Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
СМИ сообщили о возможном вступлении Финляндии в НАТО без Швеции
Мир
Число погибших при землетрясении в Сирии превысило 1 тыс.
Мир
В Турции объявили общенациональный траур в связи с землетрясением
Мир
Саудовская Аравия повысила цены на нефть для Азии, Европы и США
Спорт
Премьер Чехии выступил против участия спортсменов России и Белоруссии на ОИ
Мир
Экоактивисты приклеили себя к асфальту в нескольких городах Германии
Мир
Суд в Тбилиси отказал Саакашвили в освобождении по состоянию здоровья
Мир
На итальянском фестивале «Сан-Ремо» не покажут видеообращение Зеленского
Происшествия
Губернатор Белгородской области сообщил о погибшей при обстреле со стороны ВСУ
Мир
В Турции сравнили мощность землетрясения со взрывом 130 атомных бомб
Общество
Аэропорт Тобольска получил статус международного
Армия
ВСУ выпустили 10 ракет из РСЗО по Макеевке
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В четверг, 29 декабря, в Москве после тяжелой болезни ушел из жизни композитор Эдуард Артемьев. Его музыку, без преувеличения, знает вся страна. Даже те, кто никогда не слышал его фамилию, наверняка запомнили великолепные саундтреки из фильмов «Родня», «Раба любви», «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Солярис». Многие бесспорные шедевры советского и российского кинематографа наполняет музыка Артемьева, которого многие называли «русским Морриконе». Но его дарование отнюдь не исчерпывалось кино. В музыке ему было подвластно всё — от академических произведений до эстрадных шлягеров. О творческих вехах композитора вспоминают «Известия».

Лекарство от одиночества

Эдуард Артемьев родился 30 ноября 1937 года в Новосибирске. Впрочем, надолго там семейство не задержалось: отец будущего композитора был химиком-технологом, налаживал производство на предприятиях, поэтому никак не мог осесть на одном месте, а мать повсюду следовала за мужем. Из-за вечных переездов Эдик не успевал обзавестись друзьями, поэтому в основном проводил время наедине с собой. Чтобы не скучать, он приноровился развлекать себя, сочиняя всевозможные мелодии и напевая их себе под нос. Это занятие вскоре так захватило его, что он уже не желал променять его ни на какие игры со сверстниками. Так Артемьев впервые ощутил себя композитором.

Эдуард Артемьев портрет
Фото: из личного архива Эдуарда Артемьева

Чтобы избавить ребенка от постоянной перемены мест, родители отправили его в Москву, в семью дяди, профессора Московской консерватории, дирижера Николая Демьянова. Тот был искренне влюблен в музыку и сумел разделить свою любовь с племянником. Поэтому у подросшего Артемьева не было ни малейших сомнений в том, куда поступать и на кого учиться: конечно же, в консерваторию, на композитора! В 1955 году он окончил Московское хоровое училище и поступил на теоретико-композиторский факультет Московской консерватории, где учился в классе Юрия Шапорина и Николая Сидельникова. Шапорин много работал для кино, был автором музыки к фильмам «Победа», «Минин и Пожарский», «Суворов». Однако путь Эдуарда Артемьева в кино оказался абсолютно иным.

Рашид Калимуллин, председатель правления Союза композиторов России, народный артист РФ:

Это знаковая фигура не только для музыкальной культуры, но и для кинематографа. Он очень большое влияние оказал на наше кино. Уверен, что фильмы, к которым он писал музыку, останутся навсегда. Артемьев был пионером электронной музыки, много сделал для развития этой области, но вместе с тем он был и прекрасным мелодистом. Бывают такие композиторы, у которых есть дар писать в самом разном стиле: нужен авангард — пожалуйста, нужна музыка к спектаклю — тоже... Он как раз из таких. При этом он всегда был человеком очень простым, без всяких «амбиций». Он просто знал свое дело и делал его мастерски. Конечно, я думаю, что нужно увековечить его память — возможно, назвать улицу его именем. Вообще надо больше ценить композиторов и, в частности, их вклад в кинематограф.

Еще на последних курсах консерватории Артемьев познакомился с Евгением Мурзиным — военным инженером, изобретателем фотооптического синтезатора АНС. Будущий композитор быстро оценил возможности нового инструмента — и они с Мурзиным стали работать вместе. В экспериментальной студии электронной музыки при Музее Скрябина, которой руководил Мурзин, Артемьев изучал возможности синтезатора, по достоинству оценив их огромный диапазон. В 1968 году на Интернациональном конгрессе международной музыки во Флоренции Эдуард Артемьев вместе с Мурзиным представил синтезатор АНС и свои электронные работы. О молодом композиторе и его новаторской музыке вскоре уже хорошо знали в профессиональных кругах.

Алексей Рыбников, председатель совета Союза композиторов России, народный артист РФ:

Эдуард Артемьев — настоящий герой, потому что своей проповедью любви боролся со злом. А музыка — это лишь инструмент в этой борьбе. И этим инструментом он владел в совершенстве. На таких, как он, держится Россия, а может, и весь мир! Вечная память!

От земли до космоса

Работать в кино Артемьева пригласил советский классик Вано Мурадели. Заинтересовавшись молодым талантливым парнем, он представил его создателям советского фантастического фильма «Мечте навстречу». Сам Мурадели написал к фильму песни, впоследствии ставшие знаменитыми, — «И на Марсе будут яблони цвести» и «Я — Земля», а космические музыкальные темы к картине создал Эдуард Артемьев. После этой работы приглашения поработать в кино стали регулярными.

Эдуард Артемьев и Никита Михалков

Эдуард Артемьев и Никита Михалков в 1982 году

Фото: РИА Новости/Егоров

Судьбоносным стал для Артемьева союз с Никитой Михалковым. Молодой режиссер, в каждой картине искавший новый киноязык, высоко оценил новаторскую музыку Артемьева. Их сотрудничество длилось много десятилетий: мелодии Артемьева звучали в фильмах, разительно отличавшихся друг от друга, — от декадентской драмы «Раба любви» до лихого боевика в антураже Гражданской войны «Свой среди чужих, чужой среди своих». Многогранное творчество Никиты Михалкова дало Артемьеву возможность продемонстрировать широту своих возможностей.

Дмитрий Дюжев, актер, режиссер, заслуженный артист РФ:

Большая трагедия для нашей страны, для нашей культуры, для меня лично. Это был талантливый человек, который пальцами, как кистями художник, рисовал на полотне, он, нажимая на клавиши, изменял наши души, когда мы слушали его музыку. Он умел слышать музыку в визуальных образах, видеть ноты. Я думаю, эта способность его распространялась и на природу. Когда он смотрел на городской пейзаж, в его голове возникали ноты, выстраивались произведения. Это был интеллигентнейший человек с утонченным вкусом, чувством стиля. Он не уделял внимания внешним украшениям себя, внешней привлекательности, это как будто его не заботило. У него внутри был огромный мир искусства в разных его проявлениях. Конечно, это человек-эпоха, который конкретно меня изменил. Изменил мою душу.

Среди режиссеров, с которыми работал Артемьев, были, без преувеличения, наиболее знаковые фигуры советского кинематографа: Андрей Кончаловский, Андрей Тарковский, Станислав Любшин, Геннадий Полока, Вадим Абдрашитов. К творчеству каждого Артемьев мог подобрать свои, по-особому звучавшие ноты. «Артемьев великолепно чувствует экран, — рассказывал Вадим Абдрашитов в интервью журналу «Люди». — Он никогда не пишет иллюстративной музыки. Его музыка контрапунктирует изображению, дополняет, раскрывает глубинный смысл кадра».

Одной из самых, пожалуй, сложных и многогранных киноработ Эдуарда Артемьева стала музыка к фильму «Солярис» Андрея Тарковского. Режиссер поставил перед ним труднейшую задачу — заставить зрителя почувствовать состояние, настроение космоса. Объединив звуки природы и оркестровую музыку с жестким звучанием синтезатора, композитор сумел создать то ощущение безграничного космического пространства, которого добивался режиссер.

Свой среди своих

Хотя энциклопедии называют Артемьева композитором, работающим в жанре электронной музыки, сам композитор считает ее лишь одним из многочисленных композиторских инструментов. «Я использую любые инструменты, если считаю их необходимыми», — говорил он. Действительно, его профессиональный спектр был поистине безграничен. В нем есть всё — от эстрадных хитов до симфонических произведений. Именно Артемьеву, к примеру, принадлежит знаменитый шлягер «Дельтаплан», покоривший советскую публику в исполнении Валерия Леонтьева. Изначально мелодия, ставшая основой этого эстрадного хита, была написана для фильма «Родня» Никиты Михалкова, где звучала в тембре балалайки. Мелодия обрела популярность, а вскоре и новую жизнь на эстраде. А к Олимпиаде-80 Артемьев написал кантату «Ода доброму вестнику» и еще несколько композиций, которые звучали на церемониях открытия и закрытия Игр. Некоторые из них впоследствии были использованы и во время Олимпийских игр – 2014 в Сочи. А рок-опера «Преступление и наказание» Эдуарда Артемьева и сегодня с успехом идет в московском Театре мюзикла.

Лариса Долина, певица, народная артистка РФ:

Когда я услышала песню «Запретная любовь», наверное, неделю пребывала в состоянии шока, потому что для артистки иметь в репертуаре такое произведение и получить приглашение спеть её — это одна из самых главных точек в карьере. Музыка Артемьева занимает в моей жизни, творчестве, в моем сердце, моей душе особое место.

Песня вокально очень тяжелая, но ещё более тяжела в драматическом плане. Ее надо не просто спеть, прожить и понять. Честно скажу, когда я ее записывала, я уже не помню, как допела до конца, потому что у меня просто слезы градом лились во время записи. Я еле-еле себя сдерживала. Мне нужно было, какое то время просто посидеть, успокоиться, чтобы песню дописать до конца.

Больше Эдуард Николаевич мне ничего не предлагал. Но «Запретная любовь» изменила мою жизнь, я совершенно по-другому вообще стала смотреть на репертуар. И это один из самых счастливых моментов, что я соприкоснулась с творчеством великого композитора.

О себе Артемьев всегда говорил как об одиночке. Действительно, его редко можно было встретить на светских мероприятиях, он никогда не попадал в гламурную хронику. Всю жизнь он прожил со своей бывшей однокурсницей Изольдой, ставшей его единственной женой, главным и ценнейшим критиком, чью смерть несколько лет назад композитор переживал очень тяжело. Их единственный сын Артемий пошел по стопам отца: он композитор-экспериментатор, основатель студии «Электрошок Рекордз».

Читайте также
Реклама