Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Спорт
Алькарас второй год подряд обыграл Джоковича в финале Уимблдона
Происшествия
Вагоны грузового поезда сошли с рельсов в Воронежской области
Общество
Площадь лесного пожара под Новороссийском увеличилась до 42 га
Мир
Трамп после покушения заявил об отсутствии страха и призвал американцев объединиться
Общество
Аэропорт Шереметьево сообщил о штатной работе
Мир
Дотком призвал поблагодарить лидеров РФ и КНР за разумный ответ на провокации США
Происшествия
Водитель пострадал в Белгородской области при атаке дрона-камикадзе ВСУ
Мир
В США указали на сигналы Киева о готовности к переговорам с Москвой
Мир
Кейт Миддлтон посетила финал Уимблдона среди мужчин
Мир
Эрдоган призвал к максимально эффективному расследованию покушения на Трампа
Мир
Минобороны КНР объяснило цель совместных с Россией патрулирований в Тихом океане
Мир
Итальянский журналист подаст в суд из-за ложного обвинения в покушении на Трампа
Мир
Маск заявил о двух покушениях на него за последние восемь месяцев
Мир
Фотограф заснял летящую в миллиметрах от головы Трампа пулю
Общество
Площадь лесного пожара под Новороссийском выросла до 32 га
Армия
Минобороны опубликовало кадры уничтожения пусковой установки ЗРК IRIS-T
Общество
В России разрабатывается концепция создания единого углеродного рынка стран БРИКС+
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Белгородская область с марта 2022 года не понаслышке знает о ракетных ударах — снаряды регулярно прилетают со стороны Украины. Большинство из них сбивает система ПВО, но некоторые обломки повреждают здания и линии электропередачи. Местные привыкли к этим звукам, но не сжились с ними — череда происшествий не дает расслабиться и жить как обычно. Корреспондент «Известий» побывала в Белгороде и расположенных наиболее близко к границе с Украиной Валуйках, чтобы понять, как люди живут в состоянии постоянной опасности.

«Выходим в коридор, берем с собой кошку»

На подъезде к Белгороду — вполне мирные пейзажи, обычная жизнь глубинки в середине осени: на лугах еще пасутся коровы и козы, в деревнях, пользуясь погожим деньком, латают крыши перед зимой. Одно необычно: возле мостов развернуты палатки, рядом с ними по несколько мужчин в штатском. Очевидно, дежурят, охраняют.

Машин на дороге мало. Ближе к областному центру начинают встречаться военные грузовики.

В самом городе мирно, но то тут, то там взгляд встречает людей в камуфляже. Жизнь, по большому счету, за последние месяцы не изменилась, рассказывает мне менеджер Дмитрий из автокомпании. Люди продолжают ходить на работу, гулять, учиться.

— Конечно, тревожно, когда над твоим домом сбивают шесть ракет, всё трусится. А так паники никакой нет, но все для себя в голове держат, что если военные действия станут активнее, то придется уезжать, — делится мужчина.

люди в форме
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

В последние дни звуки от работы систем ПВО слышны всё чаще и во всех частях города, добавляет он.

— Если прилеты случаются, когда мы дома, то соблюдаем с женой правило двух стен: выходим в коридор, берем с собой кошку и пережидаем, — поделился он.

Мужчина верит, что всё будет нормально: система ПВО справляется, осколки от ракет попадают в дома в единичных случаях.

Такой обломок прилетел на прошлой неделе в многоквартирный дом на улице Губкина. Пострадали техническое помещение под крышей и перекрытие квартиры на 16-м этаже. Жильцов выселили, в доме идет ремонт.

Иду посмотреть на этот дом. Во дворе вижу школьников, возвращающихся с уроков, бабушек, гуляющих с внуками. Девушка неторопливо прогуливается с собакой, а женщины из салона красоты устало смотрят на происходящее, куря сигареты. Всё как везде. И всё же не так.

Пенсионерка Наталья из соседнего от пострадавшего дома поделилась, что после «прилета» появилось ощущение опасности.

— Уезжать нам некуда. Это мы принимаем беженцев, а сами остаемся здесь. Квартиру быстро не продашь, — отметила она.

Тамара, соседка Натальи, добавила, что на их доме повесили бумажку, куда идти, если начнутся обстрелы.

— Еще нам открыли подвал, но в него нельзя зайти, потому что там только крысы и коты живут. В него же еще как-то нужно спуститься, а с больными ногами это сделать сложно, — пожаловались женщины.

Они иронично говорят, что не знают, в чем ложиться спать — в «трусах и шляпе».

Поврежденный дом на улице Губкина в Белгороде

Поврежденный дом на улице Губкина в Белгороде

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

«Теперь музей всегда закрыт на ключ»

Город Валуйки находится в двух часах езды от Белгорода, и тут всё по-другому. Очевидно, потому что рядом находится воинская часть. Военные везде: в парке, в магазинах, кафе, гостиницах. В заведении, куда я зашла пообедать, два стола заняты людьми в форме.

Встретившийся на улице доброволец говорит, что военные приезжают в Валуйки отдыхать и закупаться необходимыми товарами. Магазины, где продаются рюкзаки, камуфляжная одежда и обувь, есть на почти каждой улице в центре.

— Валуйки фактически превратились в военный городок, — говорит мне женщина, работающая в местном историко-художественном музее.

Пока я осматриваю выставку, Татьяна (имя изменено) рассказывает мне, как живет город.

— Снаряды прилетают постоянно. Некоторые пенсионеры даже заклеили окна крест-накрест. В сентябре из-за ударов пострадали несколько домов, — сообщает она. — На прошлой неделе отправились в Белгород на машине. Доехали до города и узнали в новостях, что в деревни и поселки около дороги были прилеты спустя час после того, как мы их проезжали.

Другая сотрудница музея с возмущением говорит, что остальная часть России «будто не знает», как живут города, находящиеся на границе с Украиной.

— У меня есть подруга из Петербурга, я ей говорю, что опять слышны взрывы, а она не понимает, что в этом такого страшного, — делится Людмила (имя изменено).

Уже несколько месяцев в Валуйках введены дополнительные меры безопасности.

валуйки
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

— У нас теперь музей всегда закрыт на ключ, даже в рабочие часы. Установили звонок, только когда в него звонят, открываем, — поясняет работница музея.

На вопрос о том, безопасно ли в городе вечером, она отвечает, что сейчас никто не знает, прилетит что-то или нет.

Ответ на этот вопрос я узнала через час. Ожидая такси в центре города, стала наблюдать за редкими местными жителями.

— Не бабахало, нет? — спросила выходившая из супермаркета женщина сына.

— Вроде нет, — сказал мальчик лет двенадцати.

Спустя несколько минут где-то далеко послышался грохот. Потом — еще и еще.

— Слышала? — обратилась одна девушка к другой с тревожными нотками в голосе.

— Я не глухая, — огрызнулась ее подруга.

Вскоре грохот раздался, как казалось, совсем рядом — в машинах сработала сигнализация, а из магазина выбежали продавщицы узнать, что произошло. Молодой человек, выходящий из магазина, набрал маме.

— Я в порядке, здесь был слышен только грохот, у вас как? — так звучал почти каждый телефонный разговор у супермаркета.

блокпост
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

Стоявшие рядом со мной девушки сразу стали писать подругам и друзьям.

— Дарина пишет, что ракету сбили прямо перед ее домом, — сказала одна подруга другой.

Спустя несколько минут в сторону, откуда был слышен взрыв, промчалась пожарная машина с мигалками. Уже добравшись до гостиницы, я увидела в соцсетях сообщение главы администрации Валуйского городского округа, что сработала система ПВО и обесточенным оказалось село Солоти.

Справка «Известий»

Приграничные села Белгородской области после начала спецоперации РФ неоднократно подвергались обстрелам с украинской стороны.

23 марта губернатор Вячеслав Гладков сообщил о разорвавшемся в регионе снаряде. Тогда пострадали три человека, был разрушен один дом, 12 повреждены.

Утром 1 апреля власти Белгородской области сообщили о пожаре на нефтебазе. Как уточнил глава региона, возгорание возникло в результате авиаудара ВС Украины.

19 и 26 апреля были обстреляны село Головчино, 25 апреля — село Нехотеевка, 14 апреля — села Сподарюшино и Журавлёвка, 24 апреля — Отрадное.

27 апреля под обстрел украинских военных под Белгородом попала гуманитарная колонна.

5 мая подверглись обстрелу Журавлёвка и Нехотеевка. В результате обстрела были повреждены пять домов и линия электропередачи. 11 мая сообщалось, что ВСУ обстреляли село Солохи из системы залпового огня «Ураган». Погиб один человек, семеро получили ранения.

18 мая обстрелу подверглось село Солохи. В результате получили повреждения 19 домов, из них повторно — 14, пострадал один человек. Днем ранее обстреляли Безымено, в результате была повреждена линия электропередачи.

27 мая при обстреле села Нехотеевка ранения получил один человек. Также были повреждены восемь строений, газопровод и линия электропередачи. 31 мая в результате обстрела повреждение получило предприятие по производству масла «СМ Агро».

9 июня обстреляли село Хотмыжск Грайворонского городского района области, 14 июня — село Займище.

В ночь на 3 июля ВСУ выпустили три баллистические ракеты «Точка-У» с кассетными боеприпасами в сторону Белгорода и беспилотники Ту-143 «Рейс» в сторону Курска. Как сообщили в Минобороны РФ, российские средства ПВО предотвратили удары. В результате поражения ракет обломки одной из них упали на жилой дом в Белгороде. Четыре человека погибли, еще четверо получили ранения.

15 июля подверглось атаке здание библиотеки в городе Грайворон — на него сбросили с квадрокоптера самодельное взрывное устройство. 18 августа стало известно, что в районе села Тимоново загорелся склад с боеприпасами.

16 сентября сообщалось о гибели человека после обстрела города Валуйки, еще двум пострадавшим оказали помощь на месте.

12 и 13 октября Белгород подвергся интенсивному обстрелу со стороны Украины. Осколки ракет нашли на 15 улицах, повреждения получили пять автомобилей. При этом ни одна из ракет не достигла цели благодаря работе ПВО.

На фоне обстрелов главы ряда регионов ввели «желтый» уровень террористической опасности. С 11 апреля он был объявлен в пяти северных и двух восточных районах Крыма, на территориях Белгородской, Брянской, Курской и в двух районах Воронежской области.

Прямой эфир