Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
В Израиле рассказали об ответных мерах на действия МУС
Общество
Синоптики пообещали москвичам до +24 градусов 22 мая
Общество
Спрос на культурные мероприятия в РФ вернулся к значениям доковидного периода
Недвижимость
Запрещенных двухкомнатных квартир на рынке новостроек Москвы меньше 0,5%
Мир
Нетаньяху назвал абсурдными обвинения в провоцировании голода в секторе Газа
Мир
Главу минобороны Италии Крозетто экстренно доставили в больницу
Мир
Пентагон признал успехи ВС РФ на харьковском направлении
Общество
Муфтий Москвы предупредил о последствиях запрета никаба в России
Происшествия
Два автомобиля столкнулись на Кутузовском проспекте в Москве
Армия
Минобороны РФ рассказало о подвигах военнослужащих ВС РФ в зоне СВО
Происшествия
В результате пожара в Центральном районе Петербурга пострадали три человека
Мир
В Киеве заявили о непонимании слов Макрона об отправке войск на Украину
Мир
Зеленский пожаловался на нежелание Запада разрывать связи с РФ
Армия
Силы ПВО уничтожили украинский беспилотник над Брянской областью
Мир
Сербия выступит соавтором резолюции о геноциде советского народа
Происшествия
Губернатор Брянской области сообщил об уничтожении украинского БПЛА над регионом
Мир
В постпредстве России прокомментировали решение ЕС передать Украине активы
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Хорошее кино — это всегда история про взаимоотношения людей, попавших в разные экстремальные обстоятельства, будь то война, партизанский лагерь, еще что-то, считает Александр Лойе. Актер сыграл одну из главных ролей в сериале РЕН ТВ «Операция «Карпаты», который 5 мая увидят зрители телеканала. Генеральные продюсеры проекта — Владимир Тюлин и Анатолий Тупицын. Накануне Александр Лойе пообщался с «Известиями» и рассказал о том, как Уральские горы Пермского края в фильме мимикрировали под ландшафт Западной Украины, зачем актеру пришлось освоить блатной жаргон и почему важно не забывать собственную историю.

«Найти специалиста по жаргону помогла счастливая звезда»

— Скоро на РЕН ТВ выходит сериал режиссера Олега Фомина «Операция «Карпаты». Как вы попали в этот проект?

— Как говорится, на общих основаниях. Мы с Олегом Фоминым давно уже дружим и работаем вместе. Изначально он прислал мне сценарий и сказал: «Вот, хочу снимать эту историю. Посмотри, что тебе ближе здесь. Кого бы ты хотел сыграть?» Я начал читать и сказал: «Ну, Олег, что думать? Тут всё понятно. Чума — это не роль, а мечта». — «Ну, хорошо, пробуйся». Был большой кастинг. Я его прошел и приступил к работе.

Кадр из сериала «Операция «Карпаты»

Кадр из сериала «Операция «Карпаты»

Фото: РЕН ТВ

Персонаж колоритный, вор-рецидивист. Актеру есть где развернуться.

Да, но дело даже не в том, что он сам по себе колоритный. Здесь еще очень хорошо написанная роль. Она интересна по своему развитию, драматургически. Плюс, конечно, персонаж очень яркий. Сыграть Чуму было для меня серьезным актерским вызовом. Роль большая, ответственная, поэтому тут режиссер никому никаких поблажек не делал.

Почему мне нравится работать с Олегом Фоминым: он знает, чего он хочет от кино. Хорошее кино — это всегда история про взаимоотношения людей, попавших в разные экстремальные обстоятельства, будь то война или партизанский лагерь. И мне очень понравилась история взаимоотношений моего героя Чумы с главным героем Вороном, которого сыграл Владимир Веревочкин. Абсолютно два разных человека, ничего общего: один — чекист, второй — уголовник. Им приходится впрягаться в историю, находить общий язык, чтобы просто выжить и вернуться домой, выполнив задачу.

— Ваш герой изъясняется на воровском жаргоне. Сложно было освоить этот язык?

— Сценарий не может вместить всех нюансов, которые по мере погружения в материал я узнавал. Естественно, практически весь текст роли был мной переделан. Лексикон моего героя не состоит только из жаргонизмов. Можно было напридумывать ярких словечек, но зрители должны понимать, что к чему. Поэтому главное было соблюсти баланс.

Плюс Чума не только вор, он же еще и «игровой». Или, как это называется в криминальном мире, — «шпилевой». Соответственно, надо было мне еще и картежную науку освоить.

Кадр из сериала «Операция «Карпаты»

Кадр из сериала «Операция «Карпаты»

Фото: РЕН ТВ

— И кто помогал вам в познаниях сленга и учил играть в карты?

— Я нашел, скажем так, компетентных людей в этом вопросе и с ними занимался. Тут не пойдешь по пути работы со словарями. Даже если такой словарь блатного жаргона существует. Феня — это же не большая советская энциклопедия, чтобы просто оттуда терминами сыпать.

То есть вам не хватило знаний, что «редиска — плохой человек», вы копнули глубже?

— Да. Но, понимаете, «редиска» в фильме «Джентльмены удачи» тоже появилась неспроста. Все-таки в СССР были нравственные ограничения. Нельзя было воровской жаргон вот так вываливать на экран. Поэтому приходилось «падлу» заменять на «редиску». Но всё равно же хочется, чтобы это было похоже на правду, а не просто люди делают страшные лица и убеждают всех, что они уголовников играют. Понятно, что в кино есть свои условности, но должно было выглядеть максимально убедительно. И у режиссера получилось.

А где вы нашли специалиста по..?

— По фене?

— Да.

Ее по-разному называют — жаргон, феня, блатная музыка. Найти специалиста в этом вопросе нам помогла счастливая звезда Олега Фомина. Мистика или что-то другое, но у него всегда так: если Олег что-то задумывает, всё само приходит. Я не склонен к мистификации, но он в эту свою звезду верит.

И в этот раз всё само сложилось. Нужные люди сами попали в его поле. Когда понадобился специалист по воровскому сленгу, он вдруг материализовался и стал консультантом на картине. Он же помог освоить мне карточную игру. А потом сыграл еще и роль в сериале.

Кадр из сериала «Операция «Карпаты»

Кадр из сериала «Операция «Карпаты»

Фото: РЕН ТВ

«Операция «Карпаты» физически напряженная история»

— К вам жаргонизмы не прилипли?

Если вы обратите внимание, у нас сейчас многие разговаривает на каком-то приблатненном языке, особенно молодежь. Причем зачастую даже не понимают, что они говорят. Например, слова типа «зашквариться», которые просто на каждом шагу. Кому интересно, можете поискать, что это значит. Может, тогда не будут разбрасываться словами.

Вы знаете, главной задачей было не напихать как можно больше характерных слов в текст роли, а чтобы образ создать в целом. Прелесть сериала «Операция «Карпаты» в том, что у нас нет Терминаторов. И Володя Веревочкин не Джеймс Бонд во фраке, который, не замарав белых манжет, раскидывает врагов налево и направо. Мы два человека, попавшие в очень опасную ситуацию, из который каждый выруливает по-своему, в соответствии с поставленными задачами.

Когда мы с режиссером и с художником по костюмам обговаривали детали образа моего героя, это должен был быть некий франт, щеголь вроде Мишки Япончика. Но это не подходящая ко мне история. В итоге поменял всё: внешность, манеры, отношение к жизни. Хотелось сделать его ярким, но не нарочитым, не карикатурой. Так бывает, когда актеры, получившие роль Сталина, обязательно курят трубку, говорят с грузинским акцентом и щурят глаз. В итоге получается не образ, а плохой анекдот.

— Какие горы в сериале сыграли Карпаты?

В Пермском крае и в Подмосковье. Карпатами служили как раз Пермские горы. Там очень красиво — и очень похоже.

Актеры Роман Погорелов, Александр Лойе, Софья Грузенко, Валерия Дергилева на съемочной площадке фильма «Иван Семёнов: Школьный переполох»

Актеры Роман Погорелов, Александр Лойе, Софья Грузенко, Валерия Дергилева на съемочной площадке фильма «Иван Семенов: Школьный переполох»

Фото: из личного архива

Для меня это знакомые места. Свою первую главную роль я сыграл в фильме «Транти-Ванти», который снимали в Перми в 1988 году. А не так давно Антон Богданов там же снимал по книге пермского автора Льва Давыдычева картину «Иван Семенов: Школьный переполох» и пригласил на одну из ролей меня.

Вообще «Операция «Карпаты» физически напряженная история. Потому что снимали даже не в Перми, а в горах. Половина группы жила в городке Лысьва, а другая половина —в Чусовом. Каждый день нам приходилось ездить на съемки в горы за 150–200 км. На дорогу два часа, потом еще 12 часов смены и два часа обратно. Мы не успевали поужинать, приезжали, в душ — и падали спать. А ведь надо же было еще подготовиться к съемкам. Потому что с утра всё заново. В таком ритме жили месяца два.

— Как вам кажется, почему сейчас необходимо напомнить людям о бандеровском бандподполье, которое активно действовало после победы в мае 1945-го?

— Я считаю, что свою историю знать важно. Ведь война в 1945 году не закончилась. На Западной Украине бандеровские отряды продолжали свою деятельность до начала 1960-х. И это всё было не широко известно.

В 2016 году поляки сняли фильм «Волынь». Жутчайшая картина о кровавой драме. Иначе ее называют Волынской резней. Фильм о том, как отряды украинцев нападают на польские села и зверски убивают жителей в 1943 году. Сняли же поляки такое кино. Напомнили о своей истории. Тут всё зависит от того, что вы хотите получить на выходе.

Кадр из фильма «Волынь»

Кадр из фильма «Волынь»

Фото: Andrzej Ludzinski Productions

«Продолжение Next снимали на Валдае у Александра Абдулова»

— «Операция «Карпаты» не первая ваша работа с Олегом Фоминым. Вы снимались в его первом сериале для РЕН ТВ Next. Главную роль, криминального авторитета Лавра, сыграл в нем Александр Абдулов. Что вспоминается?

— Когда Next вышел на экраны, он стал тут же очень популярным. Да и по сей день имеет большой зрительский интерес. И, кстати, на роль сына Лавра в этом сериале я тоже попал через серьезный кастинг.

— Всё тогда сложилось в этом проекте: команда хорошая, режиссер прекрасный, история интересная, рассказана с долей юмора.

Когда это не коллектив наемных рабочих, а группа друзей-единомышленников, это всегда видно на экране. Появляется легкость. И правильность, которую вроде как бы объяснить словами трудно, но ты ее всё равно с экрана считываешь. Потому что людям друг с другом хорошо, весело и комфортно.

Олег Фомин умеет создать атмосферу и зарядить ею команду. А Александр Абдулов даже предоставил свою дачу для съемок продолжения. Вторую часть Next снимали у него на Валдае. Деревянный дом Лавра, героя Александра Гавриловича, в кадре был его. Поскольку человек он был исключительно хлебосольный и веселый, то там регулярно проходили какие-то посиделки. К нему приезжали друзья, что-то отмечали. Короче, совмещали приятное с полезным.

Кадр из сериала «Next»

Кадр из сериала Next

Фото: РЕН ТВ

— Веселье не мешало работе?

— По-разному. Бывало, на втором этаже мы доснимали сцену, а на первом уже начинался ужин. Но весело было всегда.

— Проанализировав вашу фильмографию, я поняла, что у вас было несколько лет безкартинья.

Да.

— Чем вы занимались?

Я человек достаточно разборчивый в выборе ролей, поэтому от каких-то предложений отказываюсь. Потом объяснять, что я был молод и мне были нужны деньги, уже бесполезно. Нет, понятно, что ты никогда не знаешь, как жизнь повернется, но все-таки по возможности надо, я считаю, стремиться к лучшему.

Работа актера — как работа пожарного. Помните анекдот? Устроился мужик в пожарную часть. Через месяц встречает друга, а тот спрашивает: «Как работа?» — «Отлично! Зарплата, соцпакет и т. д. Но как пожар, так хоть увольняйся».

Вот и в кино так. Ты вроде сидишь, ничего не делаешь, но в любой момент тебя могут вызвать. И если ты хочешь быть в профессии, всегда должен быть готов физически, психологически и т. д. Любой актер вам скажет: сама по себе работа не так тяжела, как ее ожидание. Причем это не просто ждать, лежа на диване, а нужно себя поддерживать в форме и быть к готовым к звонку.

— И за время ожидания еще надо не разочароваться в профессии.

Не разочароваться в профессии и не разочароваться в себе. Потому что, естественно, в голову начинают лезть всякие мысли. А почему? Может, я что-то не так делаю? Не поддаваться этому состоянию, быть всегда в хорошей форме — это задача номер один. Ее решением и занимаюсь.

Кадр из сериала «Операция «Карпаты»

Кадр из сериала «Операция «Карпаты»

Фото: РЕН ТВ

«На экране должен быть аттракцион, который бы держал тебя за загривок»

— В прошлом году вы ездили в «Артек» на фестиваль «Алые паруса имени Василия Ланового». Значит, вам небезразлична судьба детского кино. Каковы его перспективы в России?

У детского кино в нашей стране необъятные перспективы, потому что снимается его очень мало. В общем, это непаханая поляна. Но дело в том, что снять фильм для детской аудитории очень сложно.

— Почему?

— Во-первых, работать с детьми. Во-вторых, надо сделать так, чтобы они же с интересом смотрели фильм. А значит, надо их понимать и говорить на одном языке. В то же время не пытаться им угодить. Когда взрослые пытаются играть в детей, это всегда фальшь, которая детьми считывается на раз. Будет ли доверие к тебе после этого? Вряд ли.

А в «Артек» я ездил вместе с режиссером Антоном Богдановым, где мы представляли фильм «Иван Семенов». Можно снимать про детей, а можно снимать для детей. Это разные жанры. Мало людей, которые хотят работать в сфере детского кино и чтобы творческая составляющая для них была важнее, чем финансовая.

Те, кто постарше, помнят, что в СССР был Ролан Быков, который занимался детским кинематографом, снимал фильмы, сам играл в них. Сейчас эту нишу занял Антон. Он исключительно на энтузиазме, на интересе к этой аудитории снимает кино. Ухитряется делать такие фильмы, которые детям интересно смотреть. И это подтвердила многочисленная аудитория «Артека».

Кадр из фильма «Иван Семёнов: Школьный переполох»

Кадр из фильма «Иван Семенов: Школьный переполох»

Фото: проспект Мира

Какой запрос у детей? Может, им вообще нравится взрослое кино?

— Трудно сказать. В первую очередь интересует кино честное, чтобы с тобой говорили как со взрослым, не кривляясь, не сюсюкая. Это сразу вызывает доверие. Понять, что заинтересует юного зрителя в эпоху 30-секундных роликов, сложно. О чем можно снять полнометражное кино, чтобы удержать внимание ребенка полтора-два часа, тоже не очень понятно. На экране должен быть аттракцион, который бы держал тебя за загривок.

То есть время кино без аттракционов, которое было подвластно Ролану Быкову, закончилось?

Есть хорошее кино 1950–1960-х. Будут ли его сейчас смотреть дети? Сильно сомневаюсь. Теперь кино конкурирует с «Тик-Током». Потому что дети уже мыслят по-другому. Киноязык тоже меняется, и это нормально.

Аттракционы — это же не сплошные американские горки и не возгласы под попкорн: «Ух ты, как клево!» В это понятие умный создатель заложит и рассказ о дружбе, о первой любви. Он должен быть наполнен смыслами. Да и тон надо не назидательный и поучительный, а общение на равных.

Прямой эфир