столкновения с использованием оружия массового поражения не вдохновляет никого из соседей КНДР — ни РФ, ни Китай, ни Япония, ни Южная Корея не пребывают в энтузиазме от этой перспективы, при этом Россия и Китай уже заявляли, что военное решение северокорейской ядерной проблемы отсутствует.

 

Фото: REUTERS/Stephanie Keith

 

Окно возможностей

Вместе с тем пространство невоенного решения стремительно уменьшается. Арсенал экономических санкций против КНДР по факту исчерпан — если только у США нет в кармане аргумента, способного заставить присоединиться к ним Россию и Китай, на что ни Москва ни Пекин очевидно не пойдут — в первую очередь из опасений неуправляемого ухудшения ситуации в стране с 25-миллионным населением и огромным арсеналом разнообразных вооружений. Политические возможности США отсекли для себя сами, неоднократно продемонстрировав Пхеньяну и всем остальным готовность отказаться от любых соглашений, как только они становятся невыгодными для Вашингтона. Если исходить из предположения неизбежности военного столкновения, то в случае с КНДР ситуация обладает рядом особенностей, которые необходимо учитывать при попытках предугадать начало возможной операции.

В первую очередь это необходимость действительной внезапности. Сценарий длительного нарастания напряженности с формированием коалиции и постепенным сосредоточением сил чреват (в худшем варианте) возможным превентивным ударом со стороны Пхеньяна, в случае если руководство КНДР решит, что терять ему больше нечего. Ущерб от такого удара трудно оценить, но в худшем случае жертвами могут оказаться миллионы человек, чего политикам не простят ни в США, ни в Японии, ни в Южной Корее.

Автор цитаты

При этом даже в случае отказа северокорейского руководства от превентивного удара, длительная масштабная подготовка, подобная «сборам» на обе войны в Заливе или на балканскую кампанию 1999 года, даст корейской народной армии время для собственной подготовки, включая маскировку и перенос ряда ключевых объектов и систем со всеми вытекающими последствиями.

Целью операции для США в этой предполагаемой кампании должно быть уничтожение в первую очередь ракетно-ядерных сил и инфраструктуры их поддержания и воспроизводства. Понятно, что уничтожение должно быть гарантированным, не оставляющим шанса на ответный удар по американской территории. Отсюда вытекает первое требование: наращивание возможностей разведки в регионе и надежное сокрытие приготовлений к операции — с тем, чтобы обнаружить все (или как минимум бóльшую часть) ракетные позиции и не дать времени для их переноса.

Это означает, в свою очередь, необходимость скрытного сосредоточия больших сил, в первую очередь авиации, что само по себе является нетривиальной задачей. Передвижение авианосных соединений в океане можно замаскировать, но спрятать факт их выхода в море затруднительно, и усиление авианосной группировки на Дальнем Востоке с очень большой вероятностью будет вскрыто.

Другим вариантом является усиление авиационной группировки США на японских и южнокорейских авиабазах, включая, возможно, переброску авиации флота для действий с береговых аэродромов. Подобный шаг также может быть вскрыт, но с большим трудом и не так быстро. Вместе с тем США могут столкнуться с затруднениями при согласовании такого маневра с союзниками — грань, отделяющая их от войны, и без того тонка, а развертывание на территории Южной Кореи и Японии дополнительных сил США уничтожит даже иллюзорные надежды остаться в стороне.

 

Фото: REUTERS/Toru Hanai

Во-вторых, сказанное означает, скорее всего, что возможная операция будет готовиться без попыток получить соответствующую санкцию Совбеза ООН — такая попытка сама по себе может быть истолкована в КНДР как завершающий этап приготовлений к удару. Наконец, третьим необходимым условием является скорость подготовки — длительный процесс также будет неизбежно засвечен. Исходя из сказанного, у США есть следующие возможности:

— скрытно нарастить военно-морскую группировку за счет переброски неавианесущих боевых кораблей, в первую очередь — эсминцев и крейсеров системы Aegis, модернизированных для выполнения задач противоракетной обороны, а также подводных лодок с крылатыми ракетами. На эти силы ляжет как перехват возможных боевых пусков со стороны Северной Кореи, так и уничтожение наземных целей с помощью крылатых ракет;

— подготовить к переброске на японские и южнокорейские аэродромы дополнительные силы авиации;

— подготовить стратегическую авиацию (включая бомбардировщики-невидимки типа B2) к действиям с территории США, учитывая, что традиционно служащий базой для американских стратегов в АТР остров Гуам находится в зоне гарантированной дальности северокорейских ракет;

— нарастить разведывательные возможности как путем усиления космической группировки, так и развертыванием беспилотников (часть которых способна выполнять и ударные функции).

Предполагается, что ключевую роль в этой операции будут играть крылатые ракеты морского и воздушного базирования, системы противоракетной обороны и средства разведки как космические, так и воздушные.

Фото: REUTERS/KCNA

При этом такой удар, вполне возможно, не будет соответствовать привычному шаблону «сначала американцы завоюют господство в воздухе и подавят ПВО» — учитывая необходимость исключить ракетный удар КНДР, первоочередной целью будут, очевидно, ракетные базы и командные пункты, с использованием числа ракет, заведомо превышающим возможности северокорейских сил противовоздушной обороны и с запасом на случай ложных целей. Технически возможности ВВС и ВМС США могут обеспечить тысячу и более ракет в залпе, что в теории будет достаточно для поражения нужных целей. Гарантировать такое поражение, однако, вряд ли кто-то рискнет.

Отдельным вопросом остается возможность применения американского ядерного оружия. Ряд северокорейских военных объектов находится в заглубленных укреплениях, защита которых дополнительно усилена благодаря особенностям рельефа этой горной страны, так что обычных боеприпасов, даже столь мощных, как 13600-килограммовый противобункерный боеприпас GBU-57 (Massive Ordnance Penetrator), для их вскрытия может не хватить. В этих условиях не исключено, что для уничтожения отдельных целей могут быть применены ядерные боеприпасы — скорее всего, авиабомбы типа B61 с тех же малозаметных бомбардировщиков B2.

Архитектура этой операции в любом варианте будет построена на использовании ахиллесовой пяты военной машины КНДР — в силу острого дефицита средств и ресурсов Пхеньян не мог одновременно развивать ракетно-ядерные системы и средства ПВО.

Автор цитаты

Многочисленные силы противовоздушной обороны КНДР сегодня оснащены в основном устаревшими системами 1960–1980-х годов, и их способность противостоять совокупной ударной мощи ВВС и ВМС США неизбежно ограничена. Вопрос заключается скорее в эффективности американских средств разведки и целеуказания, предсказать которую в данных условиях невозможно.

Диапазон вероятностей

Предсказать исход подобного столкновения вряд ли возможно, тем не менее определенный веер вероятных исходов можно предположить. Наименее вероятным, к сожалению, представляется перемирие «на пороге» — в силу уже сказанного: Пхеньян не откажется от ядерного оружия, гарантирующего ему суверенитет, США не могут позволить себе такой демонстрации слабости и последующего крушения режима ядерного нераспространения.

Фото: REUTERS/Damir Sagolj

Все остальные возможные исходы представляются более вероятными. Не исключено, что США продемонстрируют блестящую короткую кампанию в стиле «Войны в заливе» 1991 года, когда ПВО Ирака и его наземные войска были сокрушены с минимальными потерями. Вместе с тем даже такой исход не гарантирует ни отсутствия ядерного удара по США или Японии, ни возможных тяжелейших потерь Южной Кореи, в первую очередь в Сеуле и пригородах, учитывая что даже самые современные средства разведки зачастую могут быть обмануты очень дешевыми и простыми контрмерами.

В случае если Северной Корее удастся «послать ответ» в виде хотя бы нескольких боеприпасов, последствия конфликта станут очень тяжелыми — инфраструктура современных мегаполисов Японии и США не рассчитана на противостояние ядерному удару — логика экономического развития последних десятилетий почти во всех странах блестяще игнорировала такие замшелые, казалось бы, категории, как поражающие факторы ядерного взрыва и организацию гражданской обороны.


Наконец, если воздушная операция не достигнет желаемого в Вашингтоне результата, режим в Пхеньяне не падет, а КНДР сумеет нанести ответный удар — то ситуация окажется более чем плохой. В этом случае речь пойдет о сухопутной войне на Корейском полуострове, в которой противники вряд ли будут выбирать средства, а число беженцев может измеряться десятками миллионов. Какими будут последствия такого конфликта — не предскажет никто.

Ну и последнее: самым неприятным и наиболее трудноучитываемым фактором является то, что северокорейский ядерный боеприпас может быть доставлен в США не только с помощью ракеты.