Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Территория Латвии была полностью захвачена гитлеровцами уже к 8 июля 1941-го. Оккупанты проводили геноцид местного населения. Так, 2–4 января 1942 года немцы и их пособники полностью уничтожили население небольшой латгальской деревни Аудрини. Были расстреляны 235 мужчин, женщин и детей. «Известия» вспоминают малоизвестный эпизод преступлений нацистов на советской земле.

Машина уничтожения

Как только немцы обосновались на латвийской земле, начались массовые убийства евреев. За время оккупации была уничтожена почти вся местная еврейская община, около 70 тыс. человек. Массовые расстрелы происходили в Риге, Даугавпилсе и других населенных пунктах республики. По данным Музея холокоста в Латвии, до прихода гитлеровцев в латгальском городе Резекне проживали 3219 евреев. «Геноцид пережили лишь трое: спрятанные 57-летний Хаим Израэлит и 16-летний Яков Израэлит, которых скрывала семья Матусевичей, а также 5-летний Мотя Тагер, которого усыновила его русская няня, дав ему новые имя и фамилию. Имущество (одежду, чемоданы, утварь, велосипеды) евреев, расстрелянных на берегу реки Резекне, на улице Краста, в Выпинге, в поселке Кауната Резекненского края и в Анчупанском лесу, поделили между собой местные жители», — пишет краевед Андрей Татарчук.

Лагерь советских военнопленных на оккупированной территории СССР

Лагерь советских военнопленных на оккупированной территории СССР

Фото: waralbum.ru

Людей других национальностей убивали за помощь укрывающимся в лесах советским партизанам, просто по малейшему подозрению в нелояльности к «новому порядку». Наиболее страшным примером подобного зверства стала трагедия Аудрини — деревни в 11 км от города Резекне, населенной русскими староверами. Одна из жительниц Аудрини, Анисья Глушнёва, в конце 1941 года укрыла у себя шестерых красноармейцев, бежавших из лагеря военнопленных в Резекне, — один из них был ее сыном Родионом. Солдаты собирались, как только восстановят силы, уйти в лес к партизанам.

Но 18 декабря жительницы соседней деревни Заречье Марина Морозова и ее мать Акулина Рогова донесли немецким властям, что Глушнёва якобы прячет вещи убитых евреев. Историк Ирене Шнейдере объясняет: «Морозова по натуре своей была мстительной и неблагодарной женщиной, которой все боялись. Жители деревни также не уважали ее, потому что она бросила своего мужа».

Для проведения проверки к Анисье отправились двое полицаев — Лудборжс и Ульянов. Когда они подходили к дому Глушнёвых, то красноармейцы открыли огонь, застрелив старшего шуцмана Альфонса Лудборжа, — Ульянову удалось бежать. Сбежавшие из плена бойцы РККА спешно покинули деревню — оставаться там было опасно и для них, и для мирных жителей. Но они и не подозревали еще, на какие зверства способны гитлеровцы и их местные приспешники.

21 декабря 1941 года из Резекне в Аудрини прибыла большая группа полицейских. Их возглавил лично начальник 2-го участка полиции округа Розиттен (Резекне) Болеслав Майковский — 37-летний местный уроженец, во времена довоенной Латвийской Республики состоявший в государственной военизированной организации «Айзсарги». В 1941-м Майковскис добровольно пошел на службу к нацистским оккупантам и был зачислен в ряды вспомогательной полиции.

Бесчеловечный приказ

В завязавшейся перестрелке трое полицаев были убиты. 31 декабря полицаям удалось вновь обнаружить группу Глушнёва — пятеро солдат были окружены и погибли в неравном бою. Разъяренные каратели схватили Анисью и ее малолетнего сына Васю. Как рассказывал на суде очевидец этих событий Александр Репин, допрос Анисьи был изуверским. Ее избивали, рвали волосы, совали в глаза и уши горящие спички. Пытали и Васю. Этого карателям показалось мало — глава управления полиции Резекненского уезда майор Альберт Эйхелис, вернувшись в Резекне, предложил Майковскису попросить у местного окружного комиссара Фридриха Швунга разрешения на полное уничтожение деревни Аудрини.

Такое разрешение было получено — и с утра 22 декабря каратели начали обходить Аудрини дом за домом, приказывая жителям одеться и выйти на улицу. Всех собрали в сарае, после чего на подводах перевезли в тюрьму в Резекне. По всему уезду в людных местах для устрашения расклеили приказ о расстреле аудриньцев, подписанный командиром полиции безопасности рейхскомиссариата «Остланд» оберштурмбанфюрером СС Эдуардом Штраухом. Тридцать мужчин предписывалось расстрелять публично, на базарной площади Резекне. «Многие мужчины и женщины были подвергнуты пыткам. Например, когда я спустя некоторое время увидела своего соседа Василия, он был весь в крови, с опухшим лицом, покрытым синяками и кровоподтеками. На моих глазах долго мучили мою двоюродную сестру и других женщин. Я не выдержала и потеряла сознание...» — рассказала позже на суде Виктория Платонова — одна из немногих, кому удалось уцелеть.

Во время массового расстрела мирных жителей немецкими солдатами

Во время массового расстрела мирных жителей немецкими солдатами

Фото: waralbum.ru

2 января 1942 года состоялось показательное сожжение деревни Аудрини, куда лично приехали Эйхелис и Майковскис. Уничтожение всех 42 дворов деревни производилось организованно: Эйхелис хотел, чтобы избы вспыхнули одновременно. Для этого у каждого строения было выставлено по полицейскому с факелом наготове. Поджигали разом, но красной ракете, пущенной Эйхелисом. Вечером того же дня аудриньцев, содержавшихся в тюрьме, начали загонять в грузовики. «Картина была ужасной. Многие женщины кричали, умоляли не везти их на расстрел... Некоторые из них отказывались идти к автомашинам, падали на землю. Тюремные надзиратели били их резиновыми дубинками... Тем, кто сопротивлялся, скручивали руки и связанными бросали в машины. С обречённых сдирали пальто и овчинные полушубки: «Они вам теперь без надобности», — писали в 1979 году А. Ананьев и Ф. Туликов («Неотвратимое возмездие», М.: Воениздат).

Главные палачи ушли от наказания

Пленников свезли к Апчупанским холмам, поросшим лесом. Других заключенных тюрьмы заставили рыть общую могилу, один из них позднее на суде показал: «Это было ночью 3 января 1942 года. Рыть яму было тяжело, и поэтому к указанному времени такую, как нам сказали, мы вырыть не успели. На легковой машине приехали Эйхелис и Майковскис... Вслед за ними прибыли автомашины с арестованными жителями деревни Аудрини. Сразу же началось массовое убийство этих людей. После расстрела трупы сбрасывали в яму».

У одной из женщин в тюрьме родился ребенок. Перед расстрелом она тайком сунула его в кучу тряпья на краю ямы: авось кто-нибудь сжалится над ним. Но младенца заметил старший полицейский по фамилии Смилтниекс. Свидетели вспоминают, что он потом хвастался: «Когда я выстрелил, он так и разлетелся вдребезги». Расстреливала аудриньцев группа полицейских во главе с Харальдом Пунтулисом, прибывшая из близлежащего поселка Малта. «Эйхелис, — говорится в приговоре советского суда, — не только руководил массовым уничтожением невинных людей, но и лично стрелял в них. Он добивал из пистолета те жертвы, которые были ранены и подавали признаки жизни».

Место погребения жителей Аудрини

Место погребения жителей Аудрини

Фото: РИА Новости/Уласевич

4 января нацисты расстреляли на площади Резекне еще 30 мужчин из Аудрини. Всего же количество убитых аудриньцев — мужчин, женщин и детей — оценивается в 235 человек. Двоих полицаев, Басанковича и Красовскиса, участвовавших в расстрелах, приговорили в 1965 году к смертной казни. Но встал вопрос наказания и главных виновников, улизнувших к тому времени за рубеж.

В 1965-м Майковскис жил в Нью-Йорке, состоял в правлении «Ассоциации латышей Америки». Советское правительство потребовало его выдачи, но американцы нашли улики против него недостаточными. Всё же последние годы своей жизни палач провел в страхе. На него нападали, его дом пытались поджечь — по некоторым данным, это были мстители за убитых по его приказу евреев. В 1980-х, после признания Майковскиса виновным в даче ложных показаний о событиях времен гитлеровской оккупации, его решили депортировать, причем позволили самому выбрать страну, в которой он хотел бы жить. Майковскис выбрал ФРГ, но и там ему не было покоя — история гибели Аудрини приобретала за рубежом всё большую известность. Суд над Майковскисом в Германии начался в 1988 году и завершился спустя шесть лет без какого-либо результата — с формулировкой «за слабостью обвиняемого». 19 апреля 1996 года Майковскис умер в Мюнстере, а вскоре его прах перезахоронили в Латвии.

Альберт Эйхелис после войны скрывался в Западной Германии, проживал в городе Карлсруэ. Пунтулис сбежал в Канаду, где открыл строительную фирму. Канадские власти отказались выдать его по запросу СССР, но местная еврейская община требовала расследования преступлений Пунтулиса и даже проводила акции возле его дома. Тем не менее он спокойно скончался в своей постели в 1982 году.

Читайте также
Реклама