Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Боррель заявил об исходе конфликта на Украине в ближайшие месяцы
Мир
Явка на выборах депутатов в Белоруссии превысила 65%
Спорт
Минспорт определится с участием россиян в Олимпиаде после финальных рекомендаций МОК
Общество
В Москве из-за ледяного дождя объявлено штормовое предупреждение
Мир
На Украине нашли «российский след» в протестах польских фермеров
Происшествия
В Санкт-Петербурге вандалы осквернили памятник «Медный всадник»
Мир
Украинские СМИ сообщили о звуках взрывов в подконтрольном Киеву Запорожье
Происшествия
Дебошира сняли с рейса из Шереметьево на Шри-Ланку
Общество
Синоптики пообещали москвичам по-мартовски теплое окончание зимы
Мир
В Киеве допустили приглашение РФ на конференцию по урегулированию в Швейцарии
Политика
Путин назвал Крым и Севастополь неотъемлемой частью России
Происшествия
Кировский район Донецка попал под обстрел
Мир
На Украине признали отход ВСУ в селе Ласточкино на авдеевском направлении
Мир
В Польше неизвестные высыпали 160 т украинского зерна
Мир
Сербия направила ноту протеста Хорватии из-за обвинений в пособничестве РФ
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Представитель знаменитой династии Никита Ефремов считает, что может в любой момент с легкостью уйти из театра и вообще из актерской профессии. Но пока фильмы с его участием выходят регулярно. Новый сериал «Оффлайн» с Ефремовым в роли ведущего двойную жизнь айтишника стартует 27 апреля. Накануне премьеры в интервью «Известиям» актер рассказал о том, как важно находить точки соприкосновения со своими героями, чем отличается кинопроцесс в России и на Западе, об учебе у Константина Райкина, ошибочном отношении к проблеме наркозависимости и истоках популярности всех представителей династии Ефремовых.

«А ну-ка соберись, слабак»

— В сериале Кирилла Плетнева «Оффлайн» ваш герой, специалист по информационной безопасности, ведет двойную жизнь, связан с даркнетом и продажей наркотиков. Что в большей мере заинтересовало во всей этой истории — острая социальная проблематика, которую поднимают авторы ленты, или двуличие героя? Так было и с маньяком, которого вы играли в «Хорошем человеке».

— Мне интересно играть героев, ведущих двойную жизнь. Когда в моей жизни был подобный опыт, я боялся быть честным: внутри меня было огромное количество боли, неудовлетворенности, но я даже сам для себя боялся это обнаружить.

И, да, меня интересовала тематика. Наркозависимость — одна из важнейших социальных проблем, ею страдают очень многие люди, но при этом тема остается нераскрытой, и мне не нравится то, как у нас к ней относятся. Очень часто зависимость от наркотиков расценивается не как болезнь, а лишь как недостаток воли. По сути, человеку говорят: «А ну-ка соберись, слабак, ты должен быть сильным!» У меня самого были с этим проблемы, и я для себя расцениваю зависимость именно как болезнь. Ее нужно лечить. Хотя, конечно, это ни в коей мере не снимает с человека ответственности за то, что он делает… Самое сложное — в какой-то момент признать, что ты сам не справляешься, и обратиться за помощью.

Еще одной причиной, склонившей меня в пользу проекта, стала команда: Кирилл Плетнев, с которым я уже работал, оператор Егор Кочубей, прекрасная актерская команда — Денис Шведов, Никита Кологривый, Полина Максимова, Марина Ворожищева, Полина Айнутдинова. Отличные все артисты, мне было безумно интересно с ними работать.

Съемки сериала «Оффлайн»

Съемки сериала «Оффлайн»

Фото: Okko

— Как проходили съемки, были ли с ними связаны какие-то истории?

— Это была уникальная команда. Первые шесть смен мы даже заканчивали раньше срока — есть такой термин «переработки», это когда съемки задерживаются на пару часов. Так вот — этого не было. У нас была великолепная продюсерская команда — всё было очень четко и круто организовано. Если возникали какие-то вопросы, то только творческие, которые мы быстро обсуждали и находили решение.

— По какому принципу вы отбираете роли, какие считаете самыми значимыми, — в «Нулевом пациенте», «Общаге»?

— Мой выбор зависит от сценария, от режиссера, и деньги тоже играют свою роль. Главное, конечно, интересно мне или неинтересно. Если читаешь сценарий и думаешь: вау, да это круто, — можно работать. Тот же «Нулевой пациент», который выходит параллельно с «Оффлайном», очень для меня важен. Этот сериал также привлек меня социально значимой тематикой, там речь идет о ВИЧ-инфекции.

Кадр из сериала «Оффлайн»

Кадр из сериала «Оффлайн»

Фото: Okko

— Мне показалось, ваш хакер Саша при всей узнаваемости манер положительного молодого человека из большого города, вежливого и несколько формалистичного «белого воротничка» в костюме и очках, выглядит немного человеком старой формации. Даже не знаю почему — есть в нем такая сдержанно-нервическая мужская харизма как из времен «физиков и «лириков».

— Даже не знаю, что из этого персонажа получилось (смеется). Вообще я старался делать то, что говорит режиссер. Возможно, мой герой немного старомоден, потому что он человек правил и порядков — привык держаться за понимание того, как всё «должно быть», существующее в его голове.

Соприкосновение с героем

— Есть ли ноу-хау для подготовки к роли — релакс или что-то требующее концентрации?

— Я в начале провожу «кабинетную работу» — подробно читаю сценарий, выписываю какие-то ключевые моменты, прослеживаю линию, высматриваю обстоятельства, которые руководят моим героем. Иногда прибегаю к помощи коучей, которые помогают разбирать роль, — это довольно популярная услуга на Западе, но у нас такие специалисты тоже есть. Конечно, подключаю собственную интуицию и чутье.

Большие эпизоды учу заранее, задолго до того, как вышел на площадку, — текст надо знать хорошо, тут без вариантов. Дальше я начинаю примеривать, где я могу соприкоснуться с героем, например, детскими травмами. Мое убеждение, что всё идет из детства, и иногда мне приходится достраивать детство героя.

Кадр из сериала «Оффлайн»

Кадр из сериала «Оффлайн»

Фото: Okko

— А если соприкосновения с героем нет?

— Оно обязательно есть. Если читал сценарий и чем-то он тебя зацепил, значит есть общая линия. Мне кажется, здорово это найти. Иногда роль помогает обнаруживать какое-то количество собственного напряжения и отчасти даже приблизиться к решению своей проблемы.

— Может ли яркая актерская работа вытянуть посредственный проект?

— Частично может, но глобально — нет. Все-таки главный человек на площадке — режиссер.

Кадр из сериала «Оффлайн»

Кадр из сериала «Оффлайн»

Фото: Okko

— Приходилось спорить с режиссерами или это не ваш вариант?

— Приходилось и спорить, и конфликтовать. Эмоциональности в нашей профессии, по крайней мере у меня, довольно много. Бывали такие моменты.

Правильная системность

— При каких творческих условиях возможно, чтобы наше кино заменило американские блокбастеры?

— Даже не знаю… В свое время Юрий Арабов сказал на церемонии вручения премии «Ника», что «всё хорошее в России внесистемно, я не знаю, доживем ли мы до того, чтобы всё хорошее стало системным». У меня есть опыт съемок на Западе, и что организацию процесса там отличает, в хорошем смысле, системность. Мне в этом комфортно, безопасно, я уважаю труд других и свой, поэтому не люблю спонтанности на площадке. Для российского кинопроизводства пока, к сожалению, не характерна такая практика, когда всё четко, по расписанию.

С другой стороны, в России съемочная группа становится семьей, на Западе больше дистанция между людьми, отношения там в принципе прохладнее. Мое дело сниматься, а оценки всему кинопроцессу должны давать все-таки те, кто хорошо разбирается во всей индустрии. Сейчас, на мой взгляд, все-таки происходит развитие, за счет появления большого количества платформ, появляется конкуренция, и это, безусловно, оказывает положительное влияние на кинопроцесс.

Кадр из сериала «Оффлайн»

Кадр из сериала «Оффлайн»

Фото: Okko

— Какие роли старшего поколения Ефремовых вас вдохновляют?

— Самая вдохновляющая роль деда — в фильме «Гори-гори, моя звезда», где он сыграл абсолютно без слов. У отца, конечно, в «Двенадцати», в «Кошечке» Григория Константинопольского, и его детская роль — в ленте Инны Туманян «Когда я стану великаном».

Обаяние династии

— Есть ли какой-то династический актерский почерк?

— Не знаю, почерк ли это, но какое-то общее обаяние, говорят, есть. Это врожденное, в этом смысле я никак над собой не работал. Это мой род, и им очень горжусь. И если где-то он мне не помогает, значит я что-то не так делаю.

Кадр из сериала «Оффлайн»

Кадр из сериала «Оффлайн»

Фото: Okko

— Вы учились у Константина Райкина. Какими были его самые главные уроки, что вынесли из общения с мастером?

— Мне учеба в принципе давалась трудно, я был очень ленивым первые три курса. Лень — это страх. Я не хотел выходить из зоны комфорта, потому что боялся осуждения, сравнений. Поэтому первые годы учился тяп-ляп, потом всё как-то выправилось.

Почему хотел к Райкину? Считаю его гениальным артистом. Меня поражало, как он играет. Помню, в детстве видел его в спектакле «Синьор Тодеро — хозяин», фантастические преображения Константина Аркадьевича произвели на меня неизгладимое впечатление. Это была настоящая магия театра. Это очень заражает…

А что касается уроков, у нас был микс педагогов: Виктор Анатольевич Рыжаков, который сейчас возглавляет театр, — со своими приемами, Константин Аркадьевич — со своими. Получилась яркая палитра и мгновенное включение: эмоциональность — от Райкина, проживание более тонких вещей — от Рыжакова.

— Вы служите в «Современнике» уже довольно давно и начинали при Галине Борисовне Волчек. Как изменился театр, что такое «Современник» без Волчек?

— Еще Петр Фоменко говорил: когда уходит человек, который стоял у истоков театра, с ним уходит и его театр… И дает дорогу чему-то новому. Сейчас прошло еще мало времени, театру, как мне кажется, нужно лет пять, чтобы полностью перестроиться. Ничто не вечно под Луной. Это жизнь. Она всегда в процессе, и это хорошо.

Кадр из сериала «Оффлайн»

Кадр из сериала «Оффлайн»

Фото: Okko

— Могли бы совсем уйти из театра и сниматься только в кино?

— Да, мог бы. Да я вообще могу профессию сменить. Стать режиссером или музыкантом, или вообще попробовать себя в другой сфере. В любом случае, театр сейчас играет в моей жизни гораздо меньшую роль, чем раньше. Не знаю, во что это выльется, прислушиваюсь к себе.

Справка «Известий»

Никита Ефремов — российский актер театра, кино, озвучивания и дубляжа. Сын заслуженного артиста России Михаила Ефремова, внук народного артиста СССР Олега Ефремова. Родился 30 мая 1988 года в Москве. В 2005 году поступил в Школу-студию МХАТ, где учился на курсе Константина Райкина. В 2009 году Никиту Ефремова, 21-летнего выпускника Школы-студии МХАТ, пригласили сразу в несколько ведущих московских театров. Из всех предложений Никита выбрал театр «Современник». Его дебютом стала роль Готфрида Ленца в спектакле «Три товарища» (по одноименному роману Э. М. Ремарка). Сыграл множество ролей в кино, в том числе в фильмах «Баллада о бомбере», «Оттепель», «ВМаяковский», сериалах «Хороший человек», «Общага», «Нулевой пациент». Новый сериал с Ефремовым — «Оффлайн» — стартует 27 апреля на платформе Okko.

Скрытая часть

Прямой эфир