Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Копейка уголь бережет: поможет ли ЧП на Кузбассе сохранить жизнь горняков
2021-12-03 17:43:11">
2021-12-03 17:43:11
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

О нарушениях при начислении зарплат рассказывают не только горняки шахты «Листвяжная», на которой из-за взрыва 25 ноября погиб 51 человек, но и работники других шахт. Базовая часть варьируется от месяца к месяцу, случаются задержки выплат, а где-то руководство вынуждает шахтеров отказываться от части дохода из-за пандемии. Недостающие деньги горняки вынуждены компенсировать выработкой. 2 декабря на совещании по ситуации в угольной отрасли Кузбасса президент России Владимир Путин обратил внимание на зарплаты работников шахт. Генпрокурор Игорь Краснов на том же совещании предложил усилить контроль за выплатами горнякам. Могли ли нарушения условий оплаты труда стать одной из причин трагедии на шахте «Листвяжная», разбирались «Известия».

Кто не работает, тот не ест

На утро 3 декабря спасателям удалось в общей сложности достать 22 тела погибших, в шахте осталось 29 человек, сообщил глава Кемеровской области Сергей Цивилев. Работы на объекте ведутся в круглосуточном режиме, и, несмотря на улучшение газовой обстановки, главная задача властей — не потерять больше ни одного человека, рассказал «Известиям» сотрудник МЧС, который работает на месте. Заборы воздуха берутся каждый час. На поверхности работают семь буровых установок.

— Для улучшения ситуации в шахте у нас заготовлены азот, углекислый газ и хладон с большим запасом. Сегодня удалось поднять еще шесть тел. Угроза взрыва остается, но если не возникнет новых очагов возгорания, то на поиск и извлечение тел потребуется еще от трех до пяти дней, — рассказал участник спасательной операции.

К трагедиям, подобным ЧП на «Листвяжной», приводят нарушения в системе оплаты труда шахтеров, считают эксперты. В настоящее время в соответствии с федеральным отраслевым соглашением по угольной промышленности на 2019–2021 годы работодатель должен обеспечивать шахтерам 70% постоянной заработной платы. Остальная часть дохода зависит от выработки. Реально такой расклад повсеместно не соблюдается, рассказал «Известиям» первый зампред независимого профсоюза работников угольной промышленности Рубен Бадалов.

Горноспасатели МЧС России во время поисковых работ на шахте «Листвяжная»

Горноспасатели МЧС России во время поисковых работ на шахте «Листвяжная», 2 декабря 2021 года

Фото: ТАСС/МЧС России

— Мы давно пытались внедрить систему оплаты труда шахтеров по системе «70 на 30». То есть 70% — это постоянная величина заработной платы, а 30% — это надбавка за добычу. Изначально работодатели не соглашались на такие условия, но после трагедии на шахте «Ульяновская» в 2007 году тогда еще премьер-министр Владимир Путин издал указ, закрепляющий нынешнюю структуру заработной платы, а профсоюз подробно расписал эту систему. Выполняются ли условия договора с шахтерами на «Листвяжной»? Есть много свидетельств того, что не выполняются. Откровенно говоря, почти на всех шахтах есть подобные нарушения, — сказал Рубен Бадалов.

По мнению эксперта, следует проработать и увеличение тарифной ставки, то есть тех самых 70% оклада. Тогда у шахтеров меньше будет поводов «не замечать» тревожные сигналы приборов.

— Зарплата должна мотивировать шахтера не только к увеличению добычи угля, но и к соблюдению безопасности, — подчеркнул Рубен Бадалов.

С предложением пересмотреть систему оплаты труда шахтеров 2 декабря выступил генпрокурор России Игорь Краснов на совещании по ситуации в угольной отрасли Кузбасса с президентом страны Владимиром Путиным. Он отметил, что нужно обсудить этот вопрос с профсоюзными организациями и найти способ обеспечить безопасность шахтеров и сохранить высокий уровень дохода в случае вынужденного приостановления работ в шахте.

шахтер
Фото: РИА Новости/Виталий Тимкив

«Мы все вместе должны создать такие условия, чтобы не было необходимости рисковать», — подытожил президент на том же совещании.

Чтобы защитить шахтеров от подобных трагедий, необходимо повышать роль профсоюзов, полагает глава комитета Госдумы РФ по Арктике и Дальнему Востоку Николай Харитонов.

— Сегодня, после передачи в руки частников шахт и разрезов, особенно важно контролировать там условия труда, зарплаты. Профсоюзы могли бы взять на себя эту функцию, — считает депутат.

На «Листвяжной» и не только

Несколько шахтеров, которые работали на шахте «Листвяжная» в Кемеровской области, рассказали, что зарплаты на объекте были невысокими и выплачивались не всегда регулярно.

Существующая система зарплат и безопасность несовместимы. Вот я работаю на шахте, у меня двое детей, ипотека, кредит на машину, несколько кредитных карт. Вы представляете себе, что значит в моем положении потерять работу? — поделился с «Известиями» один из них, попросив не называть его имени. — Тут не до безопасности. Получить 50 тыс. рублей — уже неплохо, но все равно мало. Поэтому и приходится, несмотря на все риски, идти на работу, чтобы семья могла поесть. Не нравится? Собирай вещи и увольняйся, но тогда придется идти охранником на зарплату в 15–20 тыс. Вот и заклеивали газоанализаторы.

Местные жители возлагают цветы в память о погибших на шахте

Местные жители возлагают цветы в память о погибших на шахте «Листвяжная» к мемориалу «Память шахтерам Кузбасса» в Кемерово

Фото: РИА Новости/Александр Патрин

Его коллега добавил, что в 2020 году во время пандемии коронавируса и введенных ограничительных мер работников буквально заставляли подписывать заявление о добровольном сокращении зарплат.

В тексте буквально говорилось: прошу мне, такому-то, удержать 10–15 тыс. рублей, — добавил шахтер. — Сумма вроде бы небольшая, но за несколько месяцев семья влезла в долги, до сих пор раздаем их.

«Известиям» удалось связаться с Александром Топоровым, бывшим работником шахты «Распадская» в Кемеровской области, которая пострадала от аварии в 2010 году.

Сразу после взрыва в 2010 году нам выплачивали и премии, и надбавки за выполнение плана по добыче угля. У меня в среднем выходило 100–150 тыс. рублей в месяц. Полгода — и щедрость закончилась, стали давать уже 70–80 тыс. вне зависимости от добычи. Через год я ушел из компании, — рассказал работник шахты.

Горняк считает, что следует не пересматривать систему выплат, а следить за руководителями, которые всеми силами пытаются сэкономить на всем, на чем только можно. «Листвяжная» — яркий пример того, как руководство в погоне за хорошей добычей просто наплевало на безопасность людей, подчеркнул он.

шахтер
Фото: РИА Новости/Павел Лисицын

— Нарушения есть на каждой шахте. Проблема только в том, насколько они могут навредить людям. Я не удивлен новостями, что ребята заклеивали датчики — против начальства не пойдешь. Но столько молодых ребят погибло, а сколько детей остались без отцов? — восклицает он.

На вопрос «Известий», приходилось ли ему самому заклеивать датчики, бывший шахтер не стал отвечать.

Подобная ситуация наблюдалась и на шахте «Ульяновская». В 2007 году там произошел взрыв из-за высокой концентрации угольной пыли. По словам бывшего работника шахты Тимура Соцкова, руководство предприятия для выполнения плана перенастраивало систему безопасности.

На шахте использовалась импортная аппаратура, которая при превышении допустимой концентрации метана автоматически отключала механизмы. То есть при отключении всей техники у шахтеров было время эвакуироваться. Но начальство меняло параметры системы безопасности на свое усмотрение, и в результате погибло больше сотни человек, — напомнил «Известиям» Тимур Соцков.

Зарплата была не самой высокой, но то, что работодатель должен был выплачивать за выработку плана по добыче угля, не всегда соответствовало реальным ценам, добавил шахтер.

Читайте также