Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Растрата доверия: почему ЕС не готов принять Западные Балканы
2021-10-06 18:29:31">
2021-10-06 18:29:31
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В ближайшие годы Евросоюз не примет в свои ряды государства Западных Балкан, считают опрошенные «Известиями» европейские политики и эксперты. По их словам, интеграции мешают медленные реформы в этих странах и блокировка переговоров со стороны нескольких членов ЕС. 6 октября на саммите «Евросоюз – Западные Балканы» Брюссель пообещал региону €30 млрд экономической помощи, но сроки их вступления так и не назвал. Впрочем, кандидатов эта неопределенность не расстроила — о том, что членство в ЕС произойдет не скоро, там знают давно, а потому итог нынешнего саммита их вполне удовлетворил.

Без четких сроков

6 октября в словенском городе Брдо при Кранью прошел очередной саммит «Евросоюз – Западные Балканы». Главная цель этой встречи — вновь подтвердить европейский вектор балканских стран.

Ключевым итогом встречи стало заявление Брюсселя о том, что ЕС предоставит региону финансовые гарантии, которые помогут привлечь туда до €30 млрд инвестиций — «в первую очередь в «зеленые» и цифровые проекты». «Еврокомиссия будет делать всё, чтобы ускорить интеграцию Западных Балкан, которые должны быть внутри ЕС, наша цель — расширение Евросоюза», — подчеркнула на пресс-конференции глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен.

При этом конкретных сроков Брюссель не назвал — в итоговой декларации речь шла об экономической интеграции, борьбе с миграцией и преступностью, а также о том, что Западные Балканы должны синхронизировать с Евросоюзом внешнюю политику.

Лидеры Европейского союза на саммите «Евросоюз — Западные Балканы»

Лидеры Европейского союза на саммите «Евросоюз – Западные Балканы»

Фото: ТАСС/AP Photo/Petr David Josek

Такой исход переговорщиков не расстроил: как заявили «Известиям» в МИД Сербии, от саммита Белград ждал «дальнейшего углубления отношений, включая развитие инфраструктурных связей и экономическое сотрудничество», а также подтверждения европейскими лидерами «четкой и надежной перспективы» членства в Евросоюзе. Эти ожидания Брюссель оправдал.

В регион Западные Балканы входит шесть стран и территорий: Албания, Босния и Герцеговина (БиГ), частично признанная Республика Косово, Северная Македония, Сербия и Черногория. Все они, по оценке Брюсселя, могут стать частью Евросоюза. Эта мысль впервые прозвучала в 2003 году на саммите в греческом городе Салоники. С тех пор прошло 18 лет, а членом ЕС ни одна из этих стран так и не стала.

За это время рожденный в 2003 году ребенок стал полноценным взрослым, однако государства региона всё еще находятся в подвешенном состоянии, — сказали «Известиям» в МИД Сербии. — Ответственность за это лежит как на странах региона, так и на ЕС. Мы упустили множество возможностей ускорить реформы. При этом мы не можем закрывать глаза на то, что в самом Евросоюзе есть сильное противление дальнейшему расширению. Именно поэтому не нам называть сроки, когда вступление в ЕС будет возможно. Наш план — воплощать необходимые для этого реформы, хотя очевидно, что Сербия соответствует европейским критериям лучше многих стран Евросоюза на момент их вступления.

Предполагалось, что все шесть стран войдут в ЕС к 2025 году, но уже сейчас понятно, что в столь сжатый срок этого не случится.

беженцы
Фото: ТАСС/EP/TOLGA BOZOGLU

— Евросоюз уже какое-то время сталкивается со своими проблемами, и сейчас нам важно их решить, углубляя интеграцию. При этом я уверена, что это можно делать параллельно с переговорами о приеме новых членов, — сказала «Известиям» замглавы делегации Европарламента по отношениям с Северной Македонией (D-MK), словенский депутат Ирена Йовева. — Не стоит называть конкретную дату вступления — в первую очередь, чтобы избежать ложных обещаний в условиях, когда политические обстоятельства быстро меняются. Установленный срок не может гарантировать присоединения, если демократическая обстановка в той или иной стране-кандидате ухудшится.

Обещать — не значит одобрить

Среди препятствий на пути евроинтеграции политик назвала несколько факторов: медленные реформы, евроскептицизм, использование двусторонних противоречий, для того чтобы заблокировать этот процесс, а также авторитарные тенденции и коррупция в некоторых странах-кандидатах. По ее словам, принять сразу все шесть государств ЕС не сможет — такого расширения, как в 2004 году, когда союз пополнился 10 членами, не будет.

По мнению другого вице-председателя делегации, германского политика Марион Вальцман, процесс будет идти в следующем порядке: сначала Сербия и Черногория, с которыми уже идут переговоры; затем Албания и Северная Македония, с которыми такой диалог вот-вот начнется. «Косово и БиГ, к сожалению, идут немного позади, <…> но я уверена, что процесс внутренних реформ подтолкнет ЕС к тому, чтобы ускорить интеграцию», — подчеркнула в беседе с «Известиями» депутат.

Всё зависит от того, как кандидаты проводят реформы. Еще несколько лет назад БиГ показывала большие успехи на этом пути, но потом практически полностью заблокировала процесс. Теоретически хорошо дела обстоят у Черногории. Но в целом у всех стран есть нерешенные проблемы, — отметила Ирена Йовева. — С другой стороны, ЕС также не сдержал обещание, которое он дал Северной Македонии — эта страна сделала многое вплоть до смены названия, но из-за двустороннего спора с Болгарией переговоры так и не были запущены. Поэтому нам также надо проявлять строгость по отношению к своим членам, не позволяя им блокировать процесс.

ес
Фото: REUTERS/Ognen Teofilovski

У Софии к Скопье есть исторические претензии: болгарские власти считают, что жители Северной Македонии — это на самом деле болгары, которые говорят на болгарском языке и которым во времена Югославии просто навязали македонскую идентичность. София требует от Скопье «порвать с идеологическим наследием коммунистической Югославии» и внести некоторые исторические коррективы — например, перестать называть болгарское вторжение во Вторую мировую «фашистской оккупацией».

Болгария, к слову, не единственная страна, которая блокировала переговоры с балканскими странами. До нее это делали Нидерланды и Франция — они опасаются повторения 2007 года, когда поспешное вступление Болгарии и Румынии спровоцировало неконтролируемый приток мигрантов из Восточной Европы в ее западную часть.

По оценке опрошенных «Известиями» европейских политиков, из-за такого подхода Евросоюз постепенно утрачивает авторитет в регионе.

Из-за блокировки со стороны стран-членов и нерешительности некоторых правительств Европа постепенно теряет доверие. Очевидно, что у государств Западных Балкан впереди длинный путь реформ, но я хотел бы, чтобы они шли по нему с Евросоюзом, не разворачиваясь в сторону России или Китая, — сказал «Известиям» глава делегации D-MK в ЕП, австрийский политик Андреас Шидер. — Надо признавать прогресс в этом направлении. Уже давно наступил момент начать переговоры с Албанией и Северной Македонией.

Премьер-министр Словении Янез Янса приветствует президента Сербии Александра Вучича перед саммитом ЕС-Западные Балканы

Премьер-министр Словении Янез Янса приветствует президента Сербии Александра Вучича перед саммитом «ЕС – Западные Балканы»

Фото: REUTERS

То, что Евросоюз не готов принять Западные Балканы, понимают и сами претенденты. Как заявил накануне саммита президент Сербии Александр Вучич, для европейских лидеров это непопулярная тема и в рядах ЕС «всегда будут сильные страны, которые не хотят об этом слышать». У Белграда «нет иллюзий по поводу вступления в ЕС», «но для нас важно быть на европейском пути», сказал сербский президент, подчеркнув: граждане его страны хотят быть частью Евросоюза.

Интерес к Балканам

При этом, по словам Александра Вучича, Белград «не хочет портить отношения ни с Российской Федерацией, ни с Китаем». Обе страны экономически важны для Сербии: РФ поставляет ей газ, а с КНР сербы «создали две крупнейшие компании-экспортера». Таким образом, сербский курс означает вступление в ЕС, дружбу с Москвой и Пекином и развитие контактов с Вашингтоном.

У остальных же пяти стран есть лишь один внешнеполитический вектор: Албания, Северная Македония и Черногория входят в Североатлантический альянс, туда же стремится частично признанное Косово. С БиГ всё сложнее. Она состоит из двух энтитетов — Республики Сербской и Федерации Босния и Герцеговина — с абсолютно противоположными взглядами: в то время как Республика выстраивает близкие отношения с Россией и противится НАТО, Федерация настаивает на вступлении в организацию (и перевес, похоже, на ее стороне — у БиГ уже есть План действий по членству в альянсе).

Россия заявляет, что ничего против евроинтеграции не имеет — с ее точки зрения, главная проблема — это вовлечение новых стран в НАТО. Однако в экспертном сообществе полагают, что это не совсем так.

Опыт последних 30 лет показывает, что членства в Евросоюзе без вступления в НАТО не бывает. Конечно, Россия не заинтересована в евроинтеграции балканского полуострова, и она должна говорить об этом честно, — сказал «Известиям» основатель и главный редактор проекта «Балканист» Олег Бондаренко. — С другой стороны, та же Сербия находится в центре Европы, окружена со всех сторон членами НАТО и ЕС. И что ей говорить — что она против вступления в Евросоюз? В конце концов, ЕС в глазах сербских граждан это прежде всего высокий уровень жизни.

белград
Фото: ТАСС/EPA/ANDREJ CUKIC

По мнению эксперта, все декларации на этот счет надо воспринимать в контексте политической реальности. А она такова, что в Евросоюз Сербия не войдет, а Брюссель не сможет высказаться против интеграции Западных Балкан, потому что это означало бы признание собственного политического бессилия, подытожил Олег Бондаренко.

Пока в Москве исходят из того, что в ближайшие годы вступления Западных Балкан в ЕС не случится. Как сказал в интервью «Известиям» в июле 2019 года постпред России при Евросоюзе Владимир Чижов, разговоры об их приеме продолжаются «по инерции». «Сейчас, конечно, не 2003 год, ситуация изменилась. Enlargement fatigue, или усталость от расширения, овладела массами достаточно глубоко», — подчеркнул тогда дипломат.

Читайте также