Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Почему короли вызывали друг друга на поединки, но почти никогда не дрались, что ожидало дворянина после отказа отстаивать свою честь и почему Людовик XIV запрещал дуэли — об этом и не только можно узнать на выставке Музеев Московского Кремля, которая едва не сорвалась из-за санкций, но всё же открылась в середине мая. «Известиям» ее показала директор ММК Елена Гагарина, которая рассказала о будущих проектах институции, разрыве отношений с США из-за библиотеки Шнеерсона и сохранении сотрудничества с коллегами из Бразилии, Индии и Юго-Восточной Азии.

«Душа принадлежит Богу, тело — королю, и только честь принадлежит дворянину»

— Выставка «Дуэль. От Божьего суда до благородного преступления» должна была открыться еще в марте. В чем причина того, что этого не произошло?

Выставка не смогла открыться из-за того, что правительства европейских стран потребовали от музеев вернуть свои вещи обратно. За два дня до открытия мы получили целый ряд запросов на эту тему и потом занимались тем, что возвращали экспонаты уже смонтированной выставки зарубежным музеям. Наши российские коллеги, которые пришли увидеть экспозицию накануне открытия, очень переживали, что проект не состоится, и предложили аналогичные вещи из своих запасников.

Выставка «Дуэль. От Божьего суда до благородного преступления»

Выставка «Дуэль. От Божьего суда до благородного преступления»

Фото: Музеи Московского Кремля

— То есть выставку собрали из российских сокровищниц?

Да. Она открылась для публики 13 мая. Всё заменить не удалось, и мы немного поменяли концепцию. Выставка рассказывает о необычном пласте культуры позднего Средневековья и раннего Нового времени. Она стала возможна благодаря Историческому музею, ГМИИ им. Пушкина, Эрмитажу, а также ряду архивов, библиотек.

Выставка проходит в двух залах, как и было задумано. Их застройка полностью сохранена. Но переиздать каталог с новым составом вещей уже не удастся.

— Значит, изданный каталог с европейскими артефактами сразу попадает в разряд библиографической редкости?

— К сожалению. А может быть, к счастью. Многие наши европейские коллеги очень хотели ознакомиться с концепцией той выставки и с тем, что мы напишем об экспонатах. Тема абсолютно неизученная. Каталог переведен на английский, и все европейские библиотеки, которые захотят получить его, конечно, получат.

— Какие музеи должны были участвовать в этой выставке и отказались?

Лувр, Прадо, Музей истории искусств в Вене, Королевская коллекция Великобритании и национальные библиотеки Австрии и Франции.

— Музеи не возражали против участия, но их принудили вернуть экспонаты?

— Совершенно верно.

— Какой смысл вложен в название выставки «Дуэль. От Божьего суда до благородного преступления»?

— Это значит, что мы говорим не только о дуэлях, которые все знают по фильмам и книгам. Выставка рассказывает о рождении дуэли из средневековых поединков Божьего суда и рыцарских идеалов и завершается эпохой Людовика XIV, при котором дуэль каралась как преступление.

Выставка «Дуэль. От Божьего суда до благородного преступления»

Выставка «Дуэль. От Божьего суда до благородного преступления»

Фото: Музеи Московского Кремля

Французы говорили, что душа принадлежит Богу, тело — королю и только честь принадлежит дворянину. А значит, он имеет право защищать ее так, как считает нужным. Если человек чести отказывался ее отстаивать, он становился изгоем в аристократических и военных кругах, лишался шансов на успешную карьеру. В то же время представления дуэлянтов о праве на защиту чести бросали вызов власти монарха. Поэтому Людовик XIV и его предшественники боролись с дуэлями, стремясь подчинить королевскому суду непокорную аристократию и офицерство.

— Чего не увидят посетители?

Пришлось отказаться от рассказа о собаке рыцаря Мондидье. Это средневековая история, которая пришла из XII века и была очень популярна — о том, как собака на дуэли наказала убийцу своего хозяина. Из Испании был привезен рыцарский доспех, который надевался на собаку. Это единственный артефакт XVI века, и мы должны были вернуть его.

Была заявлена очень важная тема дуэлей между монархами, ведь они тоже выясняли отношения. Это не значит, что физически. Условия между дуэлянтами, секундантами и так далее обсуждались настолько долго, что сам поединок уже становился неактуален. Но возможность вызвать монарха на дуэль у другого суверена была.

Мы должны были показать живопись с изображением великих дуэлянтов эпохи Карла V, Генриха VIII и Франциска I. К сожалению, ее не будет.

«Английские коллеги отменили выставку»

— Какие сложности возникли с комплектацией экспозиции новыми экспонатами?

— Это не так просто — оформить документы, договориться с музеями. Они должны найти вещи, которые мы хотели бы привезти, свериться с реставраторами о состоянии сохранности, могут ли предметы транспортироваться сюда. В зале нужно поменять все этикетки, найти финансирование на организацию по сути новой выставки. Ведь все средства, которые мы получили от спонсоров, естественно, были потрачены.

— Какие выставки в музеях Московского Кремля отменились?

— В сентябре должна была открыться выставка «Золотой век Вены», посвященная искусству ар-деко, Венскому сецессиону (художественное движение конца XIX века в Австрии. — «Известия»). Мы должны были получить вещи из многих австрийских музеев. К сожалению, этого не произошло.

Выставка «Дуэль. От Божьего суда до благородного преступления»

Выставка «Дуэль. От Божьего суда до благородного преступления»

Фото: Музеи Московского Кремля

Если говорить о том, что отменилось у нас за рубежом, то это экспозиция, посвященная Транссибирской магистрали. Она должна была открыться в июле в Йорке. К сожалению, английские коллеги отменили выставку.

— Ничего туда уехать не успело?

К счастью, нет. Не потому что мы не хотим что-то давать, а потому что в сложившейся сейчас ситуации лучше не перемещаться.

Мы пережили период пандемии, когда ничего не происходило. К нам обращались очень многие организации, у которых были и есть планы работать с нами. Из-за коронавируса мы два года откладывали выставку в Гонконге, посвященную русской православной культуре. Но в итоге ее все-таки сделали. Были планы показать русское искусство XVI–XVII веков в Макао. Но этот проект решили пока отложить. В Таиланде, например, очень интересуются русскими эмалями.

Есть запросы от многих китайских институций. Интересуются советским периодом, орденами, всем, что связано с золотом и драгоценными камнями дореволюционного периода, атрибутами роскошной жизни. Но делать экспозиции, когда в этом регионе новая волна пандемии и в музей придет 70 тыс. человек, очень нерационально. Подождем год.

— В интервью «Известиям» Михаил Швыдкой сказал, что не в традициях России уподобляться Западу, у нас не будут прерываться отношения с иностранными культурными институциями, сотрудничество продолжается. Можно ли сказать, что ваши коллеги за границей так же настроены?

— Сейчас никто из директоров иностранных музеев, кроме дружественных стран, не может принимать решения самостоятельно. Что касается Юго-Восточной Азии, культурных обменов с Индией, Бразилией, здесь отношения очень тесные и они сохраняются. У нас уже давно нет взаимоотношений с Соединенными Штатами Америки, но совсем по другим причинам.

— Почему прерваны отношения с Америкой?

Это случилось еще в начале 2010-х годов в связи с требованием Америки вернуть библиотеку Шнеерсона, которая хранится у нас в Российской государственной библиотеке в специально созданном отделе. В Америке нет закона об иммунитете от претензий третьих лиц. Правительство США не дает иммунитет, и любая собственность может быть там арестована в связи с какими-нибудь финансовыми претензиями. Это касается всех российских музеев.

Теперь еще достаточно сложные отношения складываются с европейскими странами. Там нет запрета на то, чтобы общаться с нами, но, как вы понимаете, никто не возьмет на себя ответственность делать выставочные проекты, когда у нас нет воздушного сообщения и достаточно затруднено сообщение по земле.

Все люди, которые имеют отношение к музейному миру, прежде всего заботятся о памятниках, о сохранности произведений искусства. Любые договоренности могут прерваться в том случае, если памятнику грозит какая-либо опасность. В этой ситуации возить что-то достаточно сложно и опасно.

«Витрины из Шотландии, охранная система из Германии»

— На какой стадии сейчас строительство нового здания Музеев Кремля на Красной площади?

— Стройку должны были закончить к концу 2022 года, но это вряд ли произойдет. Еще во время пандемии был серьезный отток рабочей силы со строек. Потом появилась проблема с доставкой иностранных комплектующих. Сейчас этот процесс усугубился, поставки приостанавливаются, и это касается не только нашей стройки. Но работы на Красной площади идут.

— Когда же откроется новый музей?

Выставка «Дуэль. От Божьего суда до благородного преступления»

Выставка «Дуэль. От Божьего суда до благородного преступления»

Фото: Музеи Московского Кремля

— Полагаю, после того как стройка завершится. Затем должны быть пуск и наладка всех систем. Потом начинается застройка витрин, подготовка «начинки», на которую устанавливаются и вешаются экспонаты. И только когда все эти этапы завершатся, откроется музей. Эти сроки так часто переносились, что я сейчас боюсь что-либо загадывать.

— Какие поставки из Европы вы ждете, в чем стройка заинтересована?

Начиная от витрин, которые нам делают в Шотландии, заканчивая различными комплектующими, охранными системами из Германии. Нам также необходимо оборудование для фондохранилищ, которое делается только в Бельгии.

— Каковы планы Музеев Московского Кремля на ближайшие несколько лет, есть ли они у вас?

— Есть. У нас подписаны долгосрочные контракты на организацию выставок с Челябинском и Владивостоком. Осенью во Владивостоке откроем проект, посвященный Петру I. В нем оказалась заинтересована компания «Газпром», поэтому мы работаем при ее поддержке. В Челябинске осенью покажем русские драгоценности, начиная с эпохи Фаберже и заканчивая самыми современными произведениями ювелирного искусства, которые хранятся в нашем музее. Эти проекты долго готовились, в том числе и нашими реставраторами.

«Проектов, посвященных личности Чичерина, никогда не делалось»

— Как Кремль собирается отпраздновать 100-летие СССР?

Мы единственный музей, куда попали личные вещи первого наркома иностранных дел Георгия Васильевича Чичерина. 24 ноября будем праздновать 150-летие со дня его рождения. Образования СССР без этой исторической личности не случилось бы.

— Какие экспонаты появятся в экспозиции?

Уникальные вещи гардероба наркома. Это шинели, национальные костюмы, прежде всего бухарские, которые были подарены ему в период переговоров о присоединении среднеазиатских республик к СССР. Чичерин носил их, есть фотографии.

Директор Музеев Московского Кремля Елена Гагарина

Директор Музеев Московского Кремля Елена Гагарина

Фото: Музеи Московского Кремля

Существует литература о наркоме и его деятельности. Документы, благодаря которым наша страна вышла из Первой мировой войны с наименьшими — насколько было возможно на тот момент — потерями. Это удивительная личность. Мало кто видел документы и фотографии, которые мы представим на выставке, поэтому я всех приглашаю. Это будет чрезвычайно любопытно.

— Кто помогал вам в сборе экспозиции?

— Нам очень помогает в этом Министерство иностранных дел, делится своими материалами. Еще целый ряд предметов мы возьмем из других музеев и архивов.

Эта выставка, которая, я надеюсь, будет привлекать большое внимание, потому что проектов, посвященных личности Чичерина, никогда не делалось. Мы хотели ее открывать в ноябре, но в связи с тем, что наши европейские планы пока отменяются, решили перенести на более раннее время, на 6 октября.

В Кремле раньше было очень много иностранных гостей. Как вы восстанавливаете показатели посещаемости?

В музеи Кремля можно приходить, всё открыто. Но одно дело индивидуальные визиты, а другое — туризм. С ним как раз проблемы. Самое большое количество посетителей к нам ездило из Китая, но он сейчас закрыт. Немного туристов приезжает из Индии. К сожалению, нет европейцев. Основной поток — россияне. Но из дальних регионов достаточно сложно ездить в Москву, система ценообразования не очень лояльна по отношению к гражданам с невысокими доходами. Мы не увеличиваем цены на билеты. Наоборот, делаем скидки, и их довольно много. Мы прекрасно понимаем, что экономическая ситуация тяжелая.

Выставка «Дуэль. От Божьего суда до благородного преступления»

Выставка «Дуэль. От Божьего суда до благородного преступления»

Фото: Музеи Московского Кремля

— На кого в этой непростой ситуации музей может положиться?

— На себя. Опора только на собственные силы.

— А государство вам не может помочь?

Может, но не всегда. Мы получали два или три раза средства на зарплату сотрудникам в пандемию. Это были суммы, которых хватало на небольшой период. Мы очень благодарны за это, но государство не может постоянно нами заниматься. Музей на 80% содержит себя сам и на 20% финансируется за счет государственного бюджета. Нам приходится искать альтернативные варианты.

— Трудно ли найти спонсоров Музеям Московского Кремля?

— Трудно.

— В очередь не выстраиваются?

— Нет. Ни к кому спонсоры не выстраиваются в очередь. У нас нет такой системы, которая предоставляла бы льготы меценатам, как это есть, например, в Америке. Это было бы очень неплохо и в России. Тогда бы к нам выстроилась очередь. А пока работаем с тем, что имеем. И ждем.

Читайте также
Реклама