Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Доживем до «Понедельника»: как прошел фестиваль «Короче»

Чем удивили создатели недолгих кинолент и какие работы признали лучшими
0
Фото: пресс-служба фестиваля «Короче»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Фестиваль «Короче» открыл новые имена, удивил уходом отцов-основателей с руководящей работы и порадовал появлением Федора Бондарчука как попечителя. А также обозначил перспективы роста. Со следующего года «Короче» станет длиннее и полнометражнее. «Известия» поздравили фестиваль с юбилеем и порадовались за победителей.

В десятый раз

Российский фестиваль короткометражного кино «Короче» отметил первый серьезный юбилей. В десятый раз на берегу Балтийского моря в Калининграде собрались мэтры отечественной киноиндустрии и начинающие режиссеры, чтобы посмотреть и показать «коротышки». По такому случаю был именинный торт, свечи на котором задували всем залом старейшего кинотеатра «Заря», а после дружно подпевали «Чижу & Co».

А прежде по традиции все собрались на приветственный концерт органной музыки в Кафедральном соборе Калининграда. Среди гостей и участников фестиваля были замечены Алена Бабенко, Екатерина Волкова, Юлия Пересильд, Сабина Ахмедова, Катерина Шпица, Елизавета Боярская, Анна Котова-Дерябина, Мария Андреева, Любовь Толкалина.

«Короче» — фестиваль прежде всего индустриальный. Он и создавался большей частью как витрина молодого кино для продюсеров, специально приезжающих в Калининград искать новых постановщиков для кино. Поэтому здесь не стоит искать лютого артхауса, который может легко обнаружиться в программах «Кинотавра», которого больше нет, ММКФ или «Послания к человеку». На «Короче» кино преимущественно зрительское, с сильным уклоном в жанр, и тем интереснее наблюдать эту панораму. Оценивали короткий метр Юлия Пересильд, Александр Робак, Евгений Гришковец, Жора Крыжовников, Владимир Мункуев, Сергей Астахов и Ситора Алиева.

— У меня нет предпочтений, для меня работы участников — открытие, — рассказала Юлия Пересильд. — Я и сама снималась в короткометражке Дмитрия Изместьева «Рецессивный ген», в которой играла женщину с хвостом. Это было очень смело. Мне кажется, в съемках короткого метра вообще нет ограничений, можно экспериментировать, и в этом кайф. Ну и чуть меньше ответственности.

В юбилейный год на фестивале работало еще одно специальное жюри, собранное из победителей «Короче» прошлых лет. В него вошли Виктория Рунцова, Алексей Нужный, Никита Тамаров, Кирилл Фролов, Алена Бабенко. Также к жюри присоединился генеральный продюсер Фестиваля уличного кино Александр Щеряков.

Впредь наука

Фестиваль как лакмусовая бумажка: по нему можно делать прогнозы на ближайшее будущее отечественного кино и одновременно ставить диагноз системе профобразования. Большинство фильмов снято студентами или выпускниками киношкол.

В этом году на фестивале при поддержке Минкультуры впервые провели студенческую лабораторию. Воспитанники киновузов из Иркутска, Нальчика, Ростова-на-Дону, Омска, Санкт-Петербурга, Краснодара и Якутска прилетели в Калининград. Среди преподавателей — режиссеры Наталия Мещанинова, Владимир Мункуев, сценарист Андрей Золотарев, оператор Максим Арбугаев, отборщики программ фестивалей «Короче» Вадим Рутковский, Надежда Королева, Егор Москвитин. За небольшую сессию учащиеся сняли 18 «коротышек» по минуте. Трое лучших получили награды. Планируется, что лаборатория станет ежегодной.

Бессменный председатель жюри фестиваля Игорь Толстунов и президент «Короче» Сергей Сельянов огорошили новостью, что слагают с себя свои полномочия.

— Мы решили с Сергеем Михайловичем, что нам надо оставить наши теплые места и освободить их для других, — сказал Игорь Толстунов. — Но, приехав в Калининград, через полдня уже пожалел. Нечего делать, но не вернешь.

Юбилейный фестиваль грозил обернуться «праздником непослушания». Но чтобы не расслаблялись, участникам и гостям сообщили о том, что в 2023 году у «Короче» появится попечительский совет, который возглавит Федор Бондарчук. Как сказал учредитель «Короче» Антон Калинкин, у всех, кто погорячился, есть возможность стать попечителями.

— Кроме того, со следующего года «Короче» станет фестивалем короткометражного и дебютного кино, — рассказал Антон Калинкин. — И команду дебютантов возглавит Ситора Алиева (программный директор «Кинотавра»).

По мнению члена жюри драматурга Евгения Гришковца, «Короче» — важнейшее событие в стране для тех, кто может и хочет снимать коротко или пока не имеет возможности снимать длинно.

— Здесь картины короткого метра — главные гости, — отметил Гришковец. — Они не вынесены в отдельную программу, не ютятся в сторонке от больших полнометражных, взрослых фильмов. Не находятся на периферии внимания, как нечто детское в конце меню.

Основные тренды конкурса этого года более симптоматичны, чем может показаться неискушенному наблюдателю. Например, среда. Действие фильмов почти всегда происходит в Москве, которую молодые режиссеры знают лучше всего. Вечером и ночью, в кафешках, барах, квартирах, парках, метро, магазинах, в кинотеатрах и театрах. Провинция их манит и пугает, как правило. Так, в «Красной заре», снятой в духе чуть ли не «Зеленого слоника», герой заблудился, пытаясь срезать по грунтовке, и попал на пир к жестоким каннибалам. В «Калачакре» герой не долетел до Китая, решил ехать на машине, а попал к местной «женщине в песках», только она скорее степная. В «Похоронах чая» сбежавшие из колонии подростки тоже пытаются добраться до Китая, но в итоге зависают на загадочном болоте. А в фильме «Рыбалка» отец с сыном, отправляясь на реку, вместо рыбы обнаруживают труп.

Урбанистическому молодому автору на просторах хоть и родной, но такой загадочной страны видится не пресловутая «русская хтонь», о которой сейчас так много шутят, а «хтонь универсальная», где есть место и восточным мотивам (Китай), и западным (из голливудских фильмов вроде «От заката до рассвета»). Но это точно не мир, где будущий автор российского кино чувствует себя защищенным. На любой наркоманской вечеринке среди передознувшихся ровесников («Луна сегодня не взойдет»), в магазине, который грабит мужик с пистолетом, отстреливая ухо случайному посетителю («Слезы капали в фо-бо»), в парке, где орудует маньяк («Зожесть»), ему всё равно уютнее. Он лучше помрет там, чем будет пытаться найти счастье за пределами мегаполиса.

Когда смотришь эти фильмы, отчетливо понимаешь, насколько мало этих ребят волнует политическая повестка, в том числе глобальные катаклизмы. Герои куда больше озабочены вопросами, как выплатить ипотеку, что делать с кредитами за дорогие гаджеты, как найти работу, как одеться, чтобы не было стыдно, наконец, как построить отношения с нормальным человеком. Иначе говоря, молодежь занята проблемой выживания, она настолько погружена в нее, так ей трудно, что ни на какие идейные вопросы уже времени и сил не остается.

Еще один важный тренд нашего кино — образ современного мужчины, с его комплексами, со слишком сильными женщинами рядом, с невозможностью самореализации. Пока европейские и американские коллеги озабочены фемповесткой, наши задаются вопросом, как выжить «мужику». Не просто так «По-мужски» Максима Кулагина только что победило сначала на «Горький Fest» в Нижнем, теперь на «Одной шестой» в Екатеринбурге. На самом примитивном уровне у авторов нет ответов: как подойти к девушке на вечеринке («Луна сегодня не взойдет») или в подземном переходе («Кажется, навсегда»). А может, прибегнуть к помощи последних достижений квазипсихологии («Паттерны»)? Как смотреть в глаза той, кто больше тебя зарабатывает, больше успевает, лучше думает, но всё же ждет от тебя того, что ты будешь мужчиной, с которым можно чувствовать себя женщиной? Так и прыгает продвинутая одинокая женщина то в машину к парню, оказавшемуся таксистом, то из машины («Ночью можно»). Понимает, что и требовать от мужчины ничего не может, и совсем уйти вот сейчас будет не только нехорошо, но и просто глупо, потому что идти не к кому и некуда.

Курьерский прорыв

Новое кино бедно социальными типажами. Да, в него прорвались наконец-то курьеры. С ними связаны сюжеты нескольких коротышек. Например, посыльный сатаны в короткометражке «Курьер». А год назад Григорий Добрыгин привозил о курьере полный метр на «Кинотавр». Но гораздо проще сказать, кем это новое кино не интересуется: дворниками, врачами, иммигрантами, строителями, сотрудниками МФЦ, «особыми» детьми, успешными мужчинами за тридцать, многодетными матерями и другими обитателями нашей действительности. Они могут возникать как статисты, но авторы не ищут там историй, драм и комедий.

Зато им интересно, как найти счастье в этом сером мире. Они верят, что оно может быть только совсем своим, интимным, личным, вопреки всему. Купить любимой пальто за 90 тысяч, хотя ты весь в СМС от коллекторов («Веселый понедельник»). В кайф закрутить роман с француженкой и названивать ей по видеосвязи, любоваться ее нижним бельем и оплакивать только что покончившую с собой жену («Привет, Сандрин»). Или переспать с профессоршей прямо на сеансе артхауса, потому что в кинотеатр всё равно никто не ходит («У нас есть связь»).

Есть несколько фильмов, которые отчасти вырываются из этих трендов. Особняком стоит будто бы фрагмент большого исторического фильма, короткометражка «Отпечатки» Серафима Ореханова. Снятая как оммаж новелле из «Зеркала» Андрея Тарковского, где героиня Маргариты Тереховой думала, что допустила опечатку. Рассказ молодого режиссера показывает чуть более жесткую реальность. Он о репрессиях, о вынужденном ежедневном предательстве, о страхе, о «системе отмены». Ксения Раппопорт здесь бросает Тереховой дружеский творческий вызов, исступленно корябая лицо Сталина на ненавистной фотографии. А ее со всех сторон обступает страшная опасность — друзья и коллеги, привыкшие уничтожать тех, кто им будто бы дорог. 28-летний Серафим Ореханов — не только столичный журналист, но и выпускник истфака МГУ, но ему и без диплома здесь веришь на слово. Очень хочется дождаться от него полного метра.

Великолепная социальная сатира «Как с Максимом х(пип)ня случилась», режиссер Виталий Дудник. Завязка банальная: молодой сценарист написал крутой сценарий, влиятельный продюсер заставляет его полностью переделать, превратив суровую политическую драму о ментах в хорошее, доброе кино о друзьях-полицейских. Автор соглашается, но с этого момента у него начинаются галлюцинации. Когда при нем ругаются матом, он слышит только запикивание, вместо бюста своей подруги он видит пиксели, а его сигарета закрашена черным цветом. Все табу современного медиапространства предстают перед ним наяву, передавая весь абсурд ситуации, в которой обыденные явления нормальной жизни оказываются под запретом, попадая на экран. Потом в кадр входит Константин Хабенский в роли самого себя, согласившийся играть у молодого сценариста в проекте, и выдает такой класс игры, после которого все эти фигуры умолчания становятся еще более бессмысленными. «Х(пип)ня» ближе к финалу начинает слегка разваливаться, но концептуально это высказывание — одно из важнейших. Правда, теперь вопрос, кто из реальных продюсеров после издевательств над экранным коллегой захочет пригласить Дудника поработать вместе. Но, похоже, все-таки такие есть. Режиссера удостоили приза за лучший сценарий. Получая награду, Дудник поблагодарил в первую очередь киношколу «Индустрия», где всё и началось.

А лучшим фильмом стал «Веселый понедельник» Софьи Райзман. Тот самый, где пальто для любимой стоит всех коллекторов и кредиторов. Лучшим режиссером признали Георгия Болдугерова, «Рыбалка». Приз за лучшую операторскую работу вручили Антону Дорушенкову, «Калачакра». Спецпризом основного жюри отметили трагикомедию Сергея Филатова «Слезы капали в фо-бо». Мультфильм «Унесенный в звездную глубину» Сергея Анфиногентова получил приз за лучшую анимационную работу и приз специального жюри за лучший фильм. А картина Евгения Добророднова «Красная заря» получила диплом «Короче».

Читайте также
Реклама
Прямой эфир