Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Власти Запорожья сообщили о двух сбитых ракетах ВСУ
Экономика
Страны ЕАЭС сократили до 21% использование доллара во взаиморасчетах
Мир
Две японские компании подписали контракты на покупку СПГ с «Сахалина-2»
Мир
Пушков высмеял решение Канады бросить Европу «на произвол судьбы»
Мир
CNN узнал о смягчении условий Ирана для восстановления ядерной сделки
Мир
Немецкой компании SEFE потребуется более €5 млрд для замены газа из РФ
Мир
Киссинджер призвал завершить конфликт на Украине переговорами
Мир
Солдаты ВСУ сдались в плен после переписки с Народной милицией ДНР
Мир
Российские ПВО отразили ракетную атаку на Каховскую ГЭС со стороны ВСУ
Мир
Парламент Черногории вынес вотум недоверия правительству
Мир
В Аргентине отчисленный кадет напал с ножом на бывших сокурсников
Мир
Минобороны заявило о срыве Киевом подготовки к учебному году на Украине
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Саудовская нефтяная компания Saudi Aramco стала мировым лидером по рыночной капитализации, обогнав по этому показателю еще недавно безоговорочно доминировавшую Apple. Это случилось после обвала котировок всех технологических компаний, среди которых «яблоко» оказалось не самым большим пострадавшим. Произошедшее может быть предзнаменованием более широкого процесса на мировом фондовом рынке, когда компании хайтека, прежде всего IT-сферы, уступят лидирующие позиции более «традиционным» гигантам из сырьевой индустрии.

Монстры корпораций

В 2000-е годы было довольно сложно вообразить, что корпорации вроде Apple и Google станут флагманами мировой экономики. В 2008-м, накануне глобального финансового кризиса, только Microsoft входила в десятку самых дорогих фирм мира, причем всех остальных в своем секторе она опережала чуть ли не на порядок. Остальными лидерами были банки, ритейлеры вроде Walmart и прежде всего нефтегазовые компании (ExxonMobil, PetroChina, PetroBras, Shell и даже «Газпром»). Технологические корпорации, все еще переживавшие последствия краха доткомов, находились на сугубо третьих ролях.

Всеобщая интернетизация, дошедшая в 2010-е годы в буквальном смысле до каждого утюга, резко изменила расстановку сил. Apple, Google, Facebook (принадлежит организации Meta, признанной в РФ экстремистской) стремительно ворвались в топ мировых корпоративных гигантов, а в какой-то момент начали преодолевать и триллионную отметку. В этот период в значительной степени поменялась вся структура мировой экономики, но куда больше — отношение инвесторов: рост стал важнее прибыли, а перспективы роста компаний в развивающейся индустрии казались беспредельными. Наконец, обвал сырьевых цен в целом подкосил котировки «первичного» сектора экономики.

После пандемии, казалось бы, ничего не поменялось: IT-монстры продолжили бить рекорды капитализации, все дальше уходя от остальных компаний, хотя рост в период восстановления от эпидемии переживали так или иначе почти все. Apple преодолела отметку в $2 трлн, а затем и в $3 трлн рыночной стоимости, что было многовато даже с учетом колоссальных доходов компании (соотношение цены акций и чистой прибыли значительно превышало 30:1 при норме 20–25:1). Все это объяснялось в первую очередь гигантскими вливаниями ликвидности на финансовые рынки, которые пошли на инвестиции в IT-компании.

продукция Apple
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Падение с пьедестала

Сейчас ситуация немного изменилась. Стремительный разгон инфляции и бурный рост цен практически на все сырье в свете антироссийских санкций переломили тренд. К этому добавились еще и сворачивание стимулирования экономики от ФРС США, а также новое обострение проблем с компонентами из-за локдаунов в Китае, что особенно крепко ударило по позициям Apple. Нефть же почти дотянулась до рекордов 2008 года: марка Brent в какой-то момент достигла $139 за баррель.

С начала года Apple потеряла в капитализации около 20%, тогда как Aramco выросла почти на 30%. На этой неделе их графики сошлись и саудовские нефтяники оказались выше. Этот процесс затронул весь рынок: в секторе «новой экономики» были пострадавшие куда больше Apple. К примеру, Netflix вообще потеряла две трети своей рыночной стоимости. Общее падение индекса Nasdaq за четыре с небольшим месяца составило почти 25%, так что калифорнийская корпорация со своим запасом прочности еще довольно легко отделалась.

Saudi Aramco на нефтяном объекте в Саудовской Аравии

Saudi Aramco на нефтяном объекте в Саудовской Аравии

Фото: REUTERS/Maxim Shemetov

Необычность такого падения интернет-гиганта с пьедестала заставила задаться вопросом: не подходит ли их доминирование, длящееся больше 10 лет, к концу? Ведь подобная ситуация, пусть и в меньших масштабах, уже происходила на рубеже веков. Тогда интернет-компании были самыми «хайповыми» на фондовом рынке, демонстрируя рост в десятки тысяч процентов за год, но затем ушли в глубокое подполье на целое десятилетие.

По словам управляющего директора ИК «Иволга Капитал» Дмитрия Александрова, индекс Nasdaq распродается самыми активными темпами с 2008 года, снижение идет уже шесть недель подряд.

— Сейчас мы являемся свидетелями сдутия пузыря технологических компаний, и, на мой взгляд, это глобальная тенденция. Компании больше не могут рассчитывать на деньги инвесторов как на основной входящий денежный поток, поскольку они становятся более консервативными. Сейчас будет цениться то, что имеет прозрачную бизнес-модель и прибыль здесь и сейчас, а нацеленность на бурный рост без финансового результата, скорее всего, будет менее интересна инвесторам, — отмечает он.

Кто в выигрыше

В этом смысле бенефициарами становятся не столько сырьевые компании, сколько в целом бизнес, нацеленный на создание денежного потока для инвесторов, добавил эксперт.

Общий вид на нефтяной терминал Saudi Aramco в Саудовской Аравии

Вид на нефтяной терминал Saudi Aramco в Саудовской Аравии

Фото: REUTERS/Ahmed Jadallah

— Большинство классических компаний могут получить серьезный спрос со стороны инвесторов. Сейчас развитые экономики пожинают плоды раздутия денежной массы, и глобальный рост ставок автоматически приводит к оттоку из наиболее рискованных активов — венчурных инвестиций, акций компаний без прибыли, криптовалюты. Скорее всего, на ближайшие годы мы получим общемировой слом в предпочтениях инвесторов, — уточняет аналитик.

В то же время руководитель отдела аналитических исследований Высшей школы управления финансами Михаил Коган предостерег от поспешных выводов. По его словам, саудовский нефтедобытчик и раньше был самой дорогой компанией в мире, но после ковидного обвала в 2020 году технологический сектор США начал крайне быстро расти, а Apple прошла путь до $3 трлн с триллионной компании менее чем за два года.

— Тезис о том, что сырьевой бизнес будет лидером секторов экономики в ближайшие 1015 лет, достаточно спорный, поскольку не просчитанные Западом риски «вертолетных денег» создали все условия, чтобы нефть отправилась в новый суперцикл роста. Возможно, это продлится года два-три, но не более того, и фокус энергетических компаний и правительств опять сместится в сторону «зеленой» и возобновляемой энергетики. Но лидерство Saudi Aramco, скорее всего, продлится достаточно долго. Кризис только начал накрывать американский рынок, тогда как продажи нефтепродуктов компании будут либо стабильно расти, либо оставаться на текущих уровнях в ближайшие годы, — резюмировал эксперт.

Читайте также
Реклама