Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
Корабль Черноморского флота сбил беспилотник над морем в Севастополе
Мир
В Монголии на фоне протестов задержали подозреваемых в хищениях угля
Наука
В России создан «растущий» вместе с ребенком экзоскелет
Мир
С начала СВО ВСУ выпустили 544 снаряда из РСЗО HIMARS в ЛНР
Общество
Главный бухгалтер детдома в Красноярске призналась в хищении 34 млн рублей
Авто
АвтоВАЗ намерен выпустить в 2023 году чуть более 400 тыс. машин
Спорт
В сборной Германии на ЧМ-2022 в Катаре произошел ряд конфликтов
Общество
Два жителя Севастополя арестованы по делу о госизмене
Мир
Венгрия выступила против девятого пакета санкций ЕС в отношении РФ
Мир
Участники госпереворота в ФРГ рассчитывали передать власть Генриху XIII
Авто
Производитель отложил выпуск российского электрогрузовика EVM Pro
Общество
В Ярославле в больнице умер пострадавший при взрыве бытового газа
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Китае из-за резкого скачка заболеваемости COVID-19 снова ввели локданы. Их масштаб поражает: ограничения затронули районы, на которые приходится пятая часть ВВП страны. Откат назад случился всего через пару недель после призыва властей ослабить контроль над вирусом, что внушило рынкам надежды — увы, скоротечные — на скорое открытие КНР миру. Чем чревато продолжение политики «нулевой терпимости» к коронавирусу для экономики Китая и иностранного бизнеса — в материале «Известий».

Рано радовались

Около пары недель назад, выступая на конференции под эгидой Citigroup, по данным СМИ, экс-глава Китайского центра по контролю и профилактике заболеваний Цзэн Гуан заявил, что уже в начале нового года Китай может вновь открыть свою границу с Гонконгом, после чего возможны дополнительные послабления международного пограничного контроля. Официального подтверждения этому не последовало, но медийного ажиотажа с предчувствиями скорого открытия второй экономики мира оказалось достаточно, чтобы приободрить рынки: начало ноября стало лучшей неделей за последние семь лет для китайских фондовых индексов в Гонконге.

Более того, 11 ноября правительство Китая обнародовало циркуляр с 20 мерами по оптимизации своей стратегии профилактики и борьбы с COVID. Они, в частности, включали сокращение периода централизованного карантина для близких контактов зараженных и прибывающих из-за рубежа лиц. В понимании властей «оптимизация» вовсе не означала «ослабления», но именно так это решение восприняли многие китайцы, порядком уставшие от политики «нулевой терпимости» к COVID-19. В интернете даже появились ничем не обоснованные слухи, что Пекин уже сформировал комитет для рассмотрения вопроса об ослаблении этой политики.

Китай
Фото: REUTERS/Tingshu Wang

Жизнь показала, однако, что оптимизм был преждевременным. С середины ноября вспышки коронавируса стали случаться все чаще, а в минувшие выходные стало известно о первых за последние полгода случаях смерти от COVID-19 в Китае. Уже 24 ноября Госкомитет по вопросам гигиены и здравоохранения сообщил более чем о 31 тыс. выявленных за предыдущие сутки случаев заболеваний.

Традиционным ответом властей на такие показатели стали локдауны, пока локальные. В Пекине с начала недели на карантин было закрыто несколько жилых компаундов, а жителям крупнейшего столичного района Чаоян, где живет около 3,4 млн человек, рекомендовали не покидать его пределы без необходимости. Школы перевели на удаленку, а общественные заведения либо приостановили работу минимум до конца этой недели, либо обязали проверять у посетителей отрицательные ПЦР-тесты, сделанные в течение последних 48 часов.

Схожая судьба постигла и транспортный центр всего Китая — город Гуанчжоу. С 21 ноября к уже сидящему на карантине району Хайчжу, где расположены крупнейшие швейные фабрики КНР, добавился пятидневный локдаун крупнейшего района Байюнь с населением 3,8 млн. Столица провинции Хэбэй Шицзячжуан успела всего неделю наслаждаться сокращением массового тестирования на вирус, прежде чем уйти на пятидневный карантин с началом нынешней недели.

китай
Фото: REUTERS/China Daily

Шанхай, переживший двухмесячный локдаун весной этого года, пока пронесло. Тем не менее мегаполис тоже инициировал некоторые меры защиты: к примеру, ввел ограничения на посещение общественных мест на пять дней для новоприбывших в город. Еще в одном мегаполисе — 31-миллионном Чунцине, также борющимся со вспышкой, — началась форменная паника. Прибытие в город на этой неделе вице-премьера Госсовета КНР Сунь Чунлань, призвавшей местные власти принять быстрые и решительные меры для ликвидации эпидемии, спровоцировало паническую скупку горожанами продуктов и товаров первой необходимости из опасений, что вскоре всех посадят под замок.

А на заводе Foxconn в китайском городе Чжэнчжоу, порой именуемым городом iPhone (именно здесь производят большинство мировых «яблочных» смартфонов), на этой неделе вспыхнули массовые протесты — как утверждается, не в последнюю очередь из-за жестких коронавирусных ограничений.

Рикошет по экономике

Согласно расчетам японского банка Nomura Holdings, к настоящему времени под той или иной формой ограничений на передвижение оказались 48 китайских городов, на долю которых приходится пятая часть валового внутреннего продукта КНР. «В Китае наблюдается рекордный уровень карантина. Это даже немного хуже, чем во время карантина в Шанхае», — отметил главный экономист Nomura по Китаю Тин Лу.

Китай
Фото: REUTERS/Thomas Peter

Весенний локдаун в Шанхае, притормозивший всю промышленную деятельность в мегаполисе на долгие недели, замедлил экономический рост Китая до 0,4% во II квартале (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года). С июля по сентябрь ВВП продемонстрировал рост в 3,9%. Тем не менее последствия карантинной паузы в крупнейшем мегаполисе страны ощущались и осенью: в октябре розничные продажи, промышленное производство и экспорт снизились. И, конечно, ввиду связанности с китайским рынком иностранных компаний происходящее в республике ударило и по глобальным цепочкам поставок и положению зарубежных фирм.

По данным пресс-службы Торговой палаты Евросоюза в КНР, нынешняя ситуация пока не похожа на то, что произошло весной этого года. Но у бизнеса «есть реальная обеспокоенность тем, что мы движемся в том же направлении, особенно с учетом того, что число случаев COVID-19 продолжает расти по всему Китаю, а крупные города, включая Пекин и Гуанчжоу, частично закрыты».

Для бизнеса такие ограничения вызывают операционные головные боли и большую неопределенность. И, как указано в документе палаты о позиции европейского бизнеса в Китае на 2022–2023 годы, европейские предприятия в значительной степени откладывают свои инвестиционные планы в КНР из-за этой неопределенности, что вряд ли изменится в ближайшем будущем, — рассказали там «Известиям».

китай
Фото: REUTERS/Tingshu Wang

Глава базирующейся в КНР компании Mahon China Investment Дэвид Махон заметил «Известиям», что иностранные организации, уже хорошо зарекомендовавшие себя в Китае, знают: политика «нулевой терпимости» к COVID-19 пройдет, и рынок этой страны остается одним из самых перспективных в ближайшие три-пять лет. Неспроста за последний год объем прямых иностранных инвестиций увеличился на 17%, причем по объему вложений лидируют европейские, особенно немецкие компании.

Тем не менее многие инвестиции были действительно отложены, становится все труднее набирать и удерживать персонал из числа экс-патриантов. Чем дольше китайское правительство проводит нынешнюю политику борьбы с COVID, тем выше будет стоимость восстановления общественного и экономического доверия, — отметил Дэвид Махон.

К чести китайского правительства, оно делает многое для поддержания второй крупнейшей экономики мира на плаву: увеличивает инвестиции в государственную инфраструктуру, снижает процентные ставки и арендную плату, смягчает политику покупки жилья и субсидирует занятость.

Китай
Фото: REUTERS/Aly Song

— Однако воздействие этих стимулов едва ли адекватно, и затраты будут тормозить будущий рост. Банки станут бороться с высоким уровнем просроченных кредитов, поскольку предприятия продолжают терпеть крах. А экспорт, который маскировал слабый потребительский спрос последних двух лет, вряд ли сможет продолжить делать это в ближайшие 12 месяцев из-за слабого глобального спроса, — добавил собеседник «Известий».

Тем не менее, по его прогнозам, как только связанные с COVID ограничения ослабнут, внутреннее потребление и прямые иностранные инвестиции возобновят рост. И хотя восстановление будет медленным, вполне вероятно, что к III кварталу 2023 года КНР вернет свое естественное положение в мировой экономике, в которой на его долю приходится треть общей торговли — больше, чем на США, Японию и Европейский союз вместе взятые.

Читайте также
Реклама