Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Пресс-релизы
Участники Открытых киберспортивных игр поборются за главный приз
Общество
СК РФ приступил к созданию следственных органов в новых регионах
Экономика
Россельхознадзор заверил в отсутствии проблем с поставками бананов в РФ
Общество
В Запорожской области сообщили о планах Киева затопить АЭС в Энергодаре
Спорт
В РФС увидели политику в участии Украины в заявке на проведение ЧМ-2030
Мир
Коронация короля Великобритании Карла III пройдет 3 июня 2023 года
Экономика
Путин поручил принять в федеральную собственность объекты Запорожской АЭС
Мир
Аналитик уличил Зеленского в раскрытии ошибки Запада по отношению к РФ
Туризм
Ростуризм анонсировал запуск круизного судоходства на Каспийском море
Мир
Болгария временно вывела из-под санкций ЕС поставщиков топлива из России
Общество
Минздрав зарегистрировал первый российский препарат против оспы
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ежедневно коронавирусом в мире продолжают заражаться 700–800 тыс. человек, и эти показатели в последнее время растут. Но все ближайшие волны ковида, в том числе и те, что дойдут до России, будут умеренные, уверен главный научный сотрудник НИЦ эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи Анатолий Альтштейн. При этом средняя летальность вируса снизилась до 0,5–0,4%, хотя в начале пандемии составляла 5–6%. Когда ждать нового подъема заболеваемости ковидом в России, почему у нас в стране уровень смертности от него выше, чем в среднем в мире, когда будет разработана вакцина, эффективная против «Омикрона», и придется ли нам прививаться через 5–10 лет — читайте в интервью Анатолия Альтштейна.

«Люди не обращаются за помощью и избегают учета»

— Антиковидных ограничений в России и мире с каждым днем всё меньше. Можно ли сказать, что пандемия закончилась?

— Это неверно. Эпидемия коронавируса продолжается. В мире заболевает 700–800 тыс. человек каждый день. При этом летальность резко снизилась, сейчас она на уровне 0,4%. Это намного меньше, чем было в начале пандемии, когда распространялся исходный уханьский вариант. Тогда смертность была на уровне 5–6%.

Это в какой-то мере связано с тем, что медицина на тот момент еще не была готова к вспышке болезни. Но и биология вируса здесь очень важна: уханьский вариант был более летален. Постепенно смертность снижалась до 2%. Когда начал распространяться штамм «Дельта», она опустилась в среднем до 1,5%, а при «Омикроне» упала до 0,5–0,4%. В некоторых странах смертность от «Омикрона» даже ниже — на уровне 0,3–0,1%.

По-видимому, с таким снижением летальности и связано то, что страны сейчас массово отказываются от антиковидных ограничений. Не стоит забывать, что по крайней мере часть этих ограничений негативно влияет на экономику и вызывает раздражение людей.

красная зона
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— А что происходит с ковидом в России?

— У нас в стране заболеваемость коронавирусом резко снизилась. Правда, я думаю, что мы недосчитываем число заболевших: такой вывод можно сделать по необычным показателям летальности — отношению числа умерших к числу заболевших. Хотя в целом смертность не очень высокая — порядка 50–70 случаев ежедневно — это соответствует 2%, что многовато для «Омикрона».

Поэтому цифры учета заболеваемости занижены в два-четыре раза. На мой взгляд, это связано с уменьшением значения эпидемии и тем, что коронавирус протекает легче. Люди часто не обращаются за медицинской помощью и таким образом избегают учета.

— Поступают новости, что в эти дни заболеваемость коронавирусом в мире растет. Действительно ли это так и ждать ли нам новой вспышки в России?

— Действительно, в мире происходит новый подъем заболеваемости ковидом. Как мы помним, в конце января и феврале был очень серьезный рост, вызванный «Омикроном». К началу марта заболеваемость упала, а потом вновь начала расти из-за нового варианта «Омикрона» ВА.2. С тех пор число новых случаев то снижалось, то росло. Сейчас мир в стадии еще одного подъема — но я думаю, что он будет небольшим.

До нас пока эта тенденция не дошла, но исключать ее проявления нельзя. На мой взгляд, если в России начнет расти заболеваемость сейчас или осенью-зимой, то подъем тоже будет, скорее всего, несильным. Смертность тоже расти не будет.

скорая помощь
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

«COVID-19 будет покусывать человека»

— В связи с чем растет заболеваемость — это очередной новый штамм?

— Это происходит из-за новых вариантов «Омикрона», которые размножаются лучше предыдущих. Это уже не BA.2, а BA.3, 4, 5. В то же время довольно широко используется вакцинация, долго тянется пандемия и вирус в целом слабеет, подъемы заболеваемости уже довольно умеренные. Думаю, что к концу года заболеваемость коронавирусом будет уже достаточно низкая. И можно рассчитывать на то, что Всемирная организация здравоохранения официально объявит о завершении пандемии.

Точно это предсказать, конечно, трудно. Потому что «Омикрон» — это вирус с невысокой летальностью, но заразный и очень упорный. Вот уже кажется, что начинает исчезать — и появляются новые варианты и новые подъемы.

К счастью, природа вируса такова, что сначала он высокопатогенный, вызывает много смертей, а затем он менее патогенный, но зато хорошо размножается. Это естественный переход для таких агентов, как коронавирусы.

— Стоит ли в таком случае продолжать прививаться и носить маски? Достаточно ли трех уколов от коронавируса — двух доз «Спутника V» и ревакцинации «Лайтом»?

— Да, определенно следует продолжать прививаться. Ревакцинироваться следует раз в полгода, трех уколов недостаточно. По крайней мере до тех пор, пока идет пандемия. Носить маски и соблюдать дистанцию, например, в переполненном вагоне метро, тоже стоит, если вы заботитесь о своей защите.

вакцинация
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

— Ранее звучали предположения о том, что человеку вредно находиться в стерильной среде. Наоборот, нужно взаимодействовать с чужими бактериями, чтобы поддерживать активный иммунитет. Целесообразно ли в данном случае носить маски?

Я не разделяю эту точку зрения. Это всё равно что прививаться недоработанной «живой» вакциной — да, в этом случае возникает иммунитет, но зачастую и болезнь тоже, в одном случае из ста. Для сравнения: современные вакцины от коронавируса могут вызвать неприятности у одного на 100 тыс. человек или даже на полмиллиона.

— Защищают ли вакцины непосредственно от «Омикрона»?

И наши, и зарубежные вакцины от заражения «Омикроном» защищают слабо, хотя при этом всё равно снижают тяжесть заболевания и вероятность летального исхода. Разработки препарата от «Омикрона» ведутся. Но перед тем как им можно будет начать пользоваться, нужны новые фазы испытаний. Необходимо будет провести как минимум первую и вторую фазы, чтобы показать, что вакцина безвредна.

— На каком уровне сейчас коллективный иммунитет в России?

— Думаю, что он довольно значителен. По официальным данным, у нас более 50% населения привиты и еще 18 млн (13% населения) переболели. 18 млн — это немного. Но, как я сказал выше, многие люди ушли от диагностики либо переболели бессимптомно, поэтому коллективный иммунитет в целом хороший.

иммунитет
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Как вы видите ситуацию с коронавирусом спустя пять лет? Он навсегда вошел в нашу жизнь?

— Думаю, что да. Спустя годы COVID-19 будет покусывать человека, но уже не вызовет таких проблем.

— Могут ли в ближайшем будущем изобрести вакцину, которая будет действовать три, пять и более лет?

— Такой вакцины не будет. Это особенность коронавирусного иммунитета: он недолгий. Прививки останутся, но, возможно, будут вакцинировать только пожилых людей. Сейчас сказать наверняка сложно.

— А победить коронавирус мы когда-нибудь сможем? Как натуральную оспу, например?

— Нет, полностью уничтожить его невозможно. Он тесно связан с природой — этот коронавирус невозможно устранить у всех животных во всем мире. Таких задач и не ставится. В этом его отличие от натуральной оспы, которая была присуща только человеку.

Читайте также
Реклама