Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Житель Красногорска заявил сам на себя в полицию за дискредитацию ВС РФ
Мир
В ДНР открылось паромное сообщение с Россией
Мир
ВСУ открыли массированный огонь по Энергодару
Мир
С 1 сентября туристам РФ отведут только 20% времени в финских визовых центрах
Общество
Победителя «Битвы экстрасенсов» приговорили к трем годам колонии
Мир
Эстония закроет в Нарве проезд для грузовиков на три месяца
Мир
В Энергодаре задержали двух работавших на ЗАЭС наводчиков артиллерии ВСУ
Мир
В Китае сочли действия США угрозой мировой безопасности
Политика
Депутат заявил о безразличии Киева к безопасности украинцев
Мир
В Болгарии более 12 тыс. человек остались без воды из-за пересохшей реки
Мир
На Украине арестовано имущество производителя полуфабрикатов из РФ
Мир
В ВОЗ заявили о более чем 35 тыс. случаев оспы обезьян в 92 странах
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С чего начнется восстановление отношений России и Украины, почему страны Европейского союза не могут принимать самостоятельные решения и кого сегодня можно назвать ключевым партнером России. Об этом и многом другом на полях юбилейного Петербургского экономического форума в эксклюзивном интервью «Известиям» рассказала глава департамента информации и печати МИД РФ Мария Захарова.

«Любой кризис — время возможностей»

— Мария Владимировна, этот форум проходит на фоне беспрецедентных санкций в отношении России. Поэтому главный вопрос: кто сейчас является нашими ключевыми партнерами?

— Смотря в какой сфере мы рассматриваем эту историю — с точки зрения геополитики или с точки зрения финансов… Могут быть разные конфигурации. Мне очень понравилось, как ответил министр иностранных дел Сергей Лавров, когда его спросили: у нас есть список недружественных стран, а кто дружественные? «Все, кто не попали в список недружественных», — сказал он. То есть все те, с кем мы имеем возможность выстраивать взаимовыгодные отношения, кто не предает верность контрактным обязательствам и привержен праву, будь то международное или национальное законодательство. Это те, кому интересно идти вперед, отстаивая истинные ценности, а не придумывая какие-то мифологемы, кто понимает, чем отличается реальная проблема от выдуманной.

Любой кризис — это проверенная истина — время возможностей. Каждый распоряжается этим по-своему. Кто-то находится в глубочайшей изоляции. Это сейчас как раз наши так называемые западные партнеры. Им удалось сделать то, что они хотели. Изоляция удалась. Только дело в том, что изолированы они, а не мы. Они от нас изолированы — кстати, заплатив за это огромную цену. Другое дело, что за это сегодня расплачиваются жители стран из своего собственного кармана. Но, видимо, им это нравится. Хотя чем дальше, тем больше уже не нравится.

Так вот появляются новые возможности как у нас — Азия, Африка, Латинская Америка, так и у них. Сейчас время для стремительного действия и реализации тех возможностей, которые очевидны.

Флаги России и США
Фото: РИА Новости/Павел Бедняков

— Но всё-таки, учитывая количество агрессивной риторики, как сегодня изменилось качество наших отношений с миром?

— Я бы сказала, что не наши отношения с миром изменились, а мир стоит перед выбором будущих основ своего существования. Либо сохранения международно-правовых основ с точки зрения устава ООН, если говорим о межгосударственных отношениях, приверженности контрактным обязательствам, соглашениям в двустороннем формате, в сфере бизнеса и так далее.

Или это будут какие-то новые правила, которые меняются на ходу. Например, сели играть в преферанс, а потом нам объявят, что мы на самом деле играем в домино.

Поэтому либо законность и право со всеми институтами, возможностями подавать апелляции, оспаривать нелегитимные решения, то есть то, что мы всегда называли «плодами цивилизации», либо мы приходим к какому-то неоварварству — я это называю так. Потому что именно в это сегодня превратился неолиберализм после того, как достиг своего апогея. В принципе ведь похоже: силовые приемы, отказ от любых свобод. Человек в западном сообществе полностью контролируется механизированной государственной машиной или машиной ТНК — транснациональных компаний и крупного бизнеса. Это и отсутствие свобод в целых сферах общественной жизни: СМИ, торговля и так далее. Всё под контролем. Причем управление это очень жесткое, силовое и насильственное. То есть вот между чем и чем выбирает мир.

А если говорить, как изменились отношения, то я бы в большей степени говорила о нас самих. Как мы перестраиваем наши отношения и отношение к нашим партнерам. Мы проверяем их на, собственно говоря, истинность их чувств к нам. Мы отделяем тех, кто способен вести самостоятельную политику, от тех, кто к этому не приспособлен или утратил подобные навыки. Мы смотрим, кто не подвел, проявил чудеса суверенитета, самостоятельности и решимости. Сейчас то самое время икс, когда всё проверяется. Помните, как в «Ночном дозоре» надо было всем выйти из тени — примерно очень похоже. Поэтому нам нужно перестроить всё внутри себя. Об этом опять же сказал Сергей Лавров — что нам нужно избавиться от зависимости поставок с Запада всего того, что обеспечивает национальную безопасность России. В любой сфере: экономике, АПК, образовании и т.д. Как это будет сделано — вопрос к экономическому блоку. Но, по-моему, эта стратегия давно назревшая и перезревшая.

Ну и, кстати, говоря о работе МИДа, это переформатирование уже началось. Тот вернувшийся из стран НАТО, западных дипломатический персонал, кого выслали и объявили персонами нон грата, перераспределяется на другие направления работы, которые в ближайшее время станут перспективными с точки зрения экономики, финансов или развития отношений.

«Мы точно не ангелы, мы люди»

— Наблюдая за вашей работой, кажется, что вы сражаетесь с многоголовой гидрой. Одну голову отрубаете, вырастает много других — это такая часть современной информационной войны, о которой мы постоянно слышим, что мы ее проиграли. А мы вообще ее начинали?

— Мы не начинали ее. Хотя констатировали — можно поднять наши выступления еще пару лет назад — начало информационной атаки. Кстати, тогда от СМИ очень часто звучал вопрос: это информационная война? А я всегда отвечала: это информационная агрессия. Мы ее отражали, насколько можно было сдерживать этот поток. Мы не действуем такими же методами, которыми действуют они. Поэтому я не могу сказать, что это аналогичная по методологии ответная реакция с нашей стороны. Ведь тогда мне надо было сказать, что мы используем фейки, подтасовки. Нет, не используем. А). мы отстаиваем нашу точку зрения, на которую мы имеем право. Б). защищаем факты, цифры и нашу историческую реальность.

Согласна, что эта гидра бесконечная. У нее постоянно отрастают новые головы. Я имею в виду производство фейковых новостей и так далее. Но на этом стоит мир: борьба добра со злом извечна. И, наверное, это признак того, что мы все живы. Посмотрите эпосы от античных времен до сегодняшнего дня. Основной сюжет от сказок до былин — борьба света и тьмы.

Поэтому мы считаем, что наша задача — сохранить то, что мы считаем нашим культурным кодом, идентичностью. Мы точно не ангелы, мы люди. Но это лучше, чем быть ангелом падшим. Что случилось, как мы видим, с очень многими нашими западными партнерами.

НАТО флаг
Фото: Global Look Press/Xinhua

— Если говорить о большой Евразии — понятно, кто будет ее участником с азиатской стороны. А есть ли они с европейской?

— В теории всегда были, потому что это Евразия. Вопрос только в том, что основная проблема сегодняшнего дня, которая сегодня обострилась как никогда, — это самостоятельность Европейского союза и каждой из его стран-участников. Мы видим, что сегодня они принимают суицидальные решения, направленные на разрушение себя. Пусть и косвенно. Они принимают решения, связанные с поставками вооружения киевскому режиму, без просчета будущего.

Вы же понимаете, что такое оружие? Это то, что является целью преступников, террористов, экстремистов всех видов. Это первое, на что начнется охота. И уже началась. Киевский режим не контролирует ничего, даже себя. Это видно по Зеленскому и абсолютной неадекватности того, что он говорит. То есть мы понимаем, что государственного контроля за оборотом оружия нет. Куда оно пойдет? Обратно туда же, на европейский континент. Они не понимают этого, хотя прошли серию терактов и ничего не могут сделать с высоким уровнем преступности. Это никакая не «русская мафия», о которой мы слышим. А выходцы из Молдавии, с Украины и других стран, которые, к сожалению, формируют эту «черную среду». Поэтому оружие будет возвращаться моментально. И это только один пример.

Такие действия вообще ставят вопрос о том, насколько с этими странами можно будет иметь какие-либо отношения в долгосрочном плане, именно в стратегических направлениях.

Сами ли они принимают такие решения? Думаю, нет. За ними, безусловно, стоят. Есовский Брюссель уже подмят натовским. Кто стоит во главе НАТО, мы прекрасно понимаем.

Поэтому будущее у Евразии было светлым. Как это всё будет на практике, зависит от силы воли самих стран Евросоюза. Но то, что сейчас и Азия, и Африка, и Ближний Восток, да и все остальные регионы делают выводы из того, что они видят, это 100%. Все понимают, что завтра такая же история произойдет с ними, с их счетами, инвестициями. Всё будет отобрано. Это ведь не вопрос законного отъема и экспроприации средств в связи с чем-то, даже политизированным, но решением суда. Это вопрос пиратства XXI века. Теперь оно такое. Можно прийти в дом и у человека, который в принципе не имеет отношения к принятию политических решений, а просто понравился, отобрать имущество или закрыть банковские счета.

Военнослужащий Вооруженных сил РФ, задействованный в специальной военной операции на Украине на южном направлении, на позиции реактивной системы залпового огня «Ураган»
Фото: РИА Новости

— Когда всё закончится, с чего может начаться восстановление отношений с Украиной?

— Конечно, с завершения активной фазы боевых действий, восстановления инфраструктуры, а дальше будут решать сами граждане. Исходя из истории этой территории, культуры, событий сегодня и на протяжении последних восьми лет, люди будут формировать этот запрос сами.

— Насколько вам лично сложно сохранять чувство юмора и иронии, комментируя последние события?

— Во-первых, они сами дают для этого питательную среду. Когда читаешь брифинги Белого дома, Госдепа, заявления Байдена, то афоризмы рождаются сами по себе в ответ на их афоризмы. Во-вторых, мне кажется, так было всегда в российской дипломатии. Почитайте мемуары и произведения наших выдающихся дипломатов, их воспоминания. Даже история Коллонтай (чрезвычайный и полномочный посол СССР. — «Известия») говорит о ее находчивости в сложных жизненных ситуациях. Это только один пример. А их тысячи и десятки тысяч, которыми ты руководствуешься в своей жизни.

Читайте также
Реклама