Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Живущие на Украине венгры рассказали о новой волне мобилизации
Мир
В Иерусалиме произошло новое нападение с оружием на людей
Мир
В Израиле 42 человека задержаны после теракта в Восточном Иерусалиме
Мир
Москва перефокусировла диалог по антитеррору с США на Азию и Африку
Мир
В ВВС Украины заявили о желании получить от Запада 24 истребителя
Мир
В США начались протесты из-за гибели избитого полицией афроамериканца
Новости компаний
В правительстве Москвы рассказали о разработке тестов на определение генетических заболеваний
Мир
МИД РФ заявил о проработке НАТО киберударов по Москве и Калининграду
Мир
Рим и Париж собираются отправить Украине ракеты для систем ПВО
Спорт
Теннисистка из РФ Корнеева победила в юниорском турнире Australian Open
Мир
Воздушная тревога объявлена в шести областях Украины
Мир
РФ и Турция приступили к обсуждению деликатных вопросов создания газового хаба
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обсудил со своим французским коллегой Эммануэлем Макроном возможность создания на Южном Кавказе «платформы шести». В нее планируют включить Азербайджан, Армению, Грузию, Россию, Турцию и Иран. Москва идею поддержала. Но другие возможные участники отреагировали по-разному. Подробности — в материале «Известий».

Сообразим на шестерых

«В настоящее время на Южном Кавказе предпринимаются позитивные шаги и наш брат Ильхам Алиев решительно хочет продолжить эти позитивные шаги. На этой встрече на первый план вышел вопрос о создании в регионе шестисторонней платформы. Россия, Азербайджан, Турция, Иран, Грузия и Армения, если все они согласятся, мы создадим здесь платформу для мира», — заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Он обсудил идею создания «платформы шести» на Южном Кавказе с французским коллегой Эммануэлем Макроном. Турецкий и азербайджанский лидеры выступают с этой инициативой для сотрудничества по Карабаху и вопросу разблокировки транспортных и экономических связей в регионе. С 1992 года переговоры по мирному урегулированию в Нагорном Карабахе ведутся в рамках Минской группы ОБСЕ с участием России, США и Франции.

Официальный представитель МИД России Мария Захарова поддержала идею создания формата «3+3»: с одной стороны — Азербайджан, Армения, Грузия, с другой — Иран, Россия и Турция. «Мы считаем, что настало время переводить эти планы в практическую плоскость. Развитие многостороннего регионального сотрудничества отвечает интересам всех предполагаемых участников данного формата. На наш взгляд, его запуск способствовал бы повышению доверия в межгосударственных отношениях, урегулированию имеющихся противоречий, раскрытию экономического и транспортного потенциала региона. Вопросов много, тем более они теперь имеют и новые вводные в виде ситуации с пандемией, которые расставила новые акценты. Поэтому формат может и должен предложить решения как старых проблем, так и новых вызовов», — заявила дипломат.

миротворцы
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Она также отметила, что в Баку и Ереване высоко оценивают роль российских миротворцев, и призвала Азербайджан и Армению поскорее запустить процесс делимитации границы с ее последующей демаркацией.

Глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров уже обсудил эту инициативу формата «3+3» с турецким и иранским коллегами Мевлютом Чавушоглу и Хосейном Амиром Абдоллахияном. По словам российского министра, у Тегерана позитивное отношение к этому предложению. В Москве надеются, что Грузия также «заинтересуется созданием такого механизма консультаций и согласования решений по развитию Закавказья». Между Россией и Грузией с 2008 года нет дипломатических отношений.

Вице-премьер и министр иностранных дел Грузии Давид Залкалиани заявил, что Тбилиси будет сложно участвовать в формате вместе с Россией, но при этом его страна в какой-то форме должна быть представлена в крупных геополитических проектах.

Здание Парламента Грузии в Тбилиси

Здание Парламента Грузии в Тбилиси

Фото: РИА Новости/Антон Подгайко

В самый разгар противостояния в Нагорном Карабахе Тбилиси старался демонстрировать нейтралитет. Страна приостановила военный транзит для обеих сторон конфликта как по суше, так и по воздуху. Для Грузии важно сохранить добрососедские связи с Азербайджаном и Арменией, а также свою роль в качестве регионального хаба. Тбилиси беспокоит усиление роли России в регионе и возможность открытия новых транспортных коридоров. Речь идет о дорогах в обход в Грузии. Одна трасса должна пройти через Армению и связать Азербайджан с его эксклавом Нахичеванью, вторая — по азербайджанской территории связать Армению с Россией.

Разные претензии

В середине октября министры иностранных дел Азербайджана и Армении провели трехстороннюю встречу с Сергеем Лавровым. Они дали понять, что не совсем довольны реализацией пунктов соглашения от 9 ноября 2020 года. Впрочем, стороны вкладывают в это разный смысл. Армения заинтересована в немедленном возвращении всех удерживаемых лиц, остающихся в Баку, и обязательном продлении российской миротворческой миссии на следующие пять лет.

Азербайджан настаивает на начале переговоров по делимитации границ и важности выполнения соглашений по открытию всех транспортных коммуникаций в регионе. В Баку также поднимают вопрос о картах минных полей Карабаха, которые Ереван так и не передал в полном объеме и с необходимой точностью. Помимо этого, периодически обе стороны сообщают о нарушении режима полного прекращения огня.

Армянские опасения

Запустить шестисторонний формат Эрдоган предложил вскоре после того, как в ночь на 10 ноября 2020 года Армения и Азербайджан при посредничестве России подписали соглашение о перемирии. Стороны договорились прекратить боевые действия, оставаясь на занятых позициях и договариваясь об обмене пленными. Москва отправила в Карабах своих миротворцев. Ереван пообещал вернуть Баку Кельбаджарский, Лачинский и Агдамский районы.

Российско-турецкий мониторинговый центр

Российско-турецкий мониторинговый центр

Фото: ТАСС/Гавриил Григоров

Турция тоже участвовала в процессе урегулирования конфликта, но в миротворческую миссию не входит. Ее участие ограничено работой в российско-турецком мониторинговом центре на территории Азербайджана. В зону бывшего конфликта представители Анкары не выезжают.

«Армения хочет открытия границ, мирных добрососедских отношений. В том числе с Турцией. Но Анкара играла агрессивную и дестабилизирующую роль в регионе, поэтому для налаживания отношений Турция должна завоевать доверие Армении. В Ереване негативно воспринимают враждебные заявления Эрдогана и Алиева. Армяне боятся, что азербайджанский и турецкий лидеры не остановятся на достигнутом и захотят получить то, что не получили после войны», — отметила в разговоре с «Известиями» армянский политолог Армине Манукян.

После подписания трехстороннего соглашения в Армении начался внутриполитический кризис. «Не уверена, что армяне, понесшие такие потери в этой войне, поймут это шестистороннее региональное сотрудничество. Хотя некоторые политики призывают помириться и с Турцией, и с Азербайджаном, призывают начать диалог», — отметила специалист.

И нашим, и вашим

Определенный баланс в работе этой платформы, помимо России, создает Иран — единственная страна, граничащая одновременно с Арменией, Азербайджаном и Нагорным Карабахом. Исламская Республика с начала 1990-х выступает за политическое урегулирование карабахского конфликта. Позиция Тегерана неоднозначна: он выступает против перекраивания официальных азербайджанских границ, но при этом призывает учитывать интересы армян.

граничная вышка на территории Ирана. Вид с Джебраильского района Азербайджана

Пограничная вышка на территории Ирана. Вид с Джебраильского района Азербайджана

Фото: РИА Новости/Алексей Куденко

Иранским властям не нравится тесное взаимодействие Азербайджана с Израилем и Турцией, а дружбу Баку с Вашингтоном в Тегеране и вовсе считают потенциальной угрозой своей национальной безопасности. При этом на севере страны проживают 30 млн этнических азербайджанцев.

В свою очередь, около 200 тыс. армян интегрированы в иранское общество, многие из их числа занимают важные государственные посты. Через влиятельные армянские диаспоры Тегеран может лоббировать контакты с Западом, поэтому он очень заинтересован в тесном сотрудничестве с Ереваном. Хотя рычагов влияния на ситуацию в регионе Южного Кавказа у Ирана гораздо меньше, чем у России или Турции.

Анкара хочет продемонстрировать себя в качестве ключевого актора в решении конфликтов в сопредельных с ней странах, отмечает в беседе с «Известиями» старший научный сотрудник ИМЭМО РАН им. Е. М. Примакова, доцент Дипломатической академии МИД России Владимир Аватков. «Для этого [Турция] пытается сформировать новые форматы, которые учитывали бы изменения баланса сил и повышение ее роли и в системе международных отношений, и в региональных системах безопасности. Анкара хочет показать себя ключевым миротворцем, особенно на Южном Кавказе. Но она не может быть посредником, потому что четко заявляет, что выступает на стороне одной конкретной страны. В отличие от России, которая всегда была над конфликтами и могла быть полезной обеим сторонам различных региональных конфликтов, в том числе на Южном Кавказе. Москва не пытается продвинуть себя, она пытается обеспечить отсутствие военных конфликтов на Южном Кавказе. Мир, стабильность и безопасность здесь ключевые понятия с точки зрения интересов России», — считает тюрколог.

Читайте также
Реклама