Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
В ХМАО опровергли составление протокола о дискредитации ВС на экс-губернатора Комарову
Политика
Матыцин назначен внештатным советником Мишустина по вопросам спорта
Мир
Постпредство РФ указало на игнорирование ЕС норм ВТО при введении санкций
Общество
Путин назвал сплоченность народа залогом всех побед
Политика
Мишустин заявил о почти стопроцентной реализации каждой шестой из 50 госпрограмм
Экономика
Семейная налоговая выплата коснется 4 млн семей в России
Экономика
Правительство одобрило инициативу Минфина по совершенствованию налоговой системы
Происшествия
Дебошир попытался открыть дверь самолета во время полета из Еревана в Москву
Экономика
Минсельхоз распределил дополнительные квоты на вывоз зерновых из России
Авто
Росгвардии и ФСБ могут разрешить ездить бесплатно по платным дорогам
Мир
Белоусов назвал партнерство РФ и Казахстана фактором стабильности в регионе
Авто
Минтранс готовит предложения по видеофиксации нарушений СИМ
Культура
Bloomberg сообщило о планах группы Queen продать права на песни за $1 млрд
Экономика
В Госдуме рассказали о влиянии повышения МРОТ на зарплату
Общество
Семья Анастасии Заворотнюк уточнила место и время прощания с актрисой
Общество
Суд в Москве проведет беседу по делу о разводе певицы Алсу 6 июня
Мир
В ФРГ подростки подожгли и выбросили экземпляр дневника Анны Франк
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вице-премьер Андрей Белоусов назвал цену, в которую обойдется стране переход к «зеленой энергетике», — 90 трлн рублей. Необходимые средства планируется брать не из бюджета, а у крупных корпораций. Подробности плана выясняли «Известия», опросив экспертов.

Возможна коррекция

Если говорить о сроках до 2050 года, то любой прогноз потребует корректировки, но если ориентироваться на 3% от ВВП 2020 года, или 3,2 трлн в год, то названная сумма расходов выглядит вполне реалистично, отметил в беседе с «Известиями» Артем Тузов, исполнительный директор департамента рынка капиталов ИК «Универ Капитал».

По его словам, инвестиции в углеродно-нейтральную экономику в первую очередь означают модернизацию тепловых и электростанций, для возможности работать не на угле и мазуте, а на газе и водороде. «После того как вырабатываемая электроэнергия будет «зеленой», можно будет развивать электротранспорт и транспорт на газе и водороде как альтернативу дизельному и бензиновому. Этот план в итоге будет близок к тому, что делают в ЕС, потому что экономическим двигателем этих новаций является углеродный налог, который планируют ввести в ЕС», — напомнил аналитик.

Сахалинская ГРЭС-2 в селе Ильинское Томаринского района
Фото: РИА Новости/Сергей Красноухов

«Зеленая энергетика» — это новая модель мирового рынка энергоресурсов, отметила управляющий партнер аналитического агентства WMT Consult Екатерина Косарева.

«Энергопереход будет стоить России не только крупных сумм из бюджетов корпораций, но и значительной перестройки всей системы топливно-энергетического комплекса», — считает Екатерина Косарева.

Каких отраслей коснется

«Пока конкретики по отраслям нет. Но если исходить из инициатив ЕС по декарбонизации, наибольшие инвестиции потребуются в электроэнергетике и металлургии», — говорит Артем Тузов.

Декарбонизация в России планируется в значительной степени за счет увеличения поглощения в лесном хозяйстве, сельском хозяйстве и землепользовании, на которые придется около трети сокращения выбросов к 2050 году, подчеркнул главный экономист Vygon Consulting Сергей Ежов.

«Чтобы такой подход получил признание международных организаций, необходима большая многолетняя работа, в частности исследования на карбоновых полигонах. России еще только предстоит научно доказать и убедить мировое сообщество в том, что ее действия в области лесного хозяйства действительно будут иметь такое влияние на углеродный баланс. В международной повестке под декарбонизацией сейчас чаще всего понимают задачу достижения нулевых антропогенных выбросов парниковых газов, и те выбросы, которые снизить невозможно, должны быть компенсированы улавливанием и закачкой СО2, а не ростом поглощения лесами», — рассказал эксперт.

труба тэц
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

По словам Сергея Ежова, если для России рассчитывать затраты на декарбонизацию без учета лесов, то средств понадобится гораздо больше. «Достаточно заметить, что затраты на снижение выбросов на 1 т СО2 за счет перевода энергетики на возобновляемые источники в 15–20 раз выше по сравнению с мерами в области лесного хозяйства. Россия только недавно поставила цель достижения декарбонизации, и важно наиболее полно использовать естественные преимущества России, к которым относятся леса и подземные резервуары для захоронения СО2. Следующим шагом должно стать создание экономических стимулов для декарбонизации, поскольку без этого цель не будет достигнута», — резюмировал эксперт.

На чьи деньги

«Денежные средства будут выделяться не из федерального бюджета, а из бюджета корпораций, что означает соответствующее повышение их себестоимости», — заявил «Известиям» Артем Тузов.

Министр энергетики Николай Шульгинов подчеркнул: доля АЭС в энергобалансе к 2050 году должна вырасти до 24–25%, что предполагает увеличение на 4–5% от текущих уровней, а с учетом прогнозных темпов роста ВВП на 3% ежегодно (оптимистичный сценарий Минэнерго) получается, что мощность АЭС в таких условиях должна быть увеличена с текущих 30,54 ГВт до 85 ГВт к 2050 году, подсчитал Александр Ковалев, аналитик ФГ «Финам».

По подсчетам аналитика, совокупные инвестиции только в «мирный атом» при таком раскладе могут составить 10–15 трлн рублей.

Министр энергетики Николай Шульгинов

Министр энергетики Николай Шульгинов

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

«Инвестиции в водородную энергетику оценивать очень тяжело, поскольку российская экономика находится на начальных этапах развития отрасли. Это относится в том числе и к инфраструктуре: действующие газопроводы хоть и могут быть использованы для перекачки водорода, но потребуют серьезной доработки, поскольку технические параметры водорода и природного газа заметно различаются. В связи с данным фактом именно эта отрасль и потребует наибольших инвестиций, которые могут составить от 30 до 40 трлн рублей на описываемом временном горизонте», — рассказал Александр Ковалев.

«При этом в случае вероятных проблем с экспортом топлива за границу объем инвестиций может значительно вырасти. Правительство в концепции развития водородной отрасли делает очень сильный упор на паровую конверсию, не уточняя источника электроэнергии, который будет питать данный процесс. Мы отмечаем, что, во-первых, паровая конверсия сама по себе не является самым экологичным методом производства водорода, а во-вторых, голубое топливо может быть неинтересно потенциальным партнерам и наверняка попадет под действие углеродного налога в ЕС и США, что окажет неблагоприятное воздействие на ценовую конкурентоспособность российского экспорта», — отметил эксперт.

Энергокризис

Стремление ЕС к энергопереходу и декарбонизации привело к текущему энергетическому кризису, считает Артем Тузов.

«Когда генерацию на угле и мазуте сделали невыгодной и частично закрыли, а ВИЭ на ветре и солнце не справились с задачей гарантированной бесперебойной подачи энергии, резко выросли спрос на газ и его цена, что привело к тому, что и угольная генерация, после уплаты всех штрафов, стала выгоднее газа», — пояснил эксперт.

Ветрогенераторы Адыгейской ВЭС
Фото: РИА Новости/Виталий Тимкив

Такие игры, возможно, допустимы в ЕС, с более теплым климатом, но в России энергообеспеченность является вопросом выживания, добавил Артем Тузов. «Поэтому переход к углеродно-нейтральной экономике не должен быть на первом месте в приоритетах правительства, но мировой политический консенсус в вопросе «зеленого перехода» неизбежно толкает РФ к участию в нем», — резюмировал он.

Прямой эфир