Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Поют романцы: как союз Парижа и Рима меняет политические расклады в ЕС
2021-11-25 09:52:44">
2021-11-25 09:52:44
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Президенты Франции и Италии Эммануэль Макрон и Серджо Маттарелла подпишут 26 ноября Квиринальский договор — документ, цементирующий неформальный альянс Парижа и Рима по типу Елисейского договора о дружбе 1963 года между Пятой республикой и Германией. Момент для обозначения заявки на лидерство в Евросоюзе как нельзя подходящий: с политической сцены уходит многолетний канцлер ФРГ Ангела Меркель, зачастую задававшая тон во внутриевропейских делах. Впрочем, как заверили собеседники «Известий» в Париже, создаваемая ось Париж–Рим — не противовес Германии, а скорее попытка сформировать новую «глобальную тройку» в Евросоюзе вслед за выходом оттуда Британии. Что это значит для политических раскладов в ЕС и как повлияет на Россию — в материале «Известий».

Франко-итальянский маятник

Идея скрепить на бумаге договор о дружбе Франции и Италии появилась еще в 2017 году, когда у власти в первой стране уже был ныне действующий президент Эммануэль Макрон, а кабмин второй возглавлял Паоло Джентилони. Однако пришедшее ему вскоре на смену коалиционное правительство «Пяти звезд» и «Лиги» вмиг затеяло с французами жаркие споры из-за мигрантов, и проект договора был положен под сукно.

Более того, всего два года назад дружба между Римом и Парижем казалась невозможной не только на бумаге, но и на деле. В начале 2019 года Франция впервые со времен Второй мировой войны отозвала своего посла из Рима для консультаций после того, как заместитель премьер-министра Италии Луиджи Ди Майо встретился близ Парижа с представителями французского протестного движения «желтых жилетов».

Поют романцы: как союз Парижа и Рима меняет политические расклады в ЕС
Фото: Global Look Press/Sadak Souici/ZUMAPRESS

Прошлым летом франко-итальянская антанта началась по новой: отчасти стороны сплотил амбициозный план восстановления экономики после пандемии в Евросоюзе, который совместно выдвинули президент Макрон и тогдашний премьер Италии Джузеппе Конте. С приходом же в начале этого года в кресло премьера Марио Драги — бывшего инвестбанкира, как и Макрон, придерживающегося проевропейских рыночных взглядов, — дружба окончательно окрепла.

Италия — «братская нация, с которой Франция, несомненно, разделяет больше, чем с любой другой страной», сердечно заверял глава Елисейского дворца итальянского президента Серджо Маттареллу нынешним летом, когда тот приехал в Париж с первым зарубежным визитом после старта пандемии.

Тандем уполномочен сообщить

Поставить отношения Рима и Парижа на более прочную основу президенты Франции и Италии намерены уже 26 ноября в Вечном городе. В этот день в 9 утра Эммануэль Макрон и Серджо Маттарелла скрепят своими подписями 60-страничный Квиринальский договор, получившим свое название в честь итальянского президентского дворца.

Как дружно писала в эти дни пресса, во многом нынешний документ построен по модели франко-германского договора о дружбе, подписанного еще в 1963 году Шарлем де Голлем и Конрадом Аденауэром в Елисейском дворце, в честь чего он и был наречен Елисейским. Именно тот документ стал отправной точкой в окончании многолетнего франко-немецкого соперничества и прологом к тесной кооперации Берлина и Парижа внутри Евросоюза все последующие годы.

Эммануэль Макрон и Серджо Маттарелла
Фото: Global Look Press/Panoramic/Keystone Press Agency

Впрочем, политики предпочли избегать таких аналогий.

— Часто можно услышать сравнения между Квиринальским франко-итальянским договором о сотрудничестве и французско-германским Елисейским, который был договором о примирении. Нам не нужно мириться с Италией. Это договор с соседом и партнером, с которым у нас есть общее культурное наследие, направленный на стабилизацию нашего долгосрочного партнерства за счет консультаций и сотрудничества и придание ему еще одного измерения, — пояснил «Известиям» депутат от пропрезидентской партии и глава Франко-итальянской группы дружбы в Национальном собрании Франции Кристоф Ди Помпео.

По его словам, договор прописывает такие вещи, как совместная поддержка технологических инноваций, создает двусторонний молодежный форум, экономический форум министров, расширяет культурные обмены. Кроме того, по словам депутата, он укрепит и базу для консультаций двух стран в иностранных и европейских делах в области обороны и безопасности.

Считается, что первым делом две страны дружно возьмутся за реформу Пакта стабильности и роста ЕС, который ограничивал дефицит бюджета каждой страны ЕС на уровне 3%, а госдолг — на уровне 60%. На фоне пандемии действие этих финансовых правил было приостановлено, но ввиду их скорого пересмотра Париж не раз призывал ЕС ослабить требования и адаптировать их к посткоронавирусным реалиям, в чем находил полную поддержку Рима. И как считают аналитики, сообща Франции и Италии будет куда проще бороться с оппозицией по этому вопросу таких финансовых консерваторов, как Австрия, Финляндия и Нидерланды.

Ничего личного, только бизнес

Как поэтично сообщили итальянскому информагентству ANSA в преддверии визита Макрона в Рим источники в Елисейском дворце, сейчас существует «расстановка планет в пользу франко-итальянского сотрудничества». Впрочем, момент для этого сложился удачный не столько с точки зрения астрономии, сколько исходя из текущей геополитики.

Отчасти стороны спешили с подписанием до ухода в январе будущего года со своего поста президента Маттареллы (пусть даже не он, а премьер Марио Драги играет в Италии главную роль). А также — успеть до того, как Эммануэль Макрон уйдет с головой в предвыборную гонку за переизбрание в апреле, что сильно ограничит его активность на европейской арене, как сейчас Германию, прощающуюся с эрой Ангелы Меркель и ожидающую формирования нового правительства.

Марио Драги

Марио Драги

Фото: Global Look Press/Filippo Attili/Us Palazzo Chigi

В связи с этим некоторые европейские аналитики предположили, что вновь обретенная дружба Парижа с Римом несколько ослабит ось Париж–Берлин. «Новая властная пара борется за лидерство в Европе, только на этот раз одна половина — не немка», — иронично написало как-то, в частности, издание Politico, анализируя сближение Франции с Италией.

— Что касается Германии, то мы никогда не играли в треугольники ревности в отношениях Франции с ее европейскими партнерами, — открестился от замыслов ослабить роль Берлина в ЕС Кристоф Ди Помпео.

Схожую мысль «Известиям» высказал и старший советник французского L'Institut Montaigne Доминик Муази.

— Да, Ангела Меркель оставляет власть, и в этот самый момент два сильных лидера — Италия и Франция, которые очень близки друг другу, хотят создать стабильные долгосрочные отношения. Но это не против Берлина, — сказал политолог. — Французы очень хорошо осознают тот факт, что франко-германский союз незаменим. Здесь есть совсем другой актор, роль которого стала решающей, — Великобритания.

До выхода из Евросоюза Британии Лондон, Париж и Берлин образовывали своего рода «глобальную тройку» внутри ЕС, и в некотором роде Квиринальский договор стал частью попытки создать новую «глобальную тройку» внутри ЕС, заместив Лондон Римом, резюмировал Доминик Муази.

При этом он заметил, что с подписанием договора двусторонние трения между бизнес-элитами Италии и Франции никуда не денутся.

Ангела Меркель
Фото: Global Look Press/John Macdougall/dpa

— Конкуренция, которая существует, сохранится. Не следует путать политическое сближение с крупными экономическими интересами и конкуренцией, — отметил Доминик Муази.

Одним из главных испытаний может стать возможная продажа итальянского производителя оружия, принадлежащего контролируемой государством оборонной группе Leonardo, совместному франко-германскому предприятию KMW+Nexter. Сторонники сделки уверяют, что это поможет обороноспособности Италии за счет сокращения затрат и станет видимым доказательством усиления европейского сотрудничества в оборонном секторе. Однако «Движение Пяти звезд», равно как и Демократическая партия Италии, выступает категорически против «продажи итальянских стратегических активов иностранным инвесторам», считая, что это ставит под угрозу рабочие места в Италии и помогает Франции избавиться от конкурента.

Между тем усиление Италии и повышение ее статуса в части принятия внешнеполитических решений внутри ЕС можно считать неплохой новостью и для Москвы.

— Италия остается наиболее дружественной России страной среди крупных членов ЕС. Она всегда выступала за диалог и за минимизацию санкций, была наиболее конструктивной, ориентированной на РФ. И она не рассматривает Москву в качестве угрозы для своей безопасности, Россия для Италии — это скорее партнер по вопросам Средиземноморья, Ближнего Востока, важный экономический партнер, рынок сбыта, а также и поставщик в том числе энергетической продукции, — пояснил «Известиям» замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований ВШЭ Дмитрий Суслов.

Так что с усилением Италии внутри ЕС усиление конфронтации в отношениях России и ЕС, может быть, немного замедлится, подытожил эксперт.

Читайте также