Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Нефть по трубопроводу «Дружба» начала поступать в Словакию
Спорт
Боксер Гассиев будет болеть за Усика в его поединке-реванше с Джошуа
Политика
В Совфеде оценили вероятность запрета на въезд в страны ЕС для россиян
Мир
В ФРГ заявили об отсутствии единой позиции по визам для россиян
Происшествия
В Москве на «Автозаводской» загорелся «Леруа Мерлен»
Мир
Десятки километров побережья Ирана загрязнены нефтепродуктами
Мир
Правительство Молдавии поручило разобраться с вредителями в овощах для России
Мир
На рассмотрение ЕС внесли вопрос о прекращении выдачи виз россиянам
Авто
Toyota заявила о неготовности электрифицировать свой пикап Tundra
Экономика
Инфляция в США замедлилась впервые с апреля
Мир
Индия подняла долю азиатской валюты при оплате угля РФ
Общество
Обязательную страховку могут ввести для посетителей парков аттракционов
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Стоило российской экономике свыкнуться с новыми западными санкциями и переориентироваться на более тесное сотрудничество с азиатскими партнерами, как масла в огонь мировых экономических проблем решил подлить уже набивший оскомину коронавирус: больше двух недель из-за него в Шанхае введен самый серьезный локдаун с начала пандемии. Опрошенные «Известиями» эксперты опасаются, что продолжение китайской политики «нулевой терпимости» к инфекции может дорого обойтись не только Пекину и Москве, но и всему остальному миру.

Он вернулся

На текущей неделе в Китае выявили новый дневной максимум заболеваний коронавирусной инфекцией за всю пандемию: положительные результаты тестов были зафиксированы более чем в 28 тыс. случаев. Сама цифра на 36% выше, чем неделю назад, а в больницах проходят лечение более 280 тыс. местных жителей — их число удвоилось за неделю.

Как будут вести себя местные власти — большой вопрос. Дело в том, что еще 28 марта известное своей политикой «нулевой терпимости» к коронавирусу правительство ввело самый жесткий и масштабный локдаун в Шанхае за все время пандемии. Люди оказались фактически заперты у себя дома, не имея возможности выйти даже во внутренний двор, а о снабжении продуктами первой необходимости говорить вообще нечего — 11 тыс. курьеров из числа волонтеров естественным образом не смогли вовремя помочь каждому жителю 25-милионного города.

В результате местные власти были вынуждены ослабить карантинные ограничения, и число инфицированных продолжило расти. Поэтому сейчас главный вопрос состоит в том, смогут ли власти найти новый способ остановить заболеваемость или же всех придется вернуть обратно под жесткий «домашний арест».

Одним из наиболее явных последствий роста заболеваемости в Китае стала отрицательная динамика нефтяных цен на мировом рынке. Так, по итогам последних торгов перед шанхайским локдауном баррели Brent и WTI стоили $120,65 и $113,9 соответственно. Ко дню смягчения ограничений в Шанхае их котировки просели на 18,4 и 17,3% — до $98,48 и $94,29. После этого цены немного подросли, но они все равно ниже на 10,512%, чем до начала вспышки заболевания.

Медицинский персонал возле карантинной зоны во время пандемии коронавируса в Шанхае

Фото: REUTERS/Aly Song

Восточный фронт

Опрошенные «Известиями» эксперты напоминают: в самом начале пандемии коронавируса Китай быстрее всех справился с новым заболеванием, а во всем остальном мире COVID-19 прокатился несколькими разрушительными волнами, от которых экономика не восстановилась до сих пор.

Из-за пандемии начали рушиться глобальные цепочки производства и логистики, сократились экономики развитых стран, просел потребительский спрос, — говорит руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев. — От многих последствий этих событий мир не может избавиться до сих пор. Например, проблема дефицита чипов не решена, а это тормозит производство автомобилей, компьютерной техники, электронных гаджетов и многих других товаров по всему миру.

Причем сейчас нет практически никаких сомнений, что Китай сможет удержать ситуацию с коронавирусом под контролем. Как отмечает ведущий эксперт Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Сергей Пухов, прошлый опыт показывает, что введение ограничений в Китае вкупе с нынешним высоким уровнем вакцинации позволяет им быстро достигать пиков, после чего заболеваемость стремительно идет на спад. При этом волна не сопровождается высокими показателями смертности.

— Поэтому я думаю, что ожидать продолжительных локдаунов не стоит. Но это только в том случае, если ситуация останется под контролем, — сказал ученый в беседе с «Известиями».

Однако, как показала практика, даже локальные вспышки коронавируса в Китае могут закончиться для всего остального мира серьезными экономическими проблемами. Сейчас в ситуации высочайшей геополитической напряженности подавляющее большинство стран просто не сможет бороться с новой волной кризиса старыми методами. В качестве примера можно привести те же США, у которых в том числе из-за беспрецедентных по объему пакетов экономической помощи потребительская инфляция сейчас взлетела до 8,5% впервые с 1970-х годов.

Строительство ковидного госпиталя в Шанхае

Фото: REUTERS/cnsphoto

Мировая экономика очень сильно зависит от Китая, и, если все-таки ситуация будет выходить из-под контроля, китайские локдауны, безусловно, скажутся на мировой экономической ситуации. Предположим, если без китайских локдаунов мировая экономика росла бы на 3–4% в год, то обострение эпидемиологической ситуации в стране точно заберет от этого роста порядка 1 п.п., — констатирует Сергей Пухов.

Наш ключевой партнер

Риски для российской экономики, связанные с развитием пандемии в Китае, тоже очень велики, а в последнее время они возросли еще сильнее. Дело в том, что на фоне ухудшающихся отношений с Западом и новых санкций со стороны США и Евросоюза Россия сделала ставку на ускоренное развитие торгово-экономических связей с азиатскими странами, в первую очередь с КНР. Этот эффект хорошо заметен в динамике внешней торговли: согласно последним опубликованным данным главного таможенного управления Китая, в первом квартале этого года товарооборот между Москвой и Пекином вырос на 28,7%.

Как отмечают собеседники «Известий», для России Китай обретает еще большую стратегическую важность, чем раньше, так что проблемы Пекина будут более явно отражаться на самой России. В первую очередь речь идет о главных экспортных товарах РФ — сырьевых ресурсах. Сергей Пухов отмечает, что, если экономический рост Китая замедлится даже с 5,5% до 4%, это вызовет сокращение спроса на металлы, нефть и газ, что, по его оценке, будет болезненно воспринято отечественной экономикой.

О том же говорит и ведущий аналитик ИК «Фридом Финанс» Наталья Мильчакова, добавившая, что Россия хоть и зависима от поставок энергоресурсов в Китай, на долю Евросоюза пока что приходится более значительная доля зарубежных поставок нефти и газа. Тем не менее, как эти показатели выглядят именно сейчас, с уверенностью сказать сложно: на днях Центральное диспетчерское управление ТЭК перестало публиковать оперативную информацию по отечественной нефтяной отрасли.

Крупнейший в Китае терминал для СПГ

Фото: Global Look Press/Xu Congjun

С другой стороны, эксперт отмечает, что импорт энергоресурсов в Китай пока снижается только по американскому направлению и речь преимущественно идет об СПГ. Вместе с тем она считает, что сокращение закупок может быть связано с тем, что по текущим относительно высоким ценам покупать энергоресурсы стране просто незачем, особенно учитывая тот факт, что сейчас КНР вынуждена тратить дополнительные средства на поддержку предприятий и системы общественного здравоохранения.

Но в то же время Пекин воспользовался ситуацией с падением мировых цен на энергоресурсы в самом начале пандемии и, вполне возможно, сделает это снова в обозримом будущем, вспоминает Мильчакова.

Просто приобретать у России энергоресурсы Китай будет с большим дисконтом в 2040%, а такой дисконт поставщики СПГ или тот же ОПЕК просто не смогут ему предложить, так как иначе они будут поставлять энергоресурсы в убыток. Так что пока рано делать вывод о том, что продажи нефти и газа Китаю с дисконтом ударят по российскому бюджету, тем более что цена на нефть превышает в разы среднюю цену барреля, заложенную в бюджет, — подытожила Мильчакова.

Читайте также
Реклама