Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Спорт
В Чехии определились четвертьфиналисты ЧМ-2024 по хоккею
Мир
Глава ВОЗ заявил о крайне тяжелой ситуации в Газе и призвал Израиль снять блокаду
Мир
На Украине водители массово отказываются работать из-за усиления мобилизации
Общество
Уголовное дело возбуждено по факту обнаружения тела ребенка в реке в Москве
Общество
Автомобилистам в Москве рекомендовано быть внимательнее из-за тумана
Политика
В Госдуме объяснили отказ ООН принять проект РФ об оружии в космосе
Мир
Маск высмеял роль США «в защите демократии» на Украине
Мир
На Украине сообщили о повреждении предприятия в Днепропетровской области
Мир
Боррель призвал ЕС немедленно направить прибыль от активов РФ Украине
Мир
Во Франции назвали незаконной помощь Киеву после истечения полномочий Зеленского
Мир
СМИ узнали о нежелании Бена Аффлека оставаться в браке с Дженнифер Лопес
Происшествия
В Подмосковье подросток открыл стрельбу в попытке отнять у школьника толстовку
Общество
Бывший футболист и тренер ЦСКА Агапов умер на 91-м году жизни
Мир
Нетаньяху обвинил прокурора МУС в попытке демонизировать Израиль
Мир
Боррель сообщил о подписании ЕС соглашения с Молдавией об обороне и безопасности
Общество
Путин назвал опустынивание серьезной проблемой для Калмыкии
Мир
Совет ЕС утвердил решение использовать доходы от активов РФ на помощь Киеву
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Москва считает, что пока преждевременно говорить о существовании угрозы размещения ядерного оружия в Финляндии, но пристально следит за высказываниями официальных лиц и состоянием ситуации в сфере безопасности, заявил замглавы МИД РФ Александр Грушко. Кроме того, дипломат отметил, что вооруженные силы Хельсинки активно модернизируются, а риски столкновения сил России и НАТО возрастают. О том, как наиболее спокойный в военном и политическом отношении Балтийский регион общими усилиями Североатлантического альянса был превращен зону соперничества и повышенной военной активности, и о предложениях России по предотвращению опасной деятельности и избежанию непреднамеренных инцидентов — в эксклюзивном интервью Александра Грушко «Известиям».

«Финляндия станет членом группы ядерного планирования альянса»

— Есть ли угроза размещения ядерного оружия на территории Финляндии после вступления страны в НАТО?

— Думаю, что пока преждевременно говорить о существовании такой угрозы. Мы, разумеется, очень внимательно следим за высказываниями официальных лиц, в целом за состоянием на сегодняшний день. Хотя никаких официальных заявлений сделано не было, как и не было принято на этот счет никаких документов, сопровождающих присоединение Финляндии к НАТО. Но тем не менее заявления прозвучали и смысл заключается в том, что у Хельсинки нет планов и намерения размещать ядерное оружие. Примерно в таком же ключе высказываются натовские руководители. Официальные лица в Вашингтоне, в руках которых находятся рычаги управления политикой альянса, также говорят о том, что у США нет планов менять ядерную конфигурацию в Европе. Но это лишь видимая часть айсберга.

Если говорить о других составляющих, которые также имеют большое значение для оценки ситуации в сфере безопасности, включая ее ядерный аспект, нельзя забывать о том, что Финляндия вступает в военный блок, который объявил себя ядерным. И в доктринальных документах альянса записано, что он будет оставаться ядерным до тех пор, пока в мире существует такое оружие.

Второй момент связан с тем, что в ближайшее время Финляндия станет членом группы ядерного планирования альянса. Это означает, что она будет участвовать в планировании возможного применения или сценариев применения этого типа оружия в различных ситуациях, в проработке условия, когда такое применение станет возможным.

Я бы обратил особое внимание на то, что Вооруженные силы Финляндии в настоящий момент активно модернизируются, оснащая военно-воздушные силы американскими самолетами F-35, способными нести ядерное оружие. Это необходимо учитывать.

В НАТО, как известно, в нарушение Договора о нераспространении ядерного оружия осуществляются совместные ядерные миссии — когда у целого ряда стран альянса есть самолеты, предназначенные для несения такого оружия. И по опыту натовских учений мы знаем, что и в этих миссиях есть страны, которые не участвуют непосредственно в ядерном аспекте этих совместных миссий. Они там как часть военного сопровождения, прикрытия, постановки радиопомех, преодоления зон противовоздушной обороны — всё это совместные комплексные операции, которые отрабатываются в ходе натовских учений.

Хотел бы подчеркнуть, что самолеты F-35 — основные носители ядерного оружия, которыми страны НАТО располагают в Европе, и эти носители будут на вооружении военно-воздушных сил Финляндии.

Кроме того, в юридическом смысле НАТО вышло на российско-финляндскую границу. То есть территория Финляндии включена во все планы обороны альянса. А это означает, что в различных возможных сценариях, связанных с возникновением конфликта либо с проведением военных операций, нельзя исключать того, что через воздушное пространство или по территории Финляндии может перемещаться ядерное оружие.

Балтийское
Фото: ТАСС/Виталий Невар

«Им нужно было демонизировать Россию»

— Насколько сейчас возрастают риски столкновения сил России и НАТО? Есть ли гарантия того, что не возникнет каких-либо инцидентов с учетом расширения и приближения военной инфраструктуры блока к границам России?

Риски, к сожалению, возрастают. Это понимают все. Если мы посмотрим на эволюцию ситуации в сфере безопасности за последние годы в Балтийском регионе, то это как раз очень хороший пример того, как наиболее спокойный в военном и политическом отношении регион общими усилиями НАТО был превращен в зону военного соперничества. Балтийскому морю уделялось большое внимание с точки зрения необходимости объединения усилий по защите окружающей среды, наращиванию транспортных возможностей, улучшению логистики, связям между людьми и безвизовому режиму. Играла роль ганзейская культура, был введен облегченный режим для заходов круизных судов.

Но после того как в члены альянса были приняты страны Балтии, НАТО стало последовательно превращать этот самый спокойный регион в зону повышенной военной активности. Началось это всё в 2004 году, когда было принято решение о запуске операции по патрулированию воздушного пространства стран альянса. Истребители государств НАТО стали перехватывать наши воздушные суда — военные и гражданские — над акваторией Балтийского моря. И, говоря по-русски, пошло-поехало. Мы были очень обеспокоены этим развитием событий. Кстати, эту обеспокоенность разделяли многие страны альянса. Напомню, что РФ за последние годы внесла целый ряд предложений по тому, как оздоровить ситуацию незначительными с точки зрения общих балансов мерами. Мы предложили ряд улучшений в инструментарий по предотвращению опасной военной деятельности и избежанию непреднамеренных военных инцидентов — в частности, установить максимальную разрешенную дистанцию сближения между военными судами и боевыми самолетами, отвести границы учений от линии соприкосновения Россия–НАТО. Однако эти предложения не были поддержаны альянсом. Сегодня понятно почему. Им нужно было демонизировать Россию, приписать нам враждебные намерения.

Вот как раз сегодня проходят натовские учения в районе Сувалкского коридора. Я прекрасно помню, что эта проблема с Сувалкским коридором — это был один из таких нарративов, который специально внедрялся в общественное сознание, чтобы доказать готовность России использовать «натовские уязвимости».

Поэтому, возвращаясь к вашему вопросу, из-за увеличения линии соприкосновения между Россией и НАТО на 1200 км кратно увеличиваются риски.

Замглавы МИД РФ Александр Грушко

Замглавы МИД РФ Александр Грушко

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

— Можно ли теперь говорить о том, что Россия полностью потеряла с геополитической точки зрения Балтийское море?

— Вы знаете, это такая фигура речи, такими терминами любят оперировать наши «партнеры» в Брюсселе. Они любят говорить о натовском озере или натовском море. На самом деле, конечно, это не так и в России достаточно военных и иных средств для того, чтобы этого не произошло. Мы будем обеспечивать и свободу судоходства, и свободу действия для наших военных морских сил. У нас есть ресурсы для того, чтобы в случае необходимости показать, что мечтания НАТО не осуществятся.

«Каналов для регионального взаимодействия не осталось»

— Как Россия будет реагировать в дипломатическом плане на очередное расширение НАТО? Ведь и так контакты с финской стороной, по сути, были приостановлены?

— Собственно, вы ответили на этот вопрос, контактов нет. Особенность нашего диалога с Финляндией и Швецией по военно-политическим вопросам как раз определялась тем, что они в течение десятилетий последовательно придерживались политики военного неприсоединения.

И это было очень важно, потому что в этом регионе, который объективно предрасположен к сотрудничеству в общих интересах, надо свести военный фактор к минимуму. Именно поэтому Финляндия, Швеция и нейтральные и неприсоединившиеся страны сыграли важную роль в становлении общеевропейских инструментов контроля над вооружениями и мер доверия. Они были тем соединительным мостиком, который позволил сблизить позиции стран НАТО и Варшавского договора и в конечном счете выйти на инструменты контроля над вооружениями, которые в течение многих лет позволяли поддерживать на минимально достаточном уровне военную безопасность путем военной сдержанности.

И в этом смысле место Финляндии и Швеции в нашем военном планировании было достаточно скромным. Но на сегодняшний день ситуация кардинально изменилась. Вступив в НАТО, Хельсинки передал большую часть своего суверенитета в военно-политической области Брюсселю. Северное измерение (совместная политика ЕС, России, Норвегии и Исландии, направленная на развитие сотрудничества между странами в Северной Европе. — «Известия»), трансграничное сотрудничество, где позитивную роль сыграла Финляндия, сейчас всё это — уже история.

И здесь даже не членство Финляндии в НАТО играет роль, а то, что Хельсинки присоединился ко всем ограничительным мерам и 15 тыс. санкций, введенных против России. И каналов для взаимодействия или просто разговора по региональным вопросам практически не осталось.

То же касается двусторонней части, которая тоже была очень весома в нашем политическом диалоге — экономика, транспортные пути, логистика, лесное хозяйство, рыболовство, энергетика и многие другие вещи. Что мы сегодня видим? Финляндия отказывается от экономического сотрудничества, торговля продолжает снижаться, хотя остается на достаточно приличном уровне. На границе сейчас сооружаются немыслимые заборы, количество пропускных пунктов сокращается, остановлено железнодорожное сообщение. Более того, сейчас финны думают, что делать с поездами между Питером и Хельсинки «Аллегро», которые в какой-то момент стали символом сотрудничества наших стран.

Силы
Фото: REUTERS/Tom Little

«Будем внимательно следить за изменением конфигурации сил в Финляндии»

— Нужно ли будет России укреплять оборонительную инфраструктуру на границе с Финляндией после расширения НАТО?

— Разумеется. Понятно, что это не одномоментный процесс, но решения будут приниматься. Некоторые из них уже были приняты. Безопасность в этом регионе будут обеспечивать Ленинградский военный округ и Карельский корпус.

Будем внимательно следить за изменением конфигурации сил на территории Финляндии. Что может там появиться? Еще раз отмечу, что при ратификации протокола о вступлении никаких изъятий сделано не было. Хотя в момент подготовки этих документов разговор шел о применении норвежской модели.

Напомню, что норвежцы в свое время отказались от размещения ядерного оружия на своей территории, от приема иностранных сил на постоянной основе и объявили о том, что в провинции Финнмарк (прилегает к территории РФ. — «Известия») они не будут проводить значимых военных учений. А на сегодняшний день никаких изъятий не существует. Это означает, что на территории Финляндии могут появиться иностранные силы и средства, склады вооружений, дополнительные инфраструктурные объекты, предназначенные для приема сил усиления.

Всё это составляет новую военно-политическую реальность, которая будет учитываться в нашем военном планировании. Принимая во внимание, конечно, и саму географию, близость к российско-финляндской границе наших политических, военных и индустриальных центров, включая Санкт-Петербург, Мурманск, Архангельск и т.д. Это серьезное ухудшение региональной и общеевропейской безопасности, где надо будет искать не только ответы на политические вызовы, но и формулировать эти ответы военно-техническими мерами. Понятно и то, что прием Финляндии в альянс будет подпитывать милитаристские амбиции НАТО на Севере и в Арктической зоне, подрывая саму основу для международного сотрудничества на конструктивной основе в этих регионах.

Флаг
Фото: REUTERS/Johanna Geron

— Насколько вступление Финляндии может в целом усугубить и без того непростую геополитическую обстановку в Европе?

— Это очевидное ухудшение ситуации в Европе. Линии соприкосновения между Россией и НАТО увеличиваются примерно в два раза. Причем между блоком, который объявил России прямую угрозу. На самом деле, это алогичный шаг. Он противоречит интересам безопасности не только самой Финляндии, но и НАТО. Если мы вспомним критерии расширения альянса, то один из главных — любое расширение должно улучшать, усиливать безопасность альянса. В данном случае это только ее ухудшает и создает дополнительную уязвимость.

Но давайте вспомним. Если бы НАТО остановилось на тех границах, которые были обещаны советскому руководству, — по Одеру–Нейсе, то от кого защищаться? От Венгрии, Чехии, Словакии? Поэтому им надо было искать врага. А поиск противника осуществлялся расширением альянса. Очередная серия документов была недавно рассекречена в США, и там в одном из докладов президенту Джорджу Бушу Джо Бейкер (госсекретарь США. — «Известия») прямо докладывал, что главная угроза НАТО — это ОБСЕ. Собственно, вот то, что происходит сегодня и происходило много лет назад в европейской политике — это страх американцев потерять НАТО как инструмент контроля над своими союзниками. И не допустить самой возможности сближения европейцев с Россией. И путем натовского расширения, сопровождавшегося демонизацией России, приписывания нам враждебных намерений они пытаются держать Европу под своим жесточайшим контролем. К сожалению, им удается это сделать.

Парадоксально, но факт: в 1949 году генеральный секретарь НАТО британский лорд Гастингс Исмей заявил, для чего нужно НАТО. Держать американцев в Европе, русских — вне Европы, Германию — под Европой. Если сейчас мы Германию заменяем на Евросоюз, то это ровно то, что происходит.

— Какие риски для России несет возможность вступления Швеции в альянс?

Риски очевидные. Увеличивается побережье Балтийского моря под контролем НАТО, существует опасность размещения дополнительных сил и средств, будет происходить милитаризация Севера и Арктики. Всё это, конечно, потребует от нас принятия дополнительных мер предосторожности. Но мы располагаем обширным арсеналом такого рода средств и возможных ответов. И всё будет сделано так, чтобы гарантировать на 100% нашу военную безопасность.

Прямой эфир