Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Россия и Иран ускорят переговоры об интеграции национальных платежных систем «Мир» и Shetab на фоне санкций против РФ. Об этом в интервью «‎Известиям»‎ заявил посол России в Тегеране Леван Джагарян. Он обратил внимание на перспективы туризма в Иране и призвал российских путешественников отдыхать исключительно в дружественных РФ государствах. Дипломат уточнил: после снятия оружейного эмбарго с республики каких-либо препон для развития российско-иранского сотрудничества в сфере вооружений нет. Тегеран закупает оружие у РФ исключительно в оборонительных целях, подчеркнул посол и опроверг сообщения о том, что Исламская Республика занимается подрывной деятельностью в регионе.

«‎‎Наступил самый удобный момент, чтобы выйти на более высокие показатели»

— В интервью ТАСС торгпред России в Иране Рустам Жиганшин заявил, что товарооборот наших стран в 2021 году составил $4 млрд. Как эти цифры изменились за последние два месяца, выросли ли они на фоне сокращения торговли с ЕС?

— Это беспрецедентный рост, беспрецедентная цифра нашего товарооборота с Ираном — $4 млрд. Я примерно десять с половиной лет являюсь послом России в Иране, и таких показателей мы никогда не достигали. Я надеюсь, что мы эту цифру превысим. Необходимо сказать: казалось бы, большая цифра — $4 млрд, но она не отвечает возможностям, которыми обладают наши страны.

Что касается введения беспрецедентных санкций против России после начала нашей специальной военной операции на Украине, все эти события придали дополнительный импульс нашему сотрудничеству. Иранский бизнес проявляет большой интерес к развитию сотрудничества с Россией. Это было и до введения антироссийских санкций, однако я считаю, что сейчас наступил самый удобный момент для того, чтобы выйти на более высокие показатели.

туризм
Фото: Global Look Press/imageBROKER/GTW

— Вы сказали, что иранский бизнес проявляет интерес к России. В каких отраслях Россия и Иран могут сотрудничать?

— Самый широкий спектр: нефтегазовая сфера, транспорт, коммуникации, IT-сфера, научно-техническая сфера, гуманитарная, продовольствие, сельское хозяйство, ряд других.

У нас есть ряд очень важных проектов с Ираном, они начались не вчера. Это проект электрификации железной дороги Гармсар – Инче Бурун — из центральный провинций Ирана до ирано-туркменской границы. Это строительство тепловой электростанции (ТЭС) «‎Сирик»‎. Предполагается, что она будет работать на газе. Проект с нашей стороны ведет компания «Силовые машины». Много у нас проектов, и я настроен очень оптимистично.

В течение апреля Россию посетили несколько высокопоставленных делегаций. Мы в свою очередь ждем в Тегеране делегации из России. К Ирану проявляют в первую очередь большой интерес регионы — Астраханская область, Дагестан.

— Что иранцы могут предложить нам?

— Это традиционные виды продукции — овощи, фрукты, сухофрукты, орехи. Иранские производители предлагают также продукцию нефтехимии, фарминдустрии, автомобильной отрасли, строительные материалы, изделия легкой промышленности, могут они предложить одежду и обувь.

Насчет качества я не хочу сказать, что оно равнозначно известным мировым брендам, но если посмотреть соответствие цены и качества, почему и нет? Я сейчас одет в костюм иранского производителя армянского происхождения господина Акопяна. Очень хорошие костюмы и рубашки, так что я волей-неволей выступаю рекламодателем этой продукции.

производство
Фото: Global Look Press/ZUMA Press/Rouzbeh Fouladi

«Мы должны всячески поддерживать транспортные коммуникации, которые не идут в обход РФ‎»‎

— Хотелось бы узнать про транспортный коридор «Север–Юг», который уже давно планируют открыть между Ираном и Россией. Есть ли какие-то подвижки в его строительстве? Учитывая то, что транспортные потоки из Европы в Россию сейчас застопорились, можно ли говорить, что «Север–Юг» приобретает особое значение?

— Вы абсолютно правы — он приобретает большое значение. Над этим мы давно работаем вместе с нашими иранскими партнерами, и не только иранскими. Тут есть два основных направления: сухопутная трасса через Иран, Азербайджан и Россию, а также через Каспий, минуя транзитные страны. Работаем над этим активно, наши торговые операции с Ираном осуществляются как по воде через Каспий, так и через территорию Азербайджанской Республики.

В Москве [в конце апреля] находился министр транспорта и градостроительства Ирана Рустам Гасеми, на этот счет, я уверен, были у него переговоры. Посмотрим, как дальше будут развиваться события.

— Можно ли констатировать, что на фоне закрытия ряда европейских направлений для России «Север–Юг» стал еще приоритетнее?

— Абсолютно. Я считаю, что мы должны всячески поддерживать и поощрять те транспортные коммуникации, которые не идут в обход РФ, я это хочу особо подчеркнуть: не в обход России, а исключительно через территорию нашей страны, исходя из наших прагматических национальных интересов.

вооружение
Фото: ТАСС/Сергей Фадеичев

«‎Препон для развития сотрудничества с Ираном в сфере вооружений нет»‎

— Британские СМИ сообщили, что Иран поставляет в Россию вооружение, включая зенитно-ракетные установки. Посольство РФ в соцсетях уже опровергло эту информацию. Как развивается военно-техническое сотрудничество России с Ираном на данном этапе? Идет ли речь о поставках российского вооружения республике?

— Начну с того, что британские СМИ, да и не только британские, — это известная фабрика по производству фейк-ньюс. Комментировать особо не хочу, мы отреагировали очень решительно. Это не в первый раз и, думаю, не в последний.

Что касается нашего военно-технического сотрудничества с Ираном, оно имеет давнюю историю. Мы в свое время сюда поставили системы противоракетной обороны С-300 (в 2016 году. — «‎Известия»)‎. После того как оружейное эмбарго в отношении Ирана перестало действовать, — это произошло в октябре 2020 года, — каких-либо препон для развития российско-иранского сотрудничества в этой важной и очень чувствительной сфере больше нет.

Мы контактируем с иранцами и будем контактировать в строгом соответствии с международными обязательствами РФ в сфере нераспространения и экспортного контроля.

Как посол России в Иране я приложу максимум усилий для того, чтобы это сотрудничество развивалось как можно массивнее и быстрее на пользу нашим странам. Хочу подчеркнуть, что Иран закупает оружие исключительно в оборонительных целях вопреки утверждениям некоторых стран региона, что якобы Иран занимается подрывной деятельностью в регионе. Я это опровергаю.

атомная
Фото: Global Look Press/Keystone Press Agency/Iranian Presidency

«‎‎К паузе в переговорах по ядерной сделке Россия не имеет никакого отношения»

— Иран и пятерка участников Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) близки к восстановлению иранской ядерной сделки. Как это отразится на ирано-российских отношениях?

— В Вене сейчас пауза, переговоры пока не идут, потому что в основном параметры сделки предстоящей уже согласованы, но есть ряд важных вопросов, которые необходимо разрешить Ирану с США, — эти вопросы разрешить пока еще непросто. Есть ряд вопросов у МАГАТЭ к Ирану, они должны эти вопросы прояснить. То есть остаются и технические проблемы, и некоторые проблемы, касающиеся двусторонних ирано-американских отношений.

России это никоим образом не касается, мы предприняли максимум усилий для того, чтобы вернуть сделку в то состояние, в котором она была до незаконного выхода из нее в мае 2018 года администрации Трампа. Они грубо нарушили международное право, но мы приложили максимум усилий.

Что касается перспективы, то посмотрим, дождемся сначала. Никакой гарантии того, что СВПД будет реанимирован, на сегодняшний день никто дать не может.

— Израильские СМИ, такие как «Исраэль хайом» и канал «Кан», заявили, что правительство США близко к тому, чтобы объявить переговоры по иранской ядерной сделке провальными. Действительно ли всё настолько печально и сделка может провалиться?

— Израильские СМИ — не самый достоверный источник информации. Это надо фильтровать, делить на 10, на 20, на 30. Лично я к ним отношусь с глубоким скепсисом и недоверием. Они выдают желаемое за действительное. Давайте подождем.

Конечно, в Израиле очень многие хотели бы, чтобы сделка провалилась и здесь был бы новый очаг напряженности, но это не соответствует интересам народов этого региона.

Мы видим нормализацию между Саудовской Аравией и Ираном, идет переговорный процесс. Недавно в Багдаде состоялся пятый раунд и анонсировано возобновление этих переговоров. Я надеюсь, что такие контакты иранцев и с Эмиратами, и с Саудовской Аравией приведут к стабилизации и нормализации в зоне Персидского залива вопреки всем настойчивым попыткам Израиля дестабилизировать ситуацию в этом регионе.

Иран
Фото: Global Look Press/dpa-Zentralbild/Thomas Schulze

«Есть два обстоятельства, которые препятствуют туристам приезжать в Иран»‎

— Возвращаясь к теме, с которой мы сегодня начали. Как осуществляются платежи между РФ и Ираном, учитывая, что банковские системы обеих стран сейчас находятся под санкциями, а часть банков отключена от SWIFT?

— Конечно, процесс несколько усложнился, но ненамного. В Москве, и не только, открылся филиал Мир Бизнес Банка — это российское юридическое лицо со 100-процентным иранским капиталом. Многие платежи осуществляются через эту банковскую структуру. Продолжаются переговоры между нашими банковскими структурами об интеграции банковских платежных систем «Мир» и Shetab.

Пока еще искомого результата они не достигли, но думаю, что после событий, о которых вы сейчас говорили, ускорится процесс того, чтобы мы смогли интегрировать как можно быстрее наши платежные системы.

— Есть ли какое-то представление о том, когда система «Мир» заработает в Иране?

— Я не могу предвосхищать события. Хотелось бы сказать так: чем раньше, тем лучше. Вы имеете в виду туристов. Российских туристов в Иране никогда не было много, в отличие от Таиланда, Эмиратов, Турции и других стран, хотя в Иране есть очень много достопримечательностей. Иран — одно из древнейших государств мира с высокоразвитой цивилизацией, здесь что посмотреть. Чего стоит только Персеполис, Шираз, Исфахан и другие регионы страны.

Я неоднократно и иранцам говорил вполне откровенно, что здесь есть два крупных обстоятельства, которые препятствуют российским и не только туристам приезжать в эту страну. Это дресс-код для женщин — на сегодня хиджаб обязателен даже в жару везде, и жесткий запрет на алкогольные напитки.

рынок
Фото: Global Look Press/dpa-Zentralbild/Rolf Zimmermann

— С вашей точки зрения, у Ирана есть потенциал, чтобы привлечь российских туристов?

— Был бы большой потенциал, но эти два препятствия, о которых я сказал, достаточно серьезные. Именно с этими проблемами наши туристы не сталкиваются в странах, о которых я говорил. У нас турпотоки идут в других направлениях. Я надеюсь, что наши туристы не будут ездить в недружественные государства и не будут тратить там валюту. Я призываю российских граждан делать это исключительно в дружественных России государствах.

Читайте также
Реклама