Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
Число пострадавших после атаки ВСУ на Севастополь достигло 124, трое погибли. Что известно к этому часу
Спорт
В Казани Игры БРИКС закрыли торжественной церемонией на празднике Сабантуй
Армия
Минобороны сообщило об отклонении ракеты ATACMS после воздействия ПВО в Севастополе
Армия
Путин заявил, что РФ может рассчитывать только на свою военную технику
Общество
Населенные пункты Приморья подтопило после сильнейших ливней
Политика
Путин назвал отдыхом общение с достойными людьми
Армия
ВС РФ нанесли удар по месту подготовки летного и технического состава ВСУ
Мир
Британские СМИ спрогнозировали сроки окончания конфликта на Украине
Общество
На Камчатке следователи начали проверку после авиаинцидента с самолетом Ан-24
Мир
Глава МИД Вьетнама назвал США стратегическим партнером
Мир
На Аргентину обрушился мощный снегопад
Общество
Аксенов заявил о готовности Крыма оказать помощь попавшему под удар Севастополю
Мир
Освобождению митрополита Ионафана на Украине содействовал папа римский
Общество
СК РФ возбудил уголовное дело о теракте после атаки ВСУ на Севастополь
Мир
СМИ сообщили о перестановках в руководстве соцсети Х из-за давления Маска
Мир
Трамп оставил $500 чаевых официанту в рамках своей предвыборной кампании
Происшествия
Замгубернатора Севастополя рассказал о помощи пострадавшим от атаки ВСУ
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Россия ценит все предложения по урегулированию конфликта на Украине со стороны других государств, однако будет четко придерживаться своей позиции. В то же время страна не намерена развивать закрытую экономику и заинтересована в зарубежных инвесторах — в том числе тех, кто в этом году посетил Петербургский международный экономический форум. О перспективах форума, а также вопросах ядерной безопасности и будущем зерновой сделки в эксклюзивном интервью на полях ПМЭФ рассказал «Известиям» пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков.

«Россия не собирается быть закрытой страной»

Не могу не спросить про Петербургский экономический форум — это большое событие, и совершенно очевидно, что интерес к этой площадке не уменьшается, а наоборот, растет. В этом году в его работе приняли участие представители 130 государств. В чем, на ваш взгляд, заключается важность именно этого форума и именно сейчас? Не растерял ли он, как некоторые считают, вес из-за отсутствия западных стран?

— Форум на самом деле является устоявшимся форматом для мировой экономики. Традиционно все участники мировой экономики знают, что в июне в Санкт-Петербурге проходит такое мероприятие. Один раз его пропустили из-за серьезной ситуации с коронавирусом, но далее он продолжился. Мы видим, что меняется иногда состав участников, особенно зарубежных, по мере того как меняется международная экономическая конъюнктура. Но интерес не падает, уходят одни бизнесмены, их место занимают другие бизнесмены.

И это позитивно, и сегодняшний форум — он как раз стал тоже хорошей площадкой, на которой зарубежные участники могли со своими российскими партнерами пообщаться, прощупать темы для расширения их присутствия на нашем рынке. Это то, в чем мы заинтересованы — [показать], что вот Россия не собирается быть закрытой страной, развивать какую-то закрытую экономику. Автаркия здесь неуместна. Поэтому, конечно, мы в зарубежных инвесторах заинтересованы, готовы им обеспечивать особые привилегированные условия и будем это делать дальше. Но, конечно, главным участником форума все-таки является наш бизнес.

Наши регионы, повышение активности наших регионов на форуме — это то, что тоже вызывает большое удовлетворение. Мы видим, насколько живо развивается инвестиционная обстановка в нашей стране, внутренние инвестиции. Об этом говорят те контракты, договоры, которые подписывались на полях форума. Собственно, как раз такая оживленная атмосфера форума в плане заключения конкретных договоренностей говорит о том, что внутренний инвестиционный климат в стране хороший, растет активность, и это тоже очень здорово.

Нужен ли этот форум? Однозначно, он подтвердил свою необходимость — необходимость раз в год собираться, вести дискуссии и достигать конкретных договоренностей. Я убежден, что популярность этого форума во всем мире не будет падать. Убежден также, что, например, многие предприниматели из стран коллективного Запада также хотели бы принимать участие в этом форуме, но боятся. Придет время, когда они будут меньше бояться и будут больше к нам приезжать.

зерновая
Фото: REUTERS/Edgar Su

Еще одна важная тема — зерновая сделка, о ней говорят все, и в том числе о том, что она в нынешних реалиях не жизнеспособна. Не могли бы вы оценить шансы на ее продление или непродление, сказать, нужна ли она сейчас России в текущих условиях?

— Здесь вряд ли можно предрекать какое-то окончательное решение, но можно только констатировать, что если судить де-факто по тому статусу, который мы имеем, то шансов у этой сделки нет. Сделка подразумевает дело. Дело со стороны договаривающихся государств или объединений. И вот часть этого дела была сделана, вторая часть, которая касалась [интересов] Российской Федерации, сделана так и не была, несмотря на то что несколько раз Россия проявляла добрую волю, шла на уступки, продлевала это неоднократно. Поэтому если констатировать то, что мы имеем вот сейчас, то, конечно, перспектив нет, нет оснований для ее продления, потому что до сих пор то, что нам было обещано — не сделано.

«Мы готовы рассматривать все мирные инициативы»

Вчера в ходе пленарной сессии президент очень много говорил в том числе и о ядерной безопасности. Но мы видим, как она, по сути, разрушается со стороны коллективного Запада. СНВ-3 тоже находится в таком полузаброшенном или даже совсем заброшенном состоянии, и США сейчас предлагают некий новый формат ему на смену, с участием всех ядерных держав Совета Безопасности [ООН]. Как Москва относится к такой инициативе? Насколько это жизнеспособно?

— Собственно, Москва как раз говорит, что если нам с Соединенными Штатами обсуждать вопросы стратегической безопасности, то это невозможно делать без участия таких стран, как Великобритания, Франция, потому что они тоже имеют ядерное оружие, и мы должны учитывать их позицию тоже, они должны быть вовлечены в будущие договоренности.

В целом сейчас, скажем так, ситуация, наверное, в области контроля над вооружениями стран скорее плохая, чем хорошая. Она нуждается в срочных переговорах: действительно, наверное, и двусторонних российско-американских, и в более расширенном формате. Но для того, чтобы вести эти переговоры, нужно иметь потенциал для таких переговоров. Пока отношения с Вашингтоном настолько плохи и находятся на такой низкой точке, что говорить о конкретном диалоге пока не приходится. Но Россия готова к такому диалогу, считает, что он жизненно необходим, причем он в интересах наших двух стран и всех остальных.

Ярс
Фото: ТАСС/пресс-служба Минобороны РФ

То есть сейчас вообще никаких контактов?

— Нет.

И последний вопрос. Как мы видим, всё больше стран выдвигают свои собственные мирные инициативы по Украине. Какие из них представляют интерес для нас, а какие кажутся просто, может быть, фикцией?

— Мы готовы, и об этом неоднократно говорил президент Путин, рассматривать все инициативы, и мы высоко ценим попытки, попытки любых стран или групп стран внести свою толику в дело урегулирования конфликта вокруг Украины. Мы считаем, что все они заслуживают внимания. Насколько они реализуемы — это другой вопрос. Позиция Российской Федерации абсолютно ясна. Путин только сегодня на встрече с африканцами ее еще раз повторил. Эта позиция полностью соответствует международному праву и уставу Организации Объединенных Наций. И мы будем отстаивать нашу позицию, поэтому те положения различных мирных инициатив, которые не коррелируют с этой нашей позицией, конечно, они будут для нас неприемлемы.

Но несмотря на это, мы всё равно готовы к диалогу, в отличие от украинской стороны, здесь мы должны помнить, что та же африканская делегация, которая вчера была в Киеве, судя по тем заявлениям, которые мы слышали из средств массовой информации, скажем так, делегация не была встречена достаточно конструктивно, со стороны господина Зеленского звучали достаточно безапелляционные заявления. И кроме того, давайте не забывать, что украинцы сами себе законодательно запретили говорить с русскими. О каких попытках здесь может идти речь? Мы продолжаем нашу специальную военную операцию, и мы намерены добиться своих целей.

Прямой эфир