Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Если не превзойдем порог коллективного иммунитета в 80%, ожидать чуда не приходится»
2021-10-29 14:42:46">
2021-10-29 14:42:46
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Почему переболевшим COVID-19 и столкнувшимся с постковидом не надо идти к терапевту, насколько заразнее новый штамм коронавируса, обнаруженный в Москве, и кто дает разрешение на участие своих детей в клинических испытаниях вакцины? Об этом в интервью «Известиям» на полях XIV Евразийского экономического форума в Вероне рассказал замруководителя по научной работе ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Александр Горелов. По словам эпидемиолога, к нормальной жизни мы сможем вернуться, когда вакцинируются 80% взрослых. А дальнейшее ужесточение ограничительных мер возможно, если коэффициент распространения превысит единицу.

«Давайте развеем миф»

— Александр Васильевич, Россия сейчас «ушла на каникулы», очень многие наши граждане отправились на отдых. Что Роспотребнадзор ждет после их возвращения, будет ли всплеск заболеваемости?

— Вы знаете, те мероприятия, которые предпринимает оперативный штаб по предотвращению распространения коронавирусной инфекции, каникулами называть абсолютно неверно. Это вынужденная мера, которая позволит сделать главное — разорвать цепочку передачи инфекции. Потому что мир ничего более эффективного, чем карантин, в прямом смысле этого слова не знает.

И поэтому мы говорим о том, что поездки по стране не совсем желательны. Не должно быть общих застолий, общих праздников. Мы говорим о том, что нужно больше находиться на свежем воздухе, дышать, заниматься укреплением собственного здоровья. Выспаться, наконец.

— Тем более что даже привитые и переболевшие могут быть носителями вируса.

— Это абсолютно четкий тезис. Любой человек — привившийся, непривившийся — восприимчив в разной степени к коронавирусной инфекции. И понятно, что у вакцинированных людей иммунитет через шесть месяцев начинает снижаться, возникает риск повторного заболевания. В этой ситуации он, бесспорно, продолжает выделять вирусы.

Александр Горелов

Александр Горелов

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

Но давайте развеем миф. Некоторые люди думают, что с введением вакцины вирус попадает в организм, и поэтому вакцинированный становится источником инфекции для окружающих. К сожалению, миф этот укоренился. Но я с уверенностью могу сказать, что ни одна вакцина в мире живого вируса не содержит.

— Какие штаммы коронавируса наиболее распространены в России?

— Мы очень четко следим за циркуляцией геновариантов. Вы знаете, что в России действует всероссийская программа ВГАРУС, куда загружают все циркулирующие геноварианты коронавируса. В зависимости от эпидситуации в стране принимаются разные меры.

Если мы помним первые длительные каникулы, локдаун, это было связано с уханьским штаммом, когда инкубационный период был 10–14 дней. Применительно к «Дельте» инкубационный период укоротился, вирус более заразен. Если при уханьском варианте один человек способен заразить максимум двух до момента проявления болезни, то в настоящий момент мы говорим о том, что «Дельта» способна заразить шесть-семь человек. А буквально на днях, 21 октября, зафиксирована четвертая линия «Дельты». Вирус постоянно изменяется, появилась родственная линия, которая, как считают, будет на 15% более заразна, чем циркулирующая «Дельта». И, к несчастью, в Москве и Подмосковье зарегистрировано уже три случая с 21 октября. Новая разновидность уже появилась в нашей стране.

«Надо идти к узкому специалисту»

— Сейчас всё чаще говорят о том, что только лишь вакцины недостаточно. Нужно разрабатывать лекарство для лечения коронавируса, поскольку очень много тяжелых больных. И их надо лечить.

— На самом деле абсолютных лекарств или волшебной пилюли нет. И действительно, самая эффективная мера лечения инфекционного заболевания — это наличие противовирусных препаратов, которые целенаправленно действуют на этот вирус. Так называемая этиотропная, или специфическая, противовирусная терапия. Именно с появлением этих препаратов появится возможность управлять инфекционным процессом.

В настоящий момент применяются только противовирусные препараты, и поэтому нередко, в 20% случаев, развивается цитокиновый шторм и процесс становится неуправляемым. Пациент попадает в отделение реанимации и интенсивной терапии. Да, с появлением специфических противовирусных препаратов мы могли бы сказать, что достигли своей цели.

Классический пример — грипп, когда есть вакцина и уже появился в этом году новейший противогриппозный препарат. Наличие противовирусной терапии и наличие эффективных вакцин решает проблемы гриппа на настоящий момент.

— Понятно, что сейчас врачи тушат пожар, спасая заболевших коронавирусом. Но есть еще определенные последствия, всевозможные постковидные осложнения. И переболевшим нужна реабилитация. Но ее практически нет. Что делать тем, у кого после перенесенного COVID-19 возникли проблемы?

На самом деле всё разработано. Проведены очень обширные популяционные исследования, которые показали, что постковид отмечается практически у 50% взрослых и от 10 до 30% детей. И поэтому необходимость реабилитации, бесспорно, назрела.

антивирусные препараты
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Сергей Коньков

Постковид характеризуется наличием нескольких симптомов. Потому что С-рецептор располагается в различных органах и системах. Поэтому мы говорим о том, что реабилитироваться нужно по тому, что вызывает в настоящий момент максимальное беспокойство. Если на первый план выходит дыхательная недостаточность, сохраняется одышка — это одна программа реабилитации. Если у вас бессонница, слабость, раздражительность и даже потеря волос — это другая реабилитационная программа. Мы знаем, что к постковиду относятся и инсульты. Это третья программа реабилитации.

Единственное, с чем я могу согласиться, — хотелось бы, чтобы программы были общедоступны.

Москва приняла решение о создании стационарного реабилитационного центра. Но ситуация меняется. В настоящий момент очень важным критерием введения ограничительных мероприятий стало число свободных коек. А в той ситуации, когда отмечается рост, мы перепрофилируем соматические койки.

— То есть стационара для реабилитации пока нет?

— Да, но у нас есть кабинеты здорового образа жизни. А вообще, надо идти к узкому специалисту. Не к терапевту, не к семейному врачу, не к врачу общей практики, а идти к тому специалисту, жалобы к которому, на ваш взгляд, у вас преобладают. Именно тогда, при специализированном подходе, можно получить лучший результат восстановления. Но процесс долгий.

«Закон об иммунопрофилактике никто не отменял»

— При каких цифрах может быть продлен локдаун в Москве?

Цифра одна — это коэффициент распространения. Если он больше единицы, то мы вступаем в достаточно напряженный период. И второй очень важный критерий — это наличие свободных коек. Поэтому распространение может увеличиваться, но число свободных коек — оно регламентируется. Также важным критерием считается не просто число свободных коек, а наличие ИВЛ.

Ограничительные мероприятия ввели на неделю. Скоро мы поймем, насколько эффективными оказались эти мероприятия. Но альтернативы вакцинации нет. Если мы с вами не превзойдем порог коллективного иммунитета в 80%, ожидать чуда не приходится.

— Мы сейчас с вами находимся на севере Италии. Когда начиналась пандемия, здесь была катастрофическая ситуация с заболеваемостью и со смертностью. Но стране как-то удалось справиться с ситуацией. У нас такой высокой смертности в тот момент не было, но сейчас очень тяжелая ситуация. Чем это объясняется?

Смертность напрямую коррелирует с числом вакцинированных. Италия, страна, которая не производит вакцину, сделала это. Они вакцинировали значительную часть населения, достигли коллективного иммунитета, который им позволяет более или менее дышать свободно. Давайте посмотрим банально за статистикой по умершим в странах, которые перешагнули 80% вакцинированных, и в странах, которые не перешагнули, будем сравнивать нашу страну. И поэтому при одинаковых цифрах заболеваемости у нас умирает не менее тысячи в день последнее время, а у них умирает одна-две сотни. То есть это еще один пример того, что вакцинация достаточно эффективна и действенна.

— Как вы считаете, будет ли в России введена обязательная вакцинация для детей?

Я абсолютно уверен, что обязательной вакцинации для детей не будет в нашей стране. Потому что мы живем в правовом государстве, где действует закон об иммунопрофилактике, его никто не отменял. В нем четко прописано: вакцинация детей проводится исключительно с согласия родителей или опекунов. Поэтому принять какие-либо меры, даже при согласии ребенка, при несогласии родителей невозможно.

Фото: Global Look Press/CHROMORANGE/Bilderbox

— Возможно, Роспотребнадзор проводил какие-то опросы — какой процент родителей, по Москве или по стране, готов привить своего ребенка от коронавируса?

— Опросы такие не проводились, но то, что первая-вторая фазы испытания вакцины у детей, подростков 14–18 лет, завершена, подтверждает: интерес к вакцинации детей есть. Напомню, участие в этих фазах было абсолютно добровольным.

— Кто участвовал в испытаниях? Кто эти дети, кто их родители? Как их отбирали?

— Обычно делается объявление в средствах массовой информации. Были московские дети, которых привели родители. Никогда исследования не проводятся на военнослужащих и на детях, которые находятся в домах ребенка. Это запрещено.

Чаще всего в исследованиях участвовали дети, родители которых серьезно перенесли коронавирусную инфекцию, с последствиями. Роль сыграл психологический фактор: вот я через это прошел и не хотел бы, чтобы мой ребенок испытал то же самое.

— Когда, по прикидкам Роспотребнадзора, у детей появится шанс вернуться к полноценной очной учебе?

Когда родители привьются, 80% и больше.

Читайте также