Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
РФ и Вьетнам назвали приоритетом двух стран укрепление партнерства
Общество
МВД России объявило журналистку Курбангалееву в розыск
Мир
AFP сообщило о более 1 тыс. погибших во время хаджа в Саудовской Аравии
Происшествия
Тело пропавшего бизнесмена из Москвы нашли в лесу под Калугой
Армия
ВС РФ нанесли удар высокоточным оружием по объектам энергетики Украины
Мир
Путин пригласил высших руководителей Вьетнама посетить Россию
Общество
Ректор РГГУ Безбородов покинет свой пост 21 июня
Общество
Журналист Отар Кушанашвили попал в больницу
Мир
Путин указал на взвешенность позиции Вьетнама по острым международным вопросам
Общество
В Новосибирске суд арестовал обвиняемых в убийстве и истязании 10-летней девочки
Происшествия
В Донецке ранен мужчина при подрыве на мине «Лепесток»
Экономика
Постпреды стран ЕС согласовали 14-й пакет антироссийских санкций
Общество
Пожар в ангаре в яхт-клубе в Подмосковье полностью потушен
Происшествия
В Псковской области торнадо разрушил жилые дома
Мир
Россия выделит 1 тыс. бюджетных мест для обучения вьетнамских студентов
Происшествия
Два человека ранены при ударе ВСУ по подстанции в Запорожской области
Недвижимость
В Москве на 9% выросло количество сделок на рынке новостроек

Время пришло

Уполномоченный по правам предпринимателей при президенте РФ Борис Титов — об инициативах главы государства по снижению давления на бизнес
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Владимир Путин, будучи на Дальнем Востоке, произнес несколько слов, которые способны оказать российскому бизнесу большую услугу.

Речь о наболевших и сверхболезненных проблемах, таких как необоснованные заключения под стражу, выемки серверов, избыточные проверки. Проблемах, о которых не устает говорить и сам бизнес, и те, кто его защищает.

Причем почти никто не берется спорить с тем, что давление на бизнес избыточно. Но такое, чтобы глава государства четко и однозначно сказал, какие именно препятствия надо убрать, случается далеко не каждый день. Сейчас наконец случилось.

Объявленные инициативы Владимира Путина делятся на четыре части. Прекратить затягивать беспричинное содержание предпринимателей в СИЗО. Запретить изымать при обысках серверы и жесткие диски. Резко уменьшить число внеплановых проверок. И, наконец, формализовать права института уполномоченных по защите прав предпринимателей по этой самой защите предпринимателей в судебных процессах.

Мы в институте уполномоченного все последние годы настойчиво привлекаем к этим проблемам внимание властей. И переоценить практическую ценность нынешних слов президента очень сложно. От себя прокомментирую, почему именно.

Начнем по порядку. Владимир Путин поручил Генеральной прокуратуре совместно с Верховным судом выработать порядок, который не позволит следователям до бесконечности затягивать пребывание обвиняемых бизнесменов в СИЗО. А из практики уполномоченного мы знаем о случаях, когда предварительное заключение длилось годами: Иосиф Кацив отбыл за решеткой до суда пять лет, Юрий Осипенко находится там уже восьмой год.

Конечно, определенное воздействие оказали изменения в ст. 108 УПК РФ, ограничившие возможность брать под стражу обвиняемых по «предпринимательским» составам (и еще больше — прошлогоднее постановление ВС, конкретизировавшее особенности применения статьи 108). Бизнесменов в СИЗО стало меньше. Однако полностью проблема не решена. Нам очень часто жалуются на то, что следователи месяцами «маринуют» арестованных предпринимателей в камерах, не вызывая даже на допросы. Причина проста: для бизнеса каждый лишний день руководителя в СИЗО — это ущерб. А значит, появляется предмет для торговли, в которой даже не столь важен окончательный приговор суда (его может вообще не быть). То, что теперь этот шантаж будет затруднен, — очень значимая мера.

Запрет на изъятие серверов и жестких дисков при проведении следственных мероприятий на предприятиях. Президент совершенно прав: для того чтобы получить нужную информацию, достаточно снять копию. Совершенно не обязательно парализовать всю работу предприятия, вести бизнес к уничтожению — если только, конечно, нечистоплотные следователи не хотят опять же создать себе условия для торга.

Внеплановые проверки. После того как в ходе реформы контрольно-надзорной деятельности плановые проверки были поставлены в жесткие рамки, проверяющие структуры выплеснули свою активность именно в эту сторону, «за пределы плана». Минэкономразвития утверждает, что в 2016 году в стране было проведено два миллиона проверок, а наш опрос бизнесменов показывает, что их было примерно в пять раз больше. Это если честно учитывать все административные расследования, рейды, контрольные закупки и прочее, которые под определение проверок формально не подпадают. То, что сейчас президент предложил сократить число внеплановых проверок до трети от плановых, а продолжительность проверки ограничить десятью днями, — мера, которая реально способна прорвать эту запруду.

Наконец по поводу возможности представлять интересы бизнеса в суде. За несколько лет работы мы получили от бизнеса около четырех тысяч обращений о незаконном уголовном преследовании. Однако неопределенный правовой статус уполномоченных в судопроизводстве затрудняет эффективную защиту тех, кто к нам обращается. Мы еще в прошлом году представили в Госдуму проект поправок в УПК, которые давали бы уполномоченным право, в числе прочего, знакомиться с материалами следствия и выступать на суде в качестве либо защитников, либо представителей потерпевших. Сейчас, как видим, Владимир Путин выступил с прямой поддержкой нашей инициативы.

В ближайшее время мы оформим в виде законопроектов все предложения, прозвучавшие из уст президента. Но дело даже не только в этом. Мы надеемся, что наша правоохранительная система начнет меняться прямо сейчас, не дожидаясь изменений в законах. Время пришло.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир