Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
ВКС России сбили три украинских самолета над Николаевской областью
Армия
Российские ракеты «Циркон» назвали абсолютным оружием
Мир
Компании Венгрии и Словакии самостоятельно заплатили за транзит нефти через Украину
Мир
Немецкий министр извинилась за возмутившие немцев фото с Кличко
Мир
В Эстонии спрогнозировали борьбу местных с украинцами за жилье
Мир
Хакерская группа Killnet обрушила сайт военной компании Lockheed Martin
Мир
Постпред РФ в Вене опроверг заявления Украины о минировании Запорожской АЭС
Мир
На рассмотрение ЕС внесли вопрос о прекращении выдачи виз россиянам
Мир
Посол КНР в России указал на недопустимость действий США по «закону джунглей»
Мир
Мэр Мадрида заявил пранкерам о готовности выслать украинцев воевать
Мир
Индия подняла долю азиатской валюты при оплате угля РФ
Мир
В Киеве пожаловались на массовую блокировку украинцев в соцсетях
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Российский летчик Константин Ярошенко спустя 12 лет пребывания в американской тюрьме вернулся домой. Его обмен на американского гражданина Тревора Рида произошел в Турции. Потом был Сочи — там Константина посадили на борт. Его так и привезли в Россию — в тюремной робе и со следами от кандалов. По словам жены освобожденного Виктории, так американцы в последний раз отыгрались на российском заключенном. Близкие Ярошенко уверены, что теперь Константин захочет пойти в политику. На вопрос, останутся ли они в Москве, жена и дочь говорят: «Куда он, туда и мы». «Известия» провели с семьей вернувшегося на Родину летчика всё время с момента, как стало известно о возвращении Константина 27 апреля и после его прилета в Москву.

«Как хорошо снова говорить на русском»

— 12 лет — это полжизни. Полжизни потеряно. Сейчас всё сначала. Всё как в молодости. Опять привыкать друг к другу, опять притираться — другие мировоззрения, тем более он немножко отстал от этой жизни. Я на всё готова. Главное, что он здесь, — улыбаясь, делится впечатлениями о возвращении мужа Виктория Ярошенко.

Мы разговариваем с Викой и Катей, а сбоку на меня смотрит Константин с фотографии с дочерью. Там он счастлив и еще не знает, что через каких-то несколько лет спецслужбы США похитят его из Либерии и продержат по надуманным обвинениям.

В тюрьме он провел 12 лет — за то, что якобы «понимал», что на его самолете хотят перевезти крупную партию наркотиков. У американцев не было доказательств его вины. Дело строилось лишь на одном разговоре с переодетыми американскими спецагентами о грузе на его самолете. Тогда Константин даже не знал английского.

Москва вину россиянина всегда отрицала и называла дело сфабрикованным. Случай с Константином Ярошенко был первым, когда американские спецслужбы в обход всех международных соглашений выкрали на территории третьей страны гражданина РФ и тайно вывезли в США.

Много раз его мать, Любовь Ярошенко, обращалась к американскому президенту с просьбой о помиловании или обмене его на других заключенных. Позже, после ее смерти, дело продолжила жена. МИД России предлагал разные варианты, составлял списки американцев, отбывающих наказание здесь. Всё оставалось без ответа.

Обмен летчика Константина Ярошенко (четвертый справа) на гражданина США Тревора Рида в аэропорту Турции

Фото: ИЗВЕСТИЯ

Например, в июле 2017 года Константин направил письмо президенту США Дональду Трампу, который тогда активно заявлял о намерениях «поладить с Россией».

«Это обращение к Дональду Трампу — мой последний шанс вернуться в Россию в здравом уме», — рассказывал летчик «Известиям». В письме он жаловался на языковой барьер, который создавал сложности в общении с надсмотрщиками и в объяснении сути своих проблем со здоровьем, а также признавался в страданиях от разлуки с семьей и скорби по недавно скончавшейся маме, так и не дождавшейся сына. Однако милосердия и гуманизма, о которых просил Ярошенко, республиканский президент не проявил.

Надежда появилась, когда летом 2021 года Владимир Путин и Джо Байден провели первую очную встречу, где затронули тему обмена заключенными. Но тогда до конкретики дело не дошло.

И вот, спустя годы ожидания, он здесь — в Москве. Ради того, чтобы Константин попал в российскую столицу, ему пришлось сделать пересадки в нескольких странах: Португалия, Кипр, Турция и, наконец, Россия — Сочи.

Мы встретились с Константином уже по его приезде домой — он явно растерян, но очень рад.

— Как изменилась Москва, как изменился Адлер. Я пока не понимаю всего. Для меня главное, что мои девочки счастливы и они рядом, — делится Ярошенко.

Дома разрывается телефон — звонки от СМИ, знакомых. Все поздравляют с возвращением. Он немножко заикается, но говорит бодро.

— Как хорошо снова говорить на русском, — восхищается Ярошенко. — Давно не слышал русской речи. Иногда даже тяжело перестроиться. Так и хочется ввернуть английское словечко. Учился я их языку только в тюрьме.

До этого Константин английского не знал вообще, хотя и потом слышал в основном жаргонный.

«Не верится, что это произошло»

— Вели себя, конечно, при перевозке не по-человечески. Кандалы надели, не давали снимать. Снял, только когда на родину ступил, — рассказывает Константин. — Неужели я убегу? Куда? Я домой хочу. В США провожали так, будто война началась. Столько людей с оружием, везде охрана.

И возмущается — никто не отдал его вещи. Виктория передала в тюрьму — на нужды первой необходимости — $700. Всё, конечно, осталось там.

Катя в это время выходит из комнаты — в слезах. Она до сих пор не может осознать, что папа вернулся домой.

— Мне не верится. Не думала, что это всё-таки произойдет. Звонок застал меня на работе: «Екатерина, собирайтесь, скоро за вами приедут — Константина обменяли». Я даже не поняла, что это уже сегодня — еще переспросила: «Точно?»

Виктория в это время суетится: режет торт и наливает шампанское. Ее муж — дома. Как после стольких лет можно в это поверить?

Константин Ярошенко 

Константин Ярошенко

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

— Теперь нужно восстановить его здоровье. Там, конечно, его подорвали. Зубов нет. Ноги травмированы, — говорит Виктория и обращается к Константину:

— Костя, поблагодари тех, кто помогал, возьми трубку, звонят.

А он в это время смотрит эфиры, где рассказывают про него.

— Неужели я так известен в России?

— Конечно, вы многое пропустили.

— Не думал даже. Там же в тюрьме только американские каналы смотреть разрешают. Но такое они городят, такая пропаганда и фейки. Но я всегда выписывал российскую прессу. «Известия» обязательно.

По телевизору снова показывают его. И еще сюжет о том, как обращались при перевозке с американцем Тревором Ридом — дали переодеться, никаких наручников. Уже после у него спросили: есть ли какие-то замечания к действиям со стороны российской тюрьмы. Ответ: «Никаких». Тревор Рид был приговорен к девяти годам лишения свободы за то, что при попытке задержания за драку напал на одного из правоохранителей. В тюрьме он провел около двух лет.

Константин на всё это не обращает внимания. Видно, что эмоции переполняют: сегодня его уже ничто не сможет расстроить. У него большие планы: политика, отношения с США: «Хочу говорить об этом. Хочу этим заниматься. И в Ростов хочу, поедем ловить раков?».

Мы оставляем семью Ярошенко почти к полуночи. Никто из них троих не знал, что этот день закончится так — чтобы все вместе. Но это случилось — осознание придет позже, что тюремная роба, тюремное расписание и звонки по 15 минут позади.

Читайте также
Реклама